герб

ГОСТы

флаг

Методические рекомендации Методические рекомендации по экологическому мониторингу недвижимых объектов культурного наследия

Министерство культуры Российской Федерации

Российская Академия наук

Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. ЛИхачева

Методические рекомендации
по экологическому мониторингу

недвижимых объектов

культурного наследия

Москва

2001

Настоящее издание осуществлено при поддержке Российского представительства Института Устойчивых Сообществ и Агентства США по Международному Развитию.

Содержащиеся в нем мнения не обязательно являются отражением точки зрения Института Устойчивых Сообществ или AMP США. Более того, упоминание названий фирм или коммерческих продуктов не означает их поддержки или рекомендации к их использованию.

В настоящем издании предпринята попытка дать представление об экологическом мониторинге недвижимых объектов культурного наследия. Читателю предлагается соответствующее методическое руководство, предназначенное для использования в регионах страны.

В специальной части издания содержатся частные рекомендации по ведению экологического мониторинга наследия ведущих специалистов из центральных учреждений страны, связанных с. охраной памятников, а также специалистов из регионов.

В приложении предлагается серия разделов, посвященных экологическому мониторингу культурного наследия, из региональных государственных докладов о состоянии среды в субъектах федерации.

Редакционная коллегия: Ю.А. Ведении, С.В. Кулинская, Ю.Л. Мазуров,

А.А. Пакина, О.Е. Штеле, II.М. Шульгин

Редактор-составитель: Ю.Л. Мазуров

Российский НИИ культурного и природного наследия, 2001

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Общее руководство по экологическому мониторингу недвижимых объектов культурного наследия

1. Основные понятия и термины

2. Цель и задачи экологического мониторинга культурного наследия

3. Объекты экологического мониторинга культурного наследия

4. Факторы экологического риска

5. Приоритетные контролируемые параметры экологического состояния памятников

6. Методы наблюдений и оценки состояния культурного наследия

7. Организация наблюдений за состоянием наследия

8. Учет и представление результатов наблюдений

ПРИЛОЖЕНИЯ к Общему руководству Состояние объектов археологического наследия (памятники археологии) региона

ИНЖЕНЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ И ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ДЕФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НЕДВИЖИМЫХ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ И ИСТОРИИ

СОЗДАНИЕ ИСТОРИКО-ЛАНДШАФТНЫХ КОМПЛЕКСОВ - ПУТЬ К КОМПЛЕКСНОЙ ОХРАНЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И ПРИРОДЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ИСТОРИКО-ЛАНДШАФТНЫХ КОМПЛЕКСАХ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

I . Общие положения

II. Цели объявления природных территорий с находящимися на них памятниками истории и культуры историко-ландшафтными комплексами

III . Порядок признания территорий, занятых историко-ландшафтными комплексами, особо охраняемыми природными территориями

IV. Режим особой охраны историко-ландшафтных комплексов

V. Организация охраны историко-ландшафтных комплексов

VI. Ответственность за нарушение режима историко-ландшафтных комплексов

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ И ДЕНДРОЛОГИЧЕСКИХ ПАРКОВ

Ботанические сады и дендрологические парки как объекты экологического мониторинга

Основные проблемные ситуации

Социально-экологические последствия

Заключение

ГРАДООХРАНИТЕЛЬНЫЙ МОНИТОРИНГ И ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ

Памятники истории и культуры как объекты градостроительной деятельности

Обследование памятников истории и культуры в ходе градоохранительного мониторинга

Практические рекомендации

ПРИЧИНЫ РАЗРУШЕНИЯ КАМЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ

Введение

Действие антропогенных факторов

Заключение

Литература

ПРОБЛЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ И МОНИТОРИНГА ОБЪЕКТОВ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

Литература

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОТДЕЛА ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ПРИРОДНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ СИБИРИ В 1877 - 1919 гг.

Литература

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ И ПРОБЛЕМЫ ИХ СОХРАНЕНИЯ

Литература

ОРГАНИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА: СИСТЕМА УРОВНЕЙ И РЕЖИМОВ НАБЛЮДЕНИЯ

Введение

Уровни и режимы организации мониторинга наследия

Режим общего контроля

Режимные наблюдения

Специальные и комплексные обследования

Практические рекомендации

Литература

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ И ПАМЯТНИКИ АРХЕОЛОГИИ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Памятники археологии как объект экологического мониторинга

Археологическое наследие Вологодской области: некоторые результаты, проблемы исследования и охраны

Данные археологического мониторинга на территории Вологодской области

Возможные подходы к классификации АП и типов их размещения в связи с воздействием экологически неблагоприятных факторов

Модель экологического мониторинга памятников археологии

Методические рекомендации по организации археологического мониторинга на территории Вологодской области

Заключение

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФЕДЕРАЛЬНОГО НАУЧНО МЕТОДИЧЕСКОГО СОВЕТА ПО СОХРАНЕНИЮ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ1

Юридические основы деятельности ФНМС

Структура ФНМС

Принципы деятельности ФНМС и его возможности

География объектов и проектов, рассмотренных ФНМС

Наиболее значимые проекты и программы, рассмотренные ФНМС

Координация работы секций

Опыт создания рабочих групп

Инициативы секций и совершенствование методики охраны наследия

Публикационная деятельность

Перспективы деятельности ФНМС

О СОСТОЯНИИ ОСНОВАНИЙ ФУНДАМЕНТОВ ПАМЯТНИКОВ СОЛОВЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ

Литература

ПРИЛОЖЕНИЕ Совместное обращение Министра культуры Российской Федерации и Председателя Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды в администрации субъектов Российской Федерации по вопросу экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия

Резолюция научно-практического семинара «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия»

Список регионов Российской Федерации, ведущих экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия

ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИя

Памятники истории и культуры

Данные о состоянии объектов культурного наследия в регионе

Музеи-заповедники

Музеи-заповедники и музеи усадьбы Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Охрана памятников истории и культуры

Доклад «О состоянии природной среды Смоленской области в 1999 г.»

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ НЕДВИЖИМЫХ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Памятники археологии

Охраняемые объекты ландшафтной архитектуры. Старинные усадьбы и парки области

Памятники архитектуры

Доклад «Состояние окружающей природной среды Омской области в 1999 году»

ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ СРЕДЫ ОБИТАНИя НА СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Памятники истории и культуры

Памятники истории и культуры Омской области в 1999 г.

Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры (без памятников археологии) в 1999 г.

Памятники археологии

ВВЕДЕНИЕ

Многочисленные в нашей стране культовые и гражданские памятники истории и культуры, равно как и другие недвижимые объекты культурного наследия народов России, выполняют важные социальные функции. Они служат целям развития науки, образования и культуры, формирования чувства патриотизма, идейно-нравственного и эстетического воспитания.

В действующем Федеральном законе «Об охране и использовании памятников истории и культуры» отмечается, что памятники истории и культуры России «составляют неотъемлемую часть мирового культурного наследия, свидетельствуют об огромном вкладе народов нашей страны в развитие мировой цивилизации».

В упомянутом законе, так же, как и в Конституции России, констатируется, что охрана памятников, культурного наследия в целом - это важная задача государственных органов управления и общественных организаций.

К сожалению в последние годы культурное достояние страны все чаще становится жертвой «экологической агрессии» современного индустриального производства, урбанизации и других антропогенных и естественных природных факторов. Состояние культурного наследия в современных условиях стало одним из характерных индикаторов экологической ситуации. Вот почему точные знания о состоянии объектов культурного наследия, об экологических факторах их динамики жизненно важны как для совершенствования управления окружающей средой, так и для спасения все большего числа объектов культурного наследия, для обеспечения в конечном счете экономического роста и устойчивого развития.

Ежегодно в нашей стране вследствие агрессивного воздействия факторов среды происходит утрата нескольких сотен памятников истории и культуры, включая памятники археологического наследия, тысячи объектов культурного наследия находятся под угрозой уничтожения. Несомненно, что атому негативному процессу может и должна быть противопоставлена активная государственная политика на всех территориальных уровнях по последовательному снижению факторов экологического риска культурному наследию.

Однако, до недавнего времени в регионах страны не была налажена работа по экологическому мониторингу объектов культурного наследия для целей региональной политики. В результате в субъектах федерации не был налажен систематический учет их экологического состояния, не отслеживалось проявление факторов экологического риска. Получалось, что поскольку не было информации о проблеме, то зачастую создавалась видимость отсутствия и самой проблемы. Поэтому, изменение к лучшему ситуации с состоянием памятников истории и культуры в регионах надо начинать, по мнению Института Наследия, с формирования надлежащей системы мониторинга, призванного дать объективную и полную картину масштабов и генезиса проблемы.

Начиная с 1994 г. Институт Наследия при поддержке Министерства культуры РФ и Госкомэкологии России (МПР с мая 2000 г.) осуществляет бессрочный проект по экологическому мониторингу состояния культурного наследия страны в региональном (по субъектам федерации) разрезе. Суть проекта состоит в сборе информации, ее обработке и последующем отражении в Государственных докладах «О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации».

Очевидно, что в современных политических и экономических условиях России политика сохранения наследия может достичь желаемых целей только в случае переноса ее «центра тяжести» непосредственно в регионы, где наиболее остро сказываются последствия его полной или частичной утраты и где существуют наиболее реальные предпосылки его сохранения. Поэтому, начиная с 1999 г., Институт Наследия начал работу по распространению своего опыта ведения экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия на федеральном уровне в субъектах федерации.

Эта инициатива Института Наследия была поддержана руководством Министерства культуры РФ и Госкомэкологии России, а также Программой РОЛЛ Института устойчивых сообществ Агентства США по международному развитию.

Очевидно, что сам по себе мониторинг не решает проблемы снижения экологического риска, но очевидно и то, что без него не может быть и речи о серьезном, долгосрочном эффекте экологической политики по отношению к памятникам истории и культуры страны.

В настоящем издании предпринята в сущности первая в нашей стране попытка дать полное системное представление об экологическом мониторинге недвижимых объектов культурного наследия. С этой целью читателю предлагается первая версия соответствующего методического Руководства, разработанного и Институте Наследия (рук. авторского коллектива К.Л. Мазуров) и предназначенного для использования в регионах страны.

Со временем намечается существенно развить и усовершенствовать предлагаемые в нем рекомендации, а также придать официальный статус разработанному документу. Темпы этой работы напрямую зависят от остроты социального заказа и от реакции пользователей на содержание предлагаемого далее Руководства. Поэтому его авторы очень заинтересованы в критическом рассмотрении своей инициативной работы и будут признательны за все конструктивные замечания специалистов в свой адрес.

В специальной части настоящего издания предлагаются частные рекомендации по ведению экологического мониторинга наследия ведущих специалистов из центральных учреждений страны, связанных с охраной памятников, а также специалистов из регионов. Их высокий научный авторитет и богатый многолетний опыт практического решения вопросов охраны памятников предопределяет ценность предлагаемых ими методических рекомендаций.

В приложении предлагается небольшая серия разделов, посвященных экологическому мониторингу культурного наследия, из региональных государственных докладов о состоянии среды в субъектах федерации. Они представляют собой первые, но достаточно уверенные шаги в формировании устойчивой системы экологического мониторинга в стране. Внимательный читатель непременно увидит в них гармоничное соединение общих методических подходов, рекомендованных «из центра», с их творческим развитием местными специалистами. Отмеченное обстоятельство убеждает нас в том, что для успешного развития экологического контроля состояния культурного наследия нужна не столько жесткая и детальная регламентация соответствующей деятельности в регионах страны, сколько ее постоянная поддержка в форме координации этой деятельности и распространения приобретенного положительного опыта.

Последний год XX столетия оказался переломным в деле становления экологического мониторинга культурного наследия в стране. Во многих ее регионах в составе региональных экологических докладов появился раздел, посвященный состоянию памятников истории и культуры. В ряде регионов страны, и частности, в Вологодской и Смоленской областях, отличающихся особенно высоким историко-культурным потенциалом, прошли рабочие семинары руководителей региональных органов охраны природы и культуры с участием общественных организаций, посвященные рассмотрению вопросов налаживания экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия. В названных областях приняты программы практических действий в рассматриваемой сфере. Отрадно, что принятые решения не остались только на бумаге.

Так, например, в Вологодской области, не дожидаясь указаний «сверху» решено было разработать практические рекомендации по осуществлению систематических наблюдений за состоянием памятников. Во исполнение этого решения Департамент культуры Администрации области изыскал необходимые средства и заказал соответствующую работу специалистам Вологодского государственного педагогического университета. Её результаты были представлены на состоявшемся в Вологде в самом начале 2001 года учебном семинаре для специалистов городских и районных администраций области, посвященном практическим вопросам организации мониторинга памятников истории и культуры. Частично они отражены в настоящем сборнике в публикациях основных авторов названной работы Е.Н. Соколовой, А.В. Суворова и Г.К. Парфенова.

Симптоматично, что упомянутый выше семинар - по-видимому, самый первый в своем роде в нашей стране, прошел по инициативе областной администрации без какого либо давления из центра. Руководившая семинаром Л.И. Кашина, заместитель начальника Департамента культуры Администрации Вологодской области отметила, что специалисты и руководство области рассматривают экологический мониторинг памятников как важный и необходимый инструмент охраны культурного наследия своего региона.

Наш многолетний опыт ведения экологического мониторинга в регионах страны, многочисленные контакты со специалистами российской провинции убедительно свидетельствуют о все более полном понимании важности государственного контроля экологического состояния памятников и готовности его надлежащего ведения. Как правило, там, где в администрациях регионов и в органах охраны культурного наследия работают не случайные люди, там не надо убеждать и доказывать, там нужно организовывать взаимодействие и сотрудничество.

Предлагаемая публикация - это воплощение такого сотрудничества. Вместе с рядом предшествующих публикаций по экологическому мониторингу культурного наследия (см. список литературы) она может рассматриваться как очередной скромный, но конкретный вклад Института Наследия и его партнеров в регионах в дело сохранения культурного наследия нашей страны. Исследования по проблемам экологического мониторинга культурного наследия входят в число основных направлений функционирования научной школы «Культурное и природное наследие» - одной из ведущих научных школ соответствующей Программы РФФИ, руководителем которой является д.г.н. профессор Ю.А. Веденин. Названные исследования поддерживаются также проектом кафедры рационального природопользования географического факультета МГУ им. M. B. Ломоносова № 8.1.2 Программы «Университеты России - Фундаментальные исследования» под руководством чл.-кор. РАН профессора А.П. Капицы.

Составитель и редакционная коллегия настоящего издания приносят свою искреннюю благодарность всем, кто способствовал его созданию как в столице, так и в провинции. Мы особенно признательны за поддержку в этой работе сотрудникам Министерства культуры Российской Федерации Т.Е. Бердниковой и Л.М. Колесниковой, сотрудникам Госкомэкологии России, а ныне Министерства природных ресурсов Российской Федерации Е.С. Белкину и Н.С. Журавлевой, начальнику Департамента культуры Администрации Вологодской области В.В. Кудрявцеву, его заместителю Л.И. Кашиной, сотруднице того же департамента И.С. Велиевой, бывшему руководителю Госкомприроды Вологодской области Ю.М. Базанову, доценту Вологодского государственного педагогического университета Г.Л. Скуниновой, директору Кирилло-Белозерского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Г.О. Ивановой.

Мы также с признательностью отмечаем неизменную заинтересованность в развитии проекта по экологическому мониторингу в стране координатора экологических проектов Программы РОЛЛ Института устойчивых сообществ Агентства США по международному развитию М.А. Бондарчук и руководства Программы РОЛЛ в целом, обеспечившей финансовую поддержку настоящей публикации. Вместе с тем в заключение подчеркнем, что сам факт ее появления в свет отражает прежде всего возрастающее стремление и твердую решимость российских специалистов искать и находить адекватные решения проблем сохранения национального наследия своей страны.

Общая часть

Общее руководство
по экологическому мониторингу
недвижимых объектов
культурного наследия

Настоящее Руководство предназначено для методического обеспечения ведения статистики экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия и отражения ее в федеральных Государственных докладах «О состоянии окружающей природной среды и Российской Федерации», а также в аналогичных региональных докладах субъектов федераций. Руководство адресовано специалистам в области охраны и использования культурного наследия.

1. Основные понятия и термины

В настоящем Руководстве используются следующие основные понятия и термины.

Культурное, наследие - совокупность объектов и явлений материального и духовного творчества людей, имеющих историческое значение.

Недвижимые объекты культурного наследия - особо ценные в историческом и культурном отношении здания, сооружения, их ансамбли и комплексы с их исторической средой, а также памятные места.

Памятники истории - здания, сооружения и памятные места, связанные со значительными событиями в жизни общества, с развитием культуры, науки и техники, с жизнью выдающихся людей.

Памятники градостроительства и архитектуры - особо ценные архитектурные сооружения (гражданские, культовые, военные, производственные и пр.), их ансамбли и комплексы, связанные с ними произведения искусства и природные ландшафты, остатки планировки исторических поселений.

Памятники искусства - выдающиеся произведения монументального, изобразительного, декоративно-прикладного и других видов искусств.

Памятники археологии - городища, курганы, остатки древних поселений и сооружения, участки культурного слоя древних поселений, древние места захоронений.

Музеи-заповедники и музеи-усадьбы - музеи, в состав которых, наряду с экспозициями входят архитектурные и исторические памятники, а также природные объекты, включая памятники природы.

Ботанические сады и дендрологические парки - культурно-просветительные учреждения с научно-исследовательскими и учебными функциями, основу деятельности которых составляет создание, развитие и использование коллекции живых растений, выращиваемых в открытом грунте и в оранжереях.

Объекты ландшафтной архитектуры - произведения искусства в форме гармоничных сочетаний естественных и искусственно созданных природных ландшафтов с архитектурными сооружениями и комплексами.

Исторические поселения (города и другие городские и сельские поселения) - населенные пункты, на территории которых располагаются общепризнанные объекты культурного наследия, связанные со значительными событиями мировой и национальной истории.

Особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации - памятники истории и культуры федерального значения, внесенные в одноименный список, в соответствии со специальным указом Президента России.

Памятники истории и культуры - состоящие на государственном учете материальные объекты и памятные места, связанные с историей и творчеством людей, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.

Экологический риск - вероятность проявления потенциально опасных для памятников истории и культуры естественных и антропогенно обусловленных факторов окружающей среды.

Мониторинг - система наблюдений за состоянием каких-либо объектов.

Экологический мониторинг - система наблюдений за состоянием каких-либо объектов, находящихся под воздействием естественных и антропогенно обусловленных факторов окружающей среды.

Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия - система наблюдений за состоянием памятников истории и культуры, находящихся под воздействием естественных и антропогенно обусловленных факторов окружающей среды.

2. Цель и задачи экологического мониторинга культурного наследия

Цель мониторинга наследия - обеспечение государственного контроля за экологическим состоянием памятников истории и куль туры страны.

Задачи экологического мониторинга наследия:

Выявление факторов экологического риска памятникам;

Фиксация воздействия факторов экологического риска на памятники истории и культуры;

Регулярная оценка состояния памятников под воздействием факторов экологического риска;

Выявление тенденции динамики экологического состояния памятников.

Систематическое адекватное отражение результатов наблюдений за экологическим состоянием памятников истории и культуры страны в официальных публикациях, доступных для органов государственного управления, всех заинтересованных организаций и частных лиц.

Результаты экологического мониторинга объектов культурного наследия предназначены для обеспечения охраны памятников истории и культуры и с этой целью используются в государственной экологической и культурной политике, а также в деятельности соответствующих неправительственных (общественных) организаций.

3. Объекты экологического мониторинга культурного наследия

Экологический мониторинг осуществляется в отношении следующих категорий недвижимых объектов культурного наследия:

Памятники истории

Памятники градостроительства и архитектуры

Памятники искусства

Памятники археологии.

В практических целях рекомендуется нести экологический контроль за состоянием следующих видов памятников истории и культуры и их территориальных сочетаний:

Памятники истории и культуры

Памятники археологии

Охраняемые объекты ландшафтной архитектуры

Музеи -заповедники и музеи-усадьбы

Ботанические сады и дендрологические парки

Исторические поселения (города и сельские населенные пункты)

Особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации

Объекты всемирного культурного наследия.

Объектами экологического мониторинга являются как находящиеся под государственной охраной памятники истории и культуры, так и вновь выявленные.

4. Факторы экологического риска

Памятники истории и культуры, наряду с иными объектами окружающей среды, подвергаются с течением времени воздействию разнообразных факторов экологического риска, которые могут быть подразделены по генезису на естественные и антропогенные.

Среди естественных факторов экологического риска культурному наследию выделяются следующие основные виды эндогенных и экзогенных процессов:

Землетрясения

Энейрогенические движения земной коры

Абразия берегов рек, озер, водохранилищ, морей и океанов

Выветривание (физическое, химическое, биологическое)

Ветровая и водная эрозия

Меандрирование рек

Наводнения

Оползни, солифлюкция и др. экзогенные процессы.

К числу естественных факторов экологического риска наряду с собственно эндогенными и экзогенными процессами относится также

их естественная динамика, например, изменение климатических условий местности, динамика уровня вод во внутренних водоемах, уровня стояния грунтовых вод и пр.

В числе антропогенных факторов экологического риска культурному наследию в качестве наиболее существенных могут быть выделены:

Нарушения геологической среды в результате хозяйственной деятельности (затопление и подтопление земель, образование карьеров, дорожное и другое строительство и т. п.)

Загрязнение воздушного бассейна

Загрязнение поверхностных и подземных вод

Физическое нарушение почвенного покрова (распашка, мелиоративные работы и т. д.)

Химическое, загрязнение почв и грунтов

Деградация растительности (вследствие вырубки лесов, распашки целинных земель, пастбищной и рекреационной дигрессии, строительных работ и пр.)

Шум, вибрация и другие нарушения естественных физических параметров среды

Визуальное загрязнение среды.

В реальной действительности факторы экологического риска проявляются в самых различных вариациях: от единичного до множественного, реализуя при этом эффект мультипликатора.

5. Приоритетные контролируемые параметры экологического состояния памятников

Проявление агрессивного воздействия факторов экологического риска на недвижимые объекты наследия наблюдается в виде воздействий на конструкции памятников (основания или фундаменты, кладки и стены, перекрытия и купола, крыши зданий и сооружений), декор (лепнина, настенные росписи, другие виды отделки) и внутреннее убранство, а также на ценные природные объекты окружающей среды памятника.

Разрушение материалов памятников неизбежно, но его скорость может многократно возрастать в результате естественного или антропогенно обусловленного усиления агрессивного воздействия факторов внешней среды. Важнейшими из них для нашей страны в большинстве случаев являются температура и влажность. Именно от них зависят характер и интенсивность морозного, соленого и биологического разрушения, оказывающих наиболее активное воздействие на сохранность памятников в целом. Распределение температуры и влаги в конструкциях памятники непостоянно и неравномерно, оно зависит от температурно-влажностного режима зданий и сооружений в целом.

Факторы внешней среды обусловливают такие физико-механические свойства конструкций памятников, как механическая прочность, морозостойкость, пористость, водопоглощение, паропроницаемость, зараженность биоразрушителями и некоторые другие.

В качестве приоритетных параметров экологического мониторинга памятников рекомендуются следующие показатели:

Влажность

Засоленность

Пораженность биологическими агентами разрушений (грибы, водоросли, микроорганизмы и др.)

Наряду с этими основными показателями для оценки экологического состояния памятников рекомендуется также оценивать визуальное загрязнение (искажение) исторической среды памятника и нарушение эстетических достоинств ландшафта.

6. Методы наблюдений и оценки состояния культурного наследия

В арсенале позитивно зарекомендовавших себя средств и способов наблюдений и оценки состояния культурного наследия присутствуют следующие основные методы:

Натурные обследования, включая фотофиксацию

Визуальная экспертная оценка

Зондаж и инструментальные замеры

Лабораторные исследования

Библиографические и архивные исследования.

Очевидно, что наиболее полные и точные результаты мониторинга возможны в случае использования в меру необходимости всех перечисленных методов. Однако в силу высокой затратности последних, во многих случаях это не осуществимо. Поэтому в качестве паллиатива для повсеместного использования рекомендуются методы натурных обследований и экспертной оценки. Во многих случаях они дают удовлетворительные результаты для понимания происходящих с памятниками процессов.

Необходимой предпосылкой получения адекватных оценок экологического состояния памятников является использование официальных статистических данных о состоянии окружающей природной среды региональных и местных органов охраны природы, включая территориальные подразделения Министерства природных ресурсов РФ, Госстроя РФ, Роскомгидромета, Госсанэпиднадзора и др.

7. Организация наблюдений за состоянием наследия

Организация экологического мониторинга памятников истории и культуры, как необходимая в современных условиях составная часть работы по их охране, в соответствии с действующим Законом «Об охране и использовании памятников истории и культуры», находится в компетенции региональных и местных органов самоуправления, а также Министерства культуры России как специально уполномоченного государственного органа охраны памятников (статьи 8 и 9) .

Исходя из этого, работа по ведению экологического мониторинга памятников должна осуществляться (организовываться, координироваться) управлениями по культуре (министерствами, комитетами) администраций (правительств) субъектов Российской Федерации в тесном взаимодействии с территориальными органами охраны природы (МНР).

К работе по экологическому мониторингу памятников на всех территориальных уровнях настоятельно рекомендуется привлекать представителей следующих ведомств (их территориальных органов в субъектах федерации) и учреждений, традиционно занимающихся проблемами охраны культурного наследия или имеющими отношение к этим проблемам:

Госстрой России

Роскомгидромет

Роскомзем

Госкомстат России

Госсанэпиднадзор

Региональные и местные отделения ВООПИиК и ВООП, другие общественные организации

Местные университеты и профильные вузы.

Существенную роль в организации наблюдений за состоянием наследия играли и играют краеведы, представляющие самые различные профессиональные и общественные организации.

Содержание и организация работы по экологическому мониторингу недвижимых объектов культурного наследия относятся к компетенции соответствующих органов администраций (правительств) субъектов федерации. Эти же органы несут ответственность за полное, своевременное и качественное представление информации об экологическом состоянии памятников в федеральные органы - Министерство культуры РФ, а через него в другие министерства и ведомства.

Объем представляемой субъектами федерации информации об экологическом состоянии памятников регламентируется утверждаемыми в установленном порядке статистическими формами. В настоящее время в соответствии с Приказом Министра культуры РФ № 867 от 25.12.1995 г. действуют следующие формы:

Форма, «ЭКН-1. Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры региона в…. году»

Форма «ЭКН-2. Состояние объектов археологического наследия региона в ….году»

Форма «МЗ - экология. Воздействие экологических факторов на музеи-заповедники и музеи-усадьбы в ….году»

Форма «БС - экология. Воздействие экологических факторов на ботанические сады и дендрологические парки в .... году»

Форма «КН - экология. Воздействие экологических факторов на особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации в …. году»

Для целей ведения экологического мониторинга наследия в регионах рекомендуется адаптация (корректировка) названных форм (прилагаются) к местным условиям и, в случае необходимости, разработка дополнительных статистических форм.

8. Учет и представление результатов наблюдений

Учет экологического состояния памятников истории и культуры, включая памятники археологии, на федеральном уровне ведется по субъектам Российской Федерации. Аналогичную работу в регионах рекомендуется нести по административным районам субъектов федерации. Для этой цели предлагается использовать апробированные на практике в течение ряда лет в соответствующей деятельности Министерства культуры РФ стандартные статистические формы «ЭКН-1» и «ЭКН-2».

Для учета экологического состояния музеев-заповедников и музеев-усадеб, ботанических садов и дендрологических парков, а также иных территориально выраженных объектов культурного и природно-культурного наследия рекомендуется использовать, с соответствующими корректировками стандартные статистические формы «МЗ-экология» с пояснением к заполнению ее специальной части, «БС-экология» и «КН-экология» (прилагаются).

Официальные данные экологического мониторинга состояния культурного наследия в регионах страны по положению на конец отчетного года публикуются в ежегодных федеральных Государственных докладах «О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации», а также в аналогичных региональных докладах субъектов федерации.

ПРИЛОЖЕНИЯ к Общему руководству

1. Форма «ЭКН-1. Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры региона в_____ году»

2. Форма «ЭКН-2. Состояние объектов археологического наследия региона в ____ году»

3. Форма «МЗ-экология. Воздействие экологических факторов на музеи-заповедники и музеи-усадьбы в_____году»

4. Форма «БС-экология. Воздействие экологических факторов на ботанические сады и дендрологические парки в_____году»

5. Форма «КН-экология. Воздействие экологических факторов на особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации в____ году»

Государственный доклад,

«О СОСТОЯНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В_____ ГОДУ»

Форма ЭКН-1

Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры региона

1. Наименование субъекта Российской Федерации___________________________________________________________

2. Общее количество памятников истории и культуры,

всего __________________________________________________________________________________________________

в том числе:

находящихся на госохране_________________________________________________________________________________

вновь выявленных________________________________________________________________________________________

(указать количество и название памятников, поставленных на госохрану в отчетном ____году)

3. Количество памятников, утраченных под воздействием экологических факторов и в результате антропогенных воздействий,

всего___________________________________________________________________________________________________

в том числе, в____ году (указать какие памятники и по каким причинам утрачены)_______________________________

 _______________________________________________________________________________________________________

________________________________________________________________________________________________________

4. Количество памятников, находившихся в____г. под негативным воздействием экологических факторов, всего _____________________________________________________________________________________________________

в том числе:

естественных (тектоника, абразия берегов, трансгрессии, оползни, эрозия, наводнения и т.д.) _____________________

_______________________________________________________________________________________________________

антропогенно обусловленных______________________________________________________________________________

из них - под воздействием:

нарушений геологической среды___________________________________________________________________________

загрязнения воздушного бассейна__________________________________________________________________________

вибрации, шума_________________________________________________________________________________________

прочих _________________________________________________________________________________________________

(по возможности выделить наиболее существенные из них)

5. Основные факторы экологического риска по объектам культурного наследия и места их проявления (естественные и антропогенно обусловленные воздействия на памятники истории и культуры: подтопление территории, эрозия, загрязнение среды, вибрация, экологически нерегламентированная застройка, визуальное нарушение ландшафтов и т.п.), по возможности с. указанием источника или причины воздействий ______________________________________________

_______________________________________________________________________________________________________

в том числе - наиболее остро проявившиеся в ___ г.__________________________________________________________

6. Наиболее характерные (типичные, представительные и т. п.) примеры разрушения объектов культурного наследия на территории субъекта Федерации (за исключением памятников археологии), требующие особого внимания и государственной поддержки:________________________________________________________________________________

 ______________________________________________________________________________________________________

7. Основные мероприятия по охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), осуществляемые на территории субъекта Федерации и затраты на их осуществление:

_______________________________________________________________________________________________________

в том числе, в____ г._____________________________________________________________________________________

8. Приоритетные направления охраны объектов культурного наследия от загрязнения среды и других факторов экологического риска в регионе и ориентировочная оценка необходимых для этого средств:__________________________

9. Землепользователи (владельцы), на чьих территориях находятся разрушаемые или разрушенные памятники:

частные владельцы_______________________________________________________________________________________

ведомства Российской Федерации__________________________________________________________________________

______________________________________

_________________________________________ _________________

(должность исполнителя, Ф.И.О.) подпись

«___»____________________________г.

Государственный доклад,

«О СОСТОЯНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В_____ ГОДУ»

Форма ЭКН 2

Состояние объектов археологического наследия (памятники археологии) региона

1. Наименование субъекта Российской Федерации____________________________________________________________

2. Общее количество памятников археологии,

всего ___________________________________________________________________________________________________

и том числе:

стоящих на госохране _____________________________________________________________________________________

вновь выявленных________________________________________________________________________________________

8. Количество памятников археологии, утраченных и результате антропогенных воздействий и хозяйственной деятельности,

всего ,___________________________________________________________________________________________________

из них в____ г.___________________________________________________________________________________________

о том числе в результате:

гидротехнического строительства___________________________________________________________________________

распашки земель _________________________________________________________________________________________

промышленного и дорожного строительства__________________________________________________________________

прочих антропогенных воздействий ________________________________________________________________________

1. Количество памятников археологии, разрушавшихся в____г.,

всего ___________________________________________________________________________________________________

в том числе в результате:

гидротехнического строительства, подтопления и размыва берегов рек и водохранилищ____________________________

распашки земель _________________________________________________________________________________________

промышленного и дорожного строительства__________________________________________________________________

прочих антропогенных воздействий ________________________________________________________________________

проявления естественных процессов _______________________________________________________________________

5. Наиболее существенные (важные, значительные) примеры разрушения памятников археологии в регионе____________________________________________________________________________________________________

в том числе:

в _____г. _______________________________________________________________________________________________

ожидаемые (возможные) в будущем потери памятников археологии и их причины _______________________________

6. Основные мероприятия по сохранению объектов археологического наследия на территории субъекта,

в том числе:

в _____г._______________________________________________________________________________________________

в перспективе ___________________________________________________________________________________________

7. Землепользователи (владельцы), на чьих территориях находятся разрушаемые или разрушенные памятники,

частные владельцы ______________________________________________________________________________________

ведомства Российской Федерации _________________________________________________________________________

_________________________________________ _________________

(должность исполнителя, Ф.И.О.) подпись

«___»____________________________г.

Государственный доклад

«О СОСТОЯНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В_____ ГОДУ»

Форма МЭ-экология

Воздействие экологических факторов на музеи-заповедники (МЗ) и музеи-усадьбы (МУ)

«_____» году

Общая часть

1. Название МЗ* (МУ): __________________________________________________________________________________

2. Ведомственная принадлежность МЗ (МУ): ________________________________________________________________

3. Год образования МЗ (МУ): _____________________________________________________________________________

4. Адрес МЗ (МУ):_______________________________________________________________________________________

5. Площадь территории МЗ (МУ): _________________________________________________________________________

6. Площадь охранной зоны МЗ (МУ): ______________________________________________________________________

7. Количество посетителей МЗ (МУ):______________________________________________________________________

Специальная часть: Факторы экологического риска, проявляющиеся на территории музея-заповедника

(музея-усадьбы)

8. Экологически нерегламентированная застройка территории ________________________________________________

9. Загрязнение воздушного бассейна _______________________________________________________________________

10. Загрязнение водоемов ________________________________________________________________________________

11. Подтопление территории _____________________________________________________________________________

12. Деградация растительности ____________________________________________________________________________

13. Визуальное загрязнение _______________________________________________________________________________

14. Прочие факторы _____________________________________________________________________________________

15. Наиболее острые проблемные ситуации, связанные с состоянием окружающей природной среды ________________

_________________________________________ _________________

(должность исполнителя, Ф.И.О.) подпись

«___»____________________________г.

Пояснение к заполнению

Специальной части формы МЗ-экология

п. 1*. Наличие филиалов

Если МЗ (МУ) имеет филиалы, то указать их название, местоположение, площадь. Для каждого из филиалов, имеющих собственную территорию, заполняется отдельная анкета.

п. 8. Экологически нерегламентированная застройка территории

Указание на наличие или отсутствие объектов на территории МЗ(МУ), построенных вопреки действующим экологическим нормам и правилам.

п. 9. Загрязнение воздушного бассейна

Указать на наличие или отсутствие процессов загрязнения атмосферы на территории МЗ (МУ). В случае положительного ответа, зафиксировать его в одной из двух форм: незначительное (не превышающее экологических нормативов, в частности предельно-допустимых концентраций (ПДК) загрязняющих веществ) и значительное загрязнение (превышающее ПДК по одному или нескольким загрязняющим веществам).

При возможности указать также:

источники загрязнения (транспорт, промышленные предприятия, и др.)

основные загрязняющие вещества и их концентрации (в долях ПДК)

тенденции динамики состояния воздушного бассейна

источники информации о загрязнении воздушного бассейна.

п. 10. Загрязнение водоемов

Заполняется аналогично п. 9, при этом указываются названия загрязняемых гидрологических объектов (реки, озера, подземные воды и др.)

п. 11. Подтопление территории

Указание на наличие или отсутствие процессов подтопления территории МЗ (МУ), при этом отмечается воздействие подтопления на объекты культурного наследия - какие именно и в какой степени.

При возможности указываются также:

причины подтопления

основные физические параметры подтопления

источники информации о подтоплении.

п. 12. Деградация растительности

Указание на наличие или отсутствие процессов деградации растительности на территории МЗ (МУ), при этом отмечаются ее формы и масштабы.

При возможности указывается также:

причины деградации растительности

основные физические параметры деградации растительности

тенденции динамики деградации

источники информации о деградации растительности.

п. 13. Визуальное загрязнение

Указание на наличие или отсутствие процессов визуального загрязнения (утрата эстетической привлекательности ландшафтов вследствие экологически нерегламентированной застройки, инженерных работ, самозахвата земель и т. п.) на территории МЗ МУ), их охранных зонах, а также видовых бассейнов в целом; при этом отмечаются формы и масштабы визуального загрязнения.

п. 15. Наиболее острые экологические проблемные ситуации

Указываются типичные примеры столкновения хозяйственных интересов с интересами охраны наследия, приводящие к нанесению существенного ущерба объектам наследия. Например, разрушение фундаментов памятников в результате подтопления, разрушение памятников в результате транспортной или другой вибрации, деградации растительности вследствие загрязнения воздуха промышленностью и т. д.

Государственный доклад

«О СОСТОЯНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В_____ ГОДУ»

Форма БС-экология

Воздействие экологических факторов на ботанические сады (Б C ) и дендрологические парки (ДП)

«_____» году

Общая часть

1. Название БС (ДП):_____________________________________________________________________________________

2. Ведомственная принадлежность БС (ДП):__________________________________________________________________

3. Год образования БС (ДП): _______________________________________________________________________________

4. Адрес БС (ДП); ________________________________________________________________________________________

5. Площадь территории: __________________________________________________________________________________

6. Количество таксонов: __________________________________________________________________________________

7. Наличие буферной зоны ________________________________________________________________________________

8. Наличие памятников природы __________________________________________________________________________

9. Наличие памятников архитектуры________________________________________________________________________

10. Количество посетителей/год ___________________________________________________________________________

Специальная часть: Факторы экологического риска, проявляющиеся на территории ботанических садов (БС) и дендрологических парков (ДП)

11. Деградация растительности ____________________________________________________________________________

12. Загрязнение воздушного бассейна _______________________________________________________________________

13. Загрязнение водоемов _________________________________________________________________________________

14. Подтопление территории ______________________________________________________________________________

15. Экологически нерегламентированная застройка территории ________________________________________________

16. Визуальное загрязнение _______________________________________________________________________________

17. Прочие факторы ______________________________________________________________________________________

18. Наиболее острые проблемные ситуации, связанные с состоянием окружающей природной среды_________________

_________________________________________ _________________

(должность исполнителя, Ф.И.О.) подпись

«___»____________________________г.

Государственный доклад

«О СОСТОЯНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В_____г.»

Форма КН-экология

Воздействие экологических факторов

на особо ценные объекты культурного наследия

народом Российской Федерации в_____году

Общая часть

1. Название объекта и статус: ____________________________________________________________________________

2. Ведомственная принадлежность: _______________________________________________________________________

3. Год образования: _____________________________________________________________________________________

4. Адрес, местоположение:_______________________________________________________________________________

Специальная часть 1: экологические факторы, негативно воздействующие на экспонаты, фонды, хранилища, интерьеры и т. д.

1. Общая оценка экологического состояния объекта (благополучное, хорошее, плохое, критическое) ________________

_______________________________________________________________________________________________________

2. Соответствует ли установленным нормам T В P - температурно-влажностный режим (да, частично, не соответствует)

_______________________________________________________________________________________________________

3. Соответствует ли установленным нормам световой режим (да, частично, не соответствует) _____________________

_______________________________________________________________________________________________________

4. Биологический режим:

4а. Соответствует ли установленным нормам биологический режим (да, частично, не соответствует) _______________

_______________________________________________________________________________________________________

4б. Основные источники беспокойства (вредные насекомые, микроорганизмы, грибки, бактерии, грызуны и т. д.)

______________________________________________________________________________________________________

5. Регулярность исследований по изучению воздействий экологических факторов (регулярное, нерегулярное, единичные обследования) __________________________________________________________________________________

6. Специалисты и необходимая аппаратура (в наличии, отсутствуют) ___________________________________________

Специальная часть 2: экологические факторы, ухудшающие внешний вид объекта и прилегающую к нему территорию

1. Загрязнение воздушного бассейна _______________________________________________________________________

2. Подтопление _________________________________________________________________________________________

3. Деградация деревьев, кустарников и т. д. _________________________________________________________________

4. Визуальное загрязнение ________________________________________________________________________________

5. Прочие факторы ______________________________________________________________________________________

_________________________________________ _________________

(должность исполнителя, Ф.И.О.) подпись

 «___»____________________________г.

Специальная часть

Специальные рекомендации
по экологическому мониторингу
недвижимых объектов
культурного наследия

ИНЖЕНЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ
И ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ДЕФОРМАЦИОННЫХ
ПРОЦЕССОВ НЕДВИЖИМЫХ ПАМЯТНИКОВ
АРХИТЕКТУРЫ И ИСТОРИИ

Е.В. Косыгин, B. C. Скальный

Недвижимые памятники архитектуры и истории, как правило, переживают многочисленные ремонты, а подчас и восстановление после разрушений, причины которых в большинстве случаев связаны с деформацией грунтовой среды. В то же время грунтовая среда представляет собой зону археологического культурного слоя и массив грунтового основания природной структуры. Во всех случаях именно археологическая зона грунтовой среды памятников архитектуры является зоной инженерной деятельности, а современные методы строительного производства не предусматривают выявление и сохранение памятников культуры при проведении работ, что и служит причиной полной их утраты или значительных повреждений. Эти утраты имеют место не только в период проведения строительных работ, но и во время инженерных изысканий, то есть по всему технологическому комплексу строительного производства.

В свою очередь методики ведения археологических работ по выявлению памятников культуры не предусматривают всестороннего анализа грунтовой среды по ряду важных научно-технических направлений, в том числе: физико-механического, биохимического, микробиологического состава, исследований архитектурной и инженерной истории и других. Кроме того, особенностью древних зданий и их гидрогеологической среды является то, что они несут в себе информацию всех процессов эксплуатационного периода, позволяющую проводить анализ этих процессов по временному фактору и делать выводы не только по выбору способа сохранения архитектурных памятников, но также и оценке современных методов проектирования и технологий строительного производства.

В связи с этим, начиная с 1993 года, на территории Владимирской области предложена и осуществляется новая методика выполнения инженерных изысканий в грунтовой среде с выполнением комплексных исследований, направленных, с одной стороны, на сбор информации о причинах деформационных процессов исторических зданий, а с другой - на выявление погребенных памятников культуры, изучение архитектурной и инженерной истории. Новому научному направлению дано название «инженерная археология» [1].

В отличие от общепринятых методов инженерных изысканий и производства строительных работ предложенная методика предусматривает производство всех видов грунтовых работ (изыскательских и строительных) в археологической зоне культурного слоя грунта по полной археологической методике при одновременном участии специалистов различных научных направлений. Таким образом, при проведении строительно-реставрационных работ одновременно выполняются археологические, инженерно-строительные, гидрогеологические, климатологические, биохимические, микробиологические, историко-архитектурные, искусствоведческие и другие исследования. То есть в архитектурной зоне культурного слоя грунтовой среды выполняются комплексные исследования. А изучение материковых грунтов выполняется по инженерно-строительной методике. Внедрение нового метода изысканий на многих объектах позволило извлечь и сохранить большое количество памятников культуры для дальнейшего их изучения, собрать новые материалы по истории самих архитектурных памятников и истории развития строительного искусства, всесторонне рассмотреть каждый памятник как историческое произведение зодчества нескольких эпох и одновременно решать инженерные проблемы по его спасению и сохранению на научной основе. Приведем несколько примеров научно-технических работ в этом направлении.

Комплексные исследования инженерно-археологических изысканий позволили установить, что деформационные процессы собора Рождества Богородицы Суздальского Кремля (включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО) связаны не только с изменением гидрологических условий, но и с включением в несущий слой фундаментов предыдущих построек храма, что создаст неоднородность основания для существующего здания. Попытки усиления фундаментов боковым их уширением без обеспечения конструктивной передачи на него нагрузки верхнего строения не обеспечивают перераспределения давления на подошве уширенного фундамента. Частичное опирание фундаментов позднего строения на старые фундаменты, выявленные практически по всему периметру первоначального здания собора Мономаха, по размерам в плане превышающего план современного здания (рис. 1), создает дополнительные деформации излома как фундаментов, так и конструкций верхнего строения.

Выявление причин деформационных процессов на другом памятнике древнерусской архитектуры XII века (внесенном в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО) - церкви Бориса и Глеба в с. Кидекша Суздальского района Владимирской области - также потребовало проведения инженерно-археологических изысканий, так как выполненные наружные инженерные изыскания не давали полного представления о характере деформационных процессов грунтовой среды подземных конструкций фундаментов и состояния их материалов. Поэтому возникла необходимость провести дополнительные исследования внутри храма методами шурфовки.

Внутренняя грунтовая среда подземных конструкций здания собора представляет собой предмет археологических исследований, где раскопы проводят по технологиям, отличным от строительных, поэтому было принято решение о проведении инженерно-археологических изысканий, которые; предусматривали раскопы шурфов по схеме инженерных исследований, а технология раскопа шурфов была принята археологической.

Таким образом, инженерно-археологические изыскания позволили получить максимальную инженерную и археологическую информацию о фундаментных конструкциях здания собора и их грунтовой среды.

Как известно, большинство каменных памятников архитектуры представляют собой здания храмов и монастырских ансамблей. Для этого вида объектов характерна компактность сооружений по площади, разновысотность отдельных частей и блоков зданий с большими сосредоточенными нагрузками, сложной системой ленточных и отдельно стоящих фундаментов и относительно мелкое их заложение, что приводит к формированию осадочных воронок в массиве грунтовой среды сооружений (рис. 2). Диаметры осадочных воронок для древних зданий, простоявших 4-6 столетий, у поверхности земли в три раза больше величины линейно деформируемой толщи основания фундаментов исследуемых зданий.

Рис. I . План-схема наложения фрагментов собора Мономаха и плана фундамента существующего собора по результатам инженерно-археологических изысканий.

Рис. 2. Схема деформационных процессов грунтовой среды основания древних зданий с изменением гидрологических условий при миграционном подтоплении фундаментов подземными водами верховодки:

    линии деформации осадки несущего слоя грунта основания наружных и внутренних фундаментов;

 контур формирования осадочной воронки в массиве грунтового основания здания;

® - миграционные потоки инфильтрационной верховодки по коммутационным водоупорам;

- схема формирования вертикальной деформации «развала здания».

Отличия в изменении физического состояния зданий древней застройки от более поздних и современных заключаются: в разной величине общей осадки их фундаментов за эксплуатационный период; большей подверженности замачиванию грунтов основания фундаментов подземными водами верховодки, чем от подтопления повышением уровня сформировавшихся подземных вод (мигрирующих по кровле водонепроницаемого слоя грунта) при изменении гидрологических условий; в последствиях перераспределения напряжений от неравномерных осадок фундаментов в конструкциях и конструктивных блоках подземной части и верхнего строения и его влияния на прочностные характеристики здания в целом.

Наиболее ярким примером аварийного состояния древних зданий, сложившегося по составу трех факторов, является сблокированный комплекс собора Рождества Богородицы Рождественского девичьего монастыря в г. Солигаличе Костромской области.

Собор Рождества Богородицы Рождественского девичьего монастыря (монастырь упразднен в 1704 г.) в г. Солигаличе является памятником архитектуры федерального значения и одним из древнейших памятников не только Солигалича, но и Костромского края вообще. Собор начал возводиться в 1660-х годах. Однако в 1668 г. строительство было приостановлено, что было связано со смертью супруги Алексея Михайловича М.И. Милославской, на деньги которой в основном возводился собор. Другой немаловажной причиной была отправка солигаличских «записных» каменщиков по царскому указу 1668 года в Архангельск на строительство Гостиного двора.

До конца XVIII века собор простоял недостроенным, он был возведен лишь до сводов, пятиглавия не было. По свидетельствам современников на стенах здания выросли большие березы, а на сводах подклета - малинник. В своей верхней части собор достраивался в 1792-1794 гг. артелью каменщиков, приглашенных из Устюга Великого (по другой версии - из Тотьмы), чем объясняется необычная для древнерусского облика храма система венчания, характерная для храмового зодчества XVIII века Устюга и Тотьмы.

Собор представляет собой четырехстолпный пятиглавый трехапсидный храм на высоком сводчатом подклете. С севера к основному объему примыкает одноглавый придельный храм Рождества Христова с трапезной, с запада - закрытая галерея с крыльцом. У северозападного угла поставлена колокольня. В подклете размещался теплый придельный храм Покрова Богородицы. В интерьере сохранилась стенопись (частично клееная, частично в технике масляной живописи), иконостас с иконами XVIII- XIX вв.

Деформации основных конструктивных элементов здания собора имели место в раннем периоде его эксплуатации. В 1822-1824 годах собор ремонтировался: заделывались трещины в стенах, с восточной стороны здания были возведены контрфорсы. Однако деформационный процесс продолжался развиваться и активно прогрессировать в восьмидесятые годы XX столетия. В 1989 г. были выполнены работы по реконструкции части фундаментов столбов собора. Но деформационный процесс остановить не удалось, состояние сблокированного здания собора стало аварийным.

Научно-производственная фирма «Тектоника» провела научно-техническое обследование собора по двум основным взаимосвязанным направлениям:

определение состояния основных конструктивных элементов здания собора; анализ прочностных характеристик конструкционных материалов; проверка устойчивости систем «верхнее строение - фундаменты - основание» и «здание - основание - среда»; выявление основных причин развития деформационных процессов и динамики их развития;

на базе полученных материалов первого направления исследований была проведена вариантная проработка специальных конструктивных и технологических решений по стабилизации деформационного процесса и усилению конструктивных элементов собора, разработка физико-химических способов и технологий консервации деформированных конструкций.

Обобщая имеющиеся исторические документы об условиях строительства, эксплуатации и ремонтно-восстановительных работах, выполненных по зданию Рождества Богородицы в г. Солигаличе, а также материалы обследований технического состояния самого здания, грунтовой среды и прилегающих территорий, были выделены следующие основные причины аварийного состояния архитектурного памятника:

основанием для фундаментов здания собора служит сложное напластование первичных и вторичных осадочных пород с выклиниванием несвязных грунтов, расположенных на крутопадающей кровле плотных водонепроницаемых моренных суглинков под восточной и северной частью здания по диагонали между юго-восточным и северо-западным его углами, что создает условия для неравномерности осадок фундаментов даже при неравномерном распределении нагрузки по подошве фундаментов;

принятая основная система перекрестных ленточных фундаментов из бутовой кладки и внутренних отдельно стоящих фундаментов для передачи нагрузки от разновысотных частей сблокированного здания не обеспечивала равномерное ее распределение в грунтовой толще и равномерное стабилизационное уплотнение основания в период строительства и эксплуатации сооружения;

непродуманная застройка и планировка территорий, прилегающих к зданию архитектурного памятника, изменила гидрологические условия площадки, вызвавшие подтопление грунтовой толщи и изменение физико-механических свойств грунтовых напластований, а также отрицательное воздействие на подземные конструкции сооружения, приведшее к полной деструкции растворного камня фундаментов и осадке торфяного слоя грунта;

замачивание торфяного слоя грунта, распространяющегося по всей территории застройки, привело к неравномерному опусканию дневной поверхности, формированию осадочной воронки и нарушению стока атмосферных осадок с территории застройки собора, увеличению инфильтрационного потока в грунт основания фундаментов в сформировавшейся зоне осадочной воронки, кольматации и заиливанию песчаного основания в структурно неустойчивом объеме грунтового основания, имеющего неблагоприятные геологические напластования;

процессу резких перераспределений напряжений грунтовой толщи основания в условиях подтопления и их неравномерной деформации способствуют переменные динамические нагрузки, возникающие от движения тяжелого транспорта и техники автодорог, устроенных в непосредственной близости от здания собора в неблагоприятной зоне грунтовых оснований, подтопленных миграционными потоками подземных вод (с северной и восточной сторон);

нарушение особых правил эксплуатации сблокированного здания, связанных с организованным отводом атмосферных осадков и несвоевременным проведением ремонтных работ, послужило условиями для повышенной эрозии конструкционных материалов и потери ими прочности в наиболее загруженных несущих конструкциях и частях здания собора, деформированных многочисленными трещинами жесткости сооружения;

прокладка водонесущих коммуникаций и особенно канализационного коллектора вдоль апсидной стены увеличили динамику оползневого процесса грунтового массива основания и создали опасность возникновения быстроразвивающихся аварийных ситуаций при прорыве водонесущих коммуникаций;

сложившаяся гидрологическая ситуация способствовала развитию больших деформаций осадки фундаментов наружных несущих стен по сравнению с осадкой внутренних фундаментов опорных столбов основного объема. Это обстоятельство способствовало появлению сквозных вертикальных трещин в стенах внутреннего объема на всю высоту здания с верхним их раскрытием до 250 мм. Нарастанию деформационных процессов способствовали работы по усилению фундаментов опорных столбов основного объема, выполненные по ошибочной (противоположной) оценке причин аварийности здания собора вместо необходимого усиления фундаментов наружных стен.

Таким образом, здание собора в г. Солигаличе, закрытое для пребывания в нем людей, требует в настоящее время проведения более сложных и трудоемких работ по усилению его конструктивных частей и общей устойчивости.

Капитальные здания древней и старой застройки, как правило, располагаются на возвышенных местах рельефа, чаще у рек и водоемов, к которым формируется природный сток поверхностных и инфильтрационных вод. Застройка возвышенных территорий формирует множество антропогенных факторов ухудшения гидрологических условий, а нарастание их глобальных изменений усугубляет ситуацию, способствуя развитию оползневых процессов на значительных территориях возвышенностей. Как показывают результаты многочисленных исследований оползневых процессов возвышенных территорий (особенно береговых), главную роль в них играет формирование и интенсивность миграционных потоков инфильтрационных вод по кольматационным водоупорам геомассива, а во вторую очередь - поверхностный сток атмосферных осадков и талых вод.

Традиционные инженерные сооружения, рассчитываемые на восприятие сдвигающих нагрузок, как правило, конструктивно сложны, трудоемки и дороги, а главное, их устройство часто невосполнимо нарушает сложившееся в геомассиве на момент строительства естественное равновесие сдвигающих и удерживающих сил.

Обоснование и разработка гибких гравитационных систем противооползневых инженерных сооружений позволили запроектировать, сообразно различным гидрогеологическим условиям грунтовой среды, и осуществить строительство этого вида сооружений, показавших высокую надежность и эффективность затраченных на строительство средств. Создание таких систем существенно увеличивает удерживающие силы с саморегулирующим (гибким) перераспределением опасных напряжений в массиве грунта и не нарушает критического равновесия сдвигающих и удерживающих сил. Примерами этого вида сооружений являются выполненные аварийные работы по объектам Васильевского и Спас-Евфимиевского монастырей в г. Суздале.

Архитектурный ансамбль Васильевского монастыря - памятника федерального значения - расположен на левом возвышенном берегу р. Каменка в восточной части г. Суздаля и относится к памятникам истории и культуры Древней Руси начала XII в. Высота берегового склона на южном участке каменной ограды с крепостными башнями составляет 15... 18 м с максимальным уклоном откоса 75...80° к горизонту. Многолетний оползневой процесс образовал в береговом теле возвышенности чашу с понижением поверхности на 8...12 м и размерами в плане вдоль возвышенности до 180 м и от береговой черты до 80 м, в которой фильтрационные потоки подземных вод разжижали оползающие объемы грунтового склона, вынося дисперсную фракцию в р. Каменка [2].

Многоснежная зима 1994 года ухудшила гидрологическую ситуацию. Произошел очередной фронтальный оползень в сторону реки на участке склона длиной около 140 м и шириной до 6 м, что привело к подъему уровня подземных вод и структурному ослаблению грунтового массива непосредственно под территорией монастыря. Кромка обрыва береговой возвышенности приблизилась к стенам монастыря до 1,5 м, угрожая ее обрушению. На поверхности дворовой и прилегающей территорий образовались параллельные откосу протяженные трещины с максимальным раскрытием у поверхности 250...300 мм на глубину до 5...6 м.

Разработанные авторами и построенные конструктивно гибкие системы гравитационных инженерных сооружений обеспечили стабилизацию в равновесии сдвигающих и удерживающих сил с равномерным перераспределением напряжений в системе «грунтовый массив оползневого склона - укрепительные инженерные сооружения) (рис. 3).

Комплекс зданий и сооружений Спас-Евфимиевского монастыря в г. Суздале - уникальный памятник истории и культуры мирового значения (в списке ЮНЕСКО).

Рис. 3. Схема ступенчатого аксонометрического разреза гравитационных укрепительных сооружений на участке оползневого склона территории Васильевского монастыря:

1 - насыпной грунт; 2 - водопроницаемый суглинок с прослойками и линзами песчаного грунта;  3 - водонесущий песчаный слой; 4 - водонепроницаемый суглинок; 5 - каменная ограда монастыря; 6 - устройство анкерных тяжей каменной ограды; 7...22 - позиции описаны в статье [2].

Монастырь также расположен на высоком левом берегу р. Каменка, размерами, обилием сооружений и сохранившимися каменными постройками XIV- XVI вв. представляет собой классический архитектурный ансамбль монастырского типа. Его мощная с 12 башнями и протяженностью около 1000 м крепостная стена подчеркивает завершенность и органическую целостность всего монастырского комплекса. На фоне схожести гидрогеологических условий е площадкой Васильевского монастыря основной причиной оползня, происшедшего весной 1994 г. на береговом склоне возвышенности в непосредственной близости от юго-западного участка крепостной стены Спас-Евфимиевского монастыря, стало обводнение грунта талыми водами, проникавшими с территории монастырского двора через песчаную линзу запасника погребенных развалин изразцовой мастерской, примыкавшей к крепостной стене и обнаруженной инженерно-археологическими изысканиями. Фильтрация под крепостную степу поверхностных талых вод по кольматационным водоупорам с выходом на откос береговой возвышенности способствовала обводнению грунтового массива по длине более чем на 50 метров и его оползневому сходу, создав ситуацию обрушения крепостных сооружений на этом участке [3]. Построенная гибкая гравитационная система противооползневых инженерных сооружений на этом участке ликвидировала аварию (рис. 4).

Комплексные исследования гидрологической среды памятников архитектуры и истории подтверждают, что подтопление подземных частей древних зданий верховодкой значительно больше, чем у более поздних новых строений из-за существенной разницы относительной площади сбора инфильтрационных вод и их миграции к зданию по кольматационным водоупорам в грунтовом массиве подземного пространства. Низкая конструктивная прочность древних фундаментов является следствием большой величины и неравномерности их дополнительных осадок при ухудшении гидрологических условий застроенных территорий.

Повсеместное ухудшение гидрологических условий, как это показывают исследования, в своей основе носит не локальный или региональный, а глобальный характер [4]. Образование фазового состава подземных вод и накопление их в грунте происходит в определенных условиях под воздействием эндогенных и антропогенных режимообразующих факторов, При этом установлено, что природные условия в период роста технического прогресса быстро изменяются. Нарушение системы природных дрен и водоемов, возрастающий циркуляционный объем городского водопотреблення способствуют накоплению и удержанию водой массы в грунтах, порождая все новые геомеханические и экологические проблемы.

Среди режимообразующих факторов формирования подземных вод можно выделить несколько основных групп: геологическую, антропогенную и группу вторичных явлений, возникающих под действием искусственно созданных факторов. Влияние каждого из факторов зависит от продолжительности его действия и динамики развития.

Рис. 4. Конструктивная схема укрепительного сооружения обрывного склона береговой возвышенности территории Спас-Евфимиевского монастыря в г. Суздале:

1 - почвенно-растительный слой; 2 - суглинок пылеватый, тугопластичный; 3 - песок мелкий средней плотности, маловлажный;

4 - суглинок полутвердый.

Учет влияния искусственно созданных режимообразующих факторов с каждым годом приобретает все возрастающее значение.

Оценивая соотношение воды в парообразном, жидком и твердом состояниях и ее распределение на земле, под землей и в атмосфере за последние десятилетия, можно сделать вывод, что наблюдается динамика роста объема воды в жидком состоянии и накопление ее в грунтовой толще. Основными причинами этого процесса на земле можно считать следующие:

уменьшение объема воды в твердом состоянии и переход ее в жидкое за счет потепления климата от развития процесса парникового эффекта, таяния вечномерзлых грунтов в результате интенсивного освоения северных и арктических территорий;

уменьшение испарений за счет сокращения лесного и растительного покрова Земли, увеличения площади застройки городов, асфальтовых и других паронепроницаемых покрытий поверхности Земли, нарушения природной структуры грунта активного слоя литосферы, сокращения площади испарения зеркала водной поверхности и объема воды в водоемах, вызванного увеличением водохозяйственного и уменьшением ее поверхностного стока;

накопление воды в грунтовой толще и увеличение общего уровня подземных вод за счет уменьшения дренажного стока, обусловленного уплотнением природных структур грунта при застройке городских территорий, формирования кольматационных водоупоров верховодки, создания подпора потоков подземных вод заглубленными сооружениями, заиливания рек, озер и других природных дренажных систем, возрастания утечек воды из инженерных коммуникаций, водохранилищ и водоемов оборотного водоснабжения, фильтрационных утечек из гидротехнических водоемов и сооружений и т. п.

Таким образом, динамика подъема уровня подземных вод имеет объективные причины, основными из которых являются антропогенные факторы, сопутствующие хозяйственному освоению территорий и научно-техническому прогрессу человечества.

Например, во многих городах территории Ростовской области уровень сформировавшихся подземных вод в различных районах за последние 50 лет существенно поднялся (на 4,5-6 метров) и располагается на глубине 1-1,5 метра от дневной поверхности, а в отдельных населенных пунктах достиг земной поверхности. В городе Юрьев-Польский Владимирской области уровень сформировавшихся подземных вод не только значительно повысился, но и в старой застройке изменил направление фильтрационного потока с юго-западного на юго-восточное. В городе Владимире подтапливаются и деформируются здания старой застройки, расположенные на возвышенной территории рельефа.

Неизбежность подъема уровня подземных вод ставит новые проблемы не только для нового строительства, но в большей степени для эксплуатации уже существующих зданий и сооружений. Обследование более четырехсот объектов, построенных в разные периоды на территории Хабаровского края (городах Хабаровске, Биробиджане, Комсомольске-на-Амуре, Амурске), Ростовской области (городах Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Шахтах, Волгодонске, Таганроге), Владимирской области (городах Владимире, Суздале, Юрьев-Польском, Муроме, Гороховце, Судогде, Коврове, Покрове), Орловской области (городах Орле, Мцснске, Ливнах) показало, что шссгьдесят-ссмьдесят процентов из них деформированы в результате дополнительной неравномерной осадки фундаментов, вызванной повышением уровня подземных вод. Причем, в первую очередь деформациям все больше подвергаются капитальные здания древней и старой застройки.

Как известно, возрастание влажности, а тем более подтопление грунта в зоне сжимаемой толщи основания, непосредственно влияет на устойчивость существующих и строящихся зданий и сооружений, так как резко ухудшаются деформационные свойства грунтов. Поэтому возможность подтопления подземных частей зданий, а равно и деформации оснований, в целом рассчитываются с учетом прогноза изменения уровня сформировавшихся подземных вод в расчетный период эксплуатации. Причем, прогноз изменения режима подземных вод чаще всего сводится к анализу ограниченных статистических данных динамики изменения процесса формирования этих вод и имеет большие отклонения от действительности.

Следует отметить, что в современных расчетных схемах речь идет о прогнозе изменения уровня сформировавшихся подземных вод и подтоплении сжимаемой толщи основания снизу вверх. В то время как подтопление фундаментов верховодкой замачивает грунт сжимаемой толщи основания сверху вниз и вызывает более скорую по времени, по величине и неравномерности деформацию осадки фундаментов. Причем, подтапливается и замачивается верховодкой в первую очередь грунт основания фундаментов наружных стен и, следовательно, именно эти фундаменты получают большую дополнительную осадку по сравнению с фундаментами несущих конструкций внутри здания (рис. 2). Таким образом, возникающая неравномерность дополнительной осадки от подтопления верховодкой вызывает деформацию крена наружных стен (так называемый «периметрический развал здания»). Следовательно, действующие нормы и правила по расчету геологически однородных оснований, предусматривающих равновеликое давление в плоскости подошв фундаментов наружных и внутренних конструкций зданий и сооружений заведомо обусловливают неравномерность их осадки, так как влажность грунта оснований фундаментов наружных стен и массива грунта, прилегающего к ним, в подавляющем большинстве случаев выше, чем под внутренним объемом здания.

Защитные мероприятия против воздействия инфильтрационных вод верховодки на подземную часть здания практически сводятся к устройству обмазочной гидроизоляции фундаментов, глиняных замков в пазухах обратной засыпки и инженерно-мелиоративным мероприятиям планировки прилегающей к зданию территории. Однако эти мероприятия только в начале эксплуатационного периода для вновь возводимых зданий являются сдерживающим фактором от подтопления верховодкой. Для зданий древней и старой застройки подтопление фундаментов верховодкой и ее влияние на процессы развития дополнительной деформации грунтов основания при ухудшении гидрологических условий являются доминирующими. Неучет роли верховодки при разработке защитных мероприятий в современной практике реставрации памятников архитектуры и истории приводит к недолговечности ремонтно-восстановительных работ и крайне низкой эффективности затраченных на них средств. Следует подчеркнуть, что объем и интенсивность инфильтрационного потока верховодки с каждым годом закономерно возрастает с увеличением скорости круговорота воды в системе «атмосфера - грунтовая толща Земли».

Высокую эффективность защиты подземных частей зданий от различного рода подтоплений показал способ локального бездренажного водопонижения, на который нами получен патент (№ 1067153). В основе этого способа положен принцип регулирования условий равновесия между давлением газовой среды в защитном слое грунта, окружающим сооружение, и гидростатическим давлением подземных вод прилегающего объема. При этом осуществляется аэрационное осушение грунта защитного слоя, в поровом пространстве которого поддерживается давление газовой среды несколько больше гидростатического давления подземных вод.

Интерпретационные системы нового способа были запроектированы и построены на ряде объектов для подземных частей промышленных предприятий, заглубленных ниже поверхности земли более 7 метров, в Ростове-на-Дону, Новочеркасске; для архитектурных памятников, заглубленных до 3,5 метров, во Владимире, Юрьев-Польском. Материалы по результатам работы этих и других защитных систем опубликованы в трудах научно-технических конференций, в том числе Международной конференции «Подземный город: геотехнология и архитектура» (Санкт-Петербург, 1998 г.), научно-технических отчетах и проектах.

Уникальные по своим масштабам и полученным результатам инженерно-археологические изыскания были проведены на территории Рождественского монастыря в г. Владимире при вскрытии остатков подземной части собора XII века, выполненные в связи с принятием решения о воссоздании его в первоначальном облике и необходимости сбора инженерной информации для целей проектирования [5; 6].

Богородице-Рождественский собор Владимирского Кремля, впоследствии составивший архитектурный комплекс Рождественского монастыря города Владимира, был возведен по велению князя Всеволода Большое Гнездо в период с 1191 по 1196 гг. и в 1196 году был освящен. В начале ХШ века в связи с проведением ремонтных работ собор освящался заново. В XV- XVI веках и несколько раз на протяжение XVII и начала XVIII столетий проводились неоднократные ремонты храма.

Храм был не только архитектурным памятником русского зодчества XII века, но и историческим зданием, так как в 1263 году в соборе был погребен Великий князь Александр Невский. Собор был усыпальницей для многих подвижников благочестия, церковных и государственных деятелей России. Поэтому было решено строить на этом историческом месте криптовый храм Великого Князя Александра Невского.

Как утверждают историки, причиной проводимых ремонтов собора были пожары, Однако логично предположить, что пожары были не единственной причиной необходимости укрепления конструкции храма. Строительная комиссия 1858 года отметила исключительно ветхое состояние собора, своды которого «зияли расселинами по 30...40 см, а опорные столбы имели трещины весьма солидного размера». По велению Императора Александра II собор был разобран. На его месте в 1869 году по проекту епархиального архитектора Н.А. Артлебена было построено новое здание, представляющее точную копию разобранного, но без окружающих его галерей.

Результаты инженерно-археологических изысканий, исследований найденных конструкций фундаментов XII века и более поздних построек показывают, что они испытали сложную систему деформаций, которые можно выявить по их фактическому положению на момент исследования в 1997-1999 годах. Для анализа основных деформационных процессов в первую очередь выбирались наиболее сохранившиеся конструктивные элементы здания собора и менее поврежденные при его физическом уничтожении в 30-х годах текущего столетия [6].

Инженерно-археологическими изысканиями были выявлены хорошо сохранившиеся конструктивные элементы подземной части собора, выполненные из белокаменных блоков: лента фундамента южной стены основного объема собора и ленты фундаментов южной и восточной стен южной галереи храма. Эти конструктивные элементы как нельзя лучше сохранили следы деформационных процессов за весь период своего существования.

На стратиграфическом разрезе южной стенки рва выборки фундаментов интерьерной стороны южной стены основного объема собора хорошо просматривается линия верхнего обреза фундаментов. На построенных стратиграфических разрезах экстерьерного фасада южной и восточной стен южной галереи также хорошо просматривается линия верхнего обреза фундаментов.

Исследование конструкций фундамента южной стены основного объема, воспринимающего полную нагрузку почти 740 лет, показали, что кроме неравномерной деформации осадки они испытали неравномерность деформации оползневого консольного прогиба и сторону близко расположенного склона территории монастыря.

Величина относительной неравномерности осадки оползневого консольного прогиба на всем протяжении стены изменяется от 0,022 до 0,099. При этом если принять отметку верхнего обреза юго-западного угла здания основного объема за начальную точку отсчета консольного прогиба оползневой осадки ленты фундамента, его юго-восточный угол опустился за весь период существования более чем на 0,56 м (рис. 5). Среднее значение относительной осадки оползневого консольного прогиба по всей длине здания составляет 0,043 при наличии небольшого участка от юго-западного угла здания с равномерной осадкой фундамента.

Рис. 5. План-схема фундаментов Богородице-Рождественского собора XII века и храма-памятника Великому князю Александру Невскому с общим видом проектируемого храма: а) план фундамента XII века; б) план фундамента храма-памятника; в) общий вид храма-памятника.

Выделяя конструктивную линию верхнего обреза ленточного фундамента южной стены южной галереи (рис. 5) по маячным блокам верхней версты фундамента, выявлена закономерность его осадки, аналогичная параллельной линии ленточного фундамента южной стены основного объема собора. Как и для ленточного фундамента южной стены основного объема, линия верхнего обреза фундамента южной стены южной галереи зафиксировала осадку оползневого консольного прогиба в сторону крутопадающего откоса территории монастыря. Неравномерность осадки оползневого консольного прогиба на различных участках ленты этого фундамента находится в пределах 0,004...0,030, а среднее значение составляет 0,012. Средняя величина консольного прогиба оползневой осадки этой ленты фундамента составляет 0,22 м, то есть в два с половиной раза меньше по сравнению с лентой фундамента основного объема. При этом следует подчеркнуть, что лента фундамента южной стены южной галереи по сравнению с лентой фундамента южной стены основного объема испытывала меньшую нагрузку и по величине, и по времени действия (на 70 лет).

Инженерно-археологические исследования, кроме рассмотренных свидетельств развития оползневого процесса в грунтовом массиве возвышенности территории монастыря, выявляют соответствующие конструктивные особенности. Так, восточная стена абсиды собора имеет мощные кирпичные контрфорсы, свидетельствующие о попытках в процессе эксплуатации здания собора удержать его от развивающегося крена стены. Другим примером этого процесса является изменение в линии верхнего обреза фундамента восточной стены южной галереи, где консольный прогиб оползневой осадки от северного до южного угла галереи (рис. 5) составляет 120 мм, а относительная осадка оползневого консольного прогиба - 0,049. Имеются и другие доказательные примеры.

Таким образом, можно сделать определенный вывод, что оползневой сход склона возвышенности территории монастыря развивается в юго-восточном направлении относительно продольной оси собора.

Накопленный опыт инженерно-археологических изысканий архитектурных памятников Владимирской области и гидрогеологической среды их обитания позволили определить достойное место новому научному направлению - «Инженерная археология», сформулировать принципы решения инженерных задач в реставрационном строительстве, базируясь на следующих основных закономерностях:

В верхнем осадочном слое поверхности Земли с течением времени на разных глубинах формируются кольматационные прослойки грунта за счет проникновения в него пылеватых и коллоидных частиц с дневной поверхности и суффозионного их переноса в потоке инфильтрата атмосферных осадков и талых вод, образующие относительные водоупоры для миграции верховодки по их кровлям;

Возводимые здания и сооружения, испытывая осадки, деформируют грунтовую толщу и прослойки кольматационных водоупоров, изгибая их воронками, в центре которых находятся сами сооружения, что создает условия для миграции инфильтрационных вод к подземным частям зданий и их основаниям сверху. С течением времени этот процесс подтопления верховодкой прогрессирует и для древних строений становится доминирующим;

Диаметры осадочных воронок для древних зданий, простоявших 4...6 столетий, по величине составляют у поверхности земли в три раза больше величины линейно деформируемой толщи основания фундаментов исследуемых зданий;

Глобальное изменение гидрологических условий, связанное с увеличением объема жидкой фазы воды на Земле и накопления ее в грунтах, создает условия для подъема уровня сформировавшихся подземных вод и подтопления оснований зданий и сооружений снизу;

Объем и интенсивность инфильтрационного потока верховодки с увеличением жидкой фазы воды на Земле возрастает, так как увеличивается и ускоряется круговорот воды в системе «атмосфера - грунтовая толща», а, следовательно, возрастает ее влияние на физико-механические свойства грунтов оснований, величину дополнительной неравномерной осадки фундаментов зданий и сооружений и долговечность последних;

Для ликвидации оползневых процессов застроенных возвышенных территорий целесообразно использовать гибкие гравитационные системы инженерных сооружений, которые, не нарушая критического равновесия между сдвигающими и удерживающими силами, увеличивают последние и способствуют саморегуляции в перераспределении опасных напряжений в укрепленном массиве грунта;

При разработке проекта усиления фундаментов для древних и старых зданий целесообразно разрабатывать такие их конструкции и системы взаимосвязей, которые обеспечивают конструктивную жесткость подземной части, способную полностью воспринимать напряжения от неравномерности деформаций оснований, не передавая их на конструктивные элементы верхнего строения;

В проектах по восстановлению конструктивной прочности элементов древних и старых зданий целесообразно предусматривать разработку инженерно-мелиоративных мероприятий по защите их подземной части от подтопления подземными водами. При этом система защитных мероприятий не должна изменять природное равновесие миграционных потоков подземных вод и усугублять гидрологические условия прилегающих территорий.

Литература

1. Глазов В.И., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Практика археологических и архитектурно-геологических исследований в г. Суздале. Тезисы докл. VI научн. конф. «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России».- Нижний Новгород, 1998.

2. Сорочан Е.А., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Укрепление склона территории Васильевского монастыря в г. Суздале // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1997. № 5.

3. Скальный B. C., Косыгин Е.В. О проблемах повышении устойчивости крепостных сооружений Спас-Евфимиевского монастыря в г. Суздале. Труды V Междунар. конф. по проблемам свайного фундаментостроения.- М., 1996.

4. Сорочан Е.А., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Концептуальные проблемы подтопления подземных городов и проектирования инженерных эколого-защитных мероприятий. Труды Международной конференции «Подземный город: геотехнология и архитектура».- Санкт-Петербург, 1998.

5. В глубь веков. Новые открытия владимирских археологов. Газета «Труд» №159 (23384) от 27.8.99 г.

6. Инженерно-археологические изыскания и проектные исследования строительства криптового храма Великого князя Александра Невского. B. C. Скальный, В.П. Глазов, Е.В. Косыгин и др. НПФ «Тектоника».- Владимир, 1998.

СОЗДАНИЕ ИСТОРИКО-ЛАНДШАФТНЫХ КОМПЛЕКСОВ - ПУТЬ К КОМПЛЕКСНОЙ ОХРАНЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И ПРИРОДЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Л.Л. Кузьмин, С.Н. Давыдова

В наше время все большую актуальность приобретают проблемы сохранения памятников истории, культуры, возрождения архитектурных ансамблей, восстановления природных ландшафтов.

Владимирская область - один из тех регионов России, где необходимость решения этих проблем стоит особенно остро. Это обусловлено рядом причин. Область относится к древнейшим историко-культурным центрам России, а территории, входящие в нее, издавна составляли ядро Владимиро-Суздальского княжества. Некоторое время (в XII- XIII вв.) г. Владимир являлся центром государственности и культуры Северо-Восточной Руси, центром, положившим начало формированию великорусской нации.

Многовековая истории региона представлена большим количеством памятников истории и культуры, из которых 3,5 тыс. официально взято под охрану, а 10, являясь шедеврами белокаменного зодчества земли Русской, включены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

К сожалению, отношение к этому великому культурному наследию оставляет желать лучшего. Часть памятников истории и культуры расположена в промышленных районах городов, вблизи оживленных автострад, используется не по назначению, что способствует значительному негативному воздействию на них антропогенных факторов. Объявление исторического или культурного объекта охраняемым памятником носит, как правило, формальный характер, т. к. его истинная сохранность зависит от балансовой принадлежности и возможностей финансирования работ по его поддержанию, ремонту, реставрации и т. п. Зачастую размеры охранных зон, устанавливаемых вокруг памятников истории и культуры, недостаточны для предотвращения антропогенного воздействия. Перечисленное выше в значительной степени определяет то, что даже многие охраняемые объекты культурного наследия находятся в аварийном состоянии, а порой на грани гибели.

До последнего времени существовала ситуация, когда памятники истории и культуры рассматривались в отрыве от их окружения, будь этим окружением созданный человеком парк, либо живописный природный ландшафт.

Для разрешения этого парадокса в 1999 г. постановлением главы администрации области была установлена категория особо охраняемых природных территорий (ООПТ) «историко-ландшафтные комплексы» и утверждено Положение о них (прилагается). Согласно этому постановлению историко-ландшафтными комплексами являются уникальные, живописные природные территории, на которых расположены памятники истории и культуры и которые образуют с ними единые комплексы (недаром еще в старину прежде, чем начать строить, проводили выбор места под застройку, чтобы оно было «красно и стройно»). Для установленной категории ООПТ был разработан порядок признания территорий историко-ландшафтными комплексами и определен режим особой охраны.

Нам представляется, что работа по созданию историко-ландшафтных комплексов во Владимирской области может идти в двух направлениях.

Первое предполагает взять за основу самостоятельно существующие памятники истории, культуры и природы, которые функционируют на территории области последние три десятилетия. Некоторые из памятников истории и культуры расположены непосредственно на территориях ООПТ. Например, архитектурный памятник Всемирного наследия «Церковь Покрова на Нерли» расположен в границах ботанического памятника природы регионального значения «Боголюбовский луг» в Суздальском районе, памятники истории и культуры «Церковь Дмитрия Солунского» и «Сергиевская церковь» (Карельская Слободка) - в границах природного заказника регионального значения «Чистая вода» в Юрьев-Польском районе, «Ансамбль усадьбы Бутурлиных-Зубовых» (д. Крутец) - на территории ботанического памятника природы регионального значения «Сосновый бор» в Александровском районе. Ряд памятников г. Суздаля граничит с недавно созданным в пойме р. Каменки комплексным природным заказником регионального значения «Ильинский луг» и т. д.

Второе направление - это присоединение к ранее взятым под охрану памятникам истории и культуры их природного окружения, что позволит вернуть объектам наследия первозданный вид и прежнюю красоту, т. е. гармонию со средой. Здесь, прежде всего, мы имеем и виду русские усадьбы и их ансамбли: например, усадьба Карповых в д. Крутец и имение князей Воронцовых-Дашковых в с. Андреевское (Петушинскнй район); усадьба-музей Н.Е. Жуковского в д. Орехово и усадьба графа Зубова в с. Фетинино (Собинский район); имение князей Голицыных в с. Симе и усадьба Митьковых, потомков декабриста М.Ф. Митькова в с. Варварино (Юрьев-Польский район); усадьба лесопромышленника графа Храповицкого в с. Муромцево на территории парка-дендрария и др., а также ряд памятников истории и культуры, расположенных в границах городских застроек и сельских населенных пунктов. Памятники архитектуры зачастую примыкают к давно сформированным городским паркам или природным ландшафтам, например, памятник истории и культуры «Здание раздаточной конторы», расположенный в границах городского парка им. Горького в г. Юрьеве-Польском; архитектурные памятники Всемирного наследия - Ансамбль Успенского кафедрального собора, Дмитриевский собор, Здания городской думы и губернских присутственных мест, гармонично вписавшиеся в городской парк им. Пушкина в г. Владимире; а также архитектурный памятник Всемирного культурного наследия «Церковь Бориса и Глеба» в с. Кидекша (Суздальский район), являющийся шедевром белокаменного зодчества, и многие другие.

В современных условиях при нестабильной экономике и несовершенстве законодательства о наследии, в условиях роста использования культурных и природных ценностей в коммерческой деятельности и прочих факторах риска наследию, вполне может распространиться практика передачи в аренду памятников и природных комплексов «по незнанию», либо их распродажи таким пользователям, которые не будут заинтересованы ни в сохранении и восстановлении раритетов, ни в их грамотном использовании.

Создание историко-ландшафтных комплексов позволит предупредить эти риски. Кроме того, образование историко-ландшафтных комплексов решает вопрос увеличения размеров охранных зон вокруг исторических памятников за счет окружающих их природных ландшафтов и установления экологического мониторинга на их территориях, а также оптимизирует поиск экономических возможностей содержания этих структур.

В настоящее время во Владимирской области разрабатываются проекты документов на образование сразу нескольких историко-ландшафтных комплексов в разных административных районах области, которые позволят оптимально решить вопрос сохранения историко-культурного и природного наследия нашего региона.

ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ИСТОРИКО-ЛАНДШАФТНЫХ КОМПЛЕКСАХ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

I . Общие положения

1.1. Основанием дли установления категории особо охраняемых природных территорий «Историко-ландшафтные комплексы Владимирской области» служит п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях».

1.2. Историко-ландшафтные комплексы - это уникальные, живописные природные территории, на которых расположены памятники истории и культуры и которые образуют с ними единые комплексы. Памятники истории и культуры, входящие в состав историко-ландшафтных комплексов, могут иметь федеральное, областное и местное значение.

1.3. Историко-ландшафтные комплексы включают в свой состав:

естественные, природные территории, ценные в экологическом, эстетическом, культурном и рекреационном отношениях, на которых находятся или примыкают к ним памятники истории и культуры и их охранные зоны;

памятники истории и культуры, находящиеся на государственной охране, и их охранные зоны.

1.4. Историко-ландшафтные комплексы могут иметь областное или местное значение. При этом у памятников истории и культуры, расположенных на территории комплексов, сохраняется категория, установленная для них законодательством Российской Федерации.

II. Цели объявления природных территорий с находящимися на них памятниками истории и культуры историко-ландшафтными комплексами

Целью объявления природных территорий историко-ландшафтными комплексами является сохранение живописных ландшафтов, ценных в эстетическом, культурном и рекреационном отношениях и являющихся сложившимся естественным, природным окружением памятников истории и культуры.

III . Порядок признания территорий, занятых историко-ландшафтными комплексами, особо охраняемыми природными территориями

3.1 Природные объекты и территории образуются историко-ландшафтными комплексами областного значения постановлениями главы администрации Владимирской области.

3.2. Природные объекты и территории образуются историко-ландшафтными комплексами местного значения постановлениями глав муниципальных образований.

3.3. Администрация Владимирской области, муниципальные образования утверждают границы и особый режим охраны каждого конкретного историко-ландшафтного комплекса, находящегося и их ведении. При этом режим охраны памятников истории и культуры и ох охранных зон, установленный государственным органом, или органом местного самоуправления, принявшим их на охрану, может быть усилен дополнительными ограничениями, не противоречащими действующему законодательству.

3.4. Передача историко-ландшафтных комплексов (природных территорий в пределах историко-ландшафтных комплексов) под охрану лиц, в чье ведение они переданы, оформление охранного обязательства, паспорта и других документов осуществляется администрацией Владимирской области и муниципальными образованиями при согласовании со специально уполномоченными на то государственными органами Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды (природные территории) и культуры (памятники истории и культуры, включенные в состав комплекса). Историко-ландшафтные комплексы могут быть переданы под охрану одному или нескольким лицам.

3.5. Объявление территорий историко-ландшафтными комплексами допускается без изъятия занимаемых ими земельных участков у собственников, владельцев и пользователей этих участков.

3.6. Историко-ландшафтные комплексы обозначаются на местности предупредительными и информационными знаками по периметру установленных территорий и отображаются на картах-схемах с подробным описанием их границ.

3.7. В целях защиты историко-ландшафтных комплексов от неблагоприятных антропогенных воздействий на прилегающих к ним участках суши и водного пространства создаются охранные (буферные) зоны с регулируемым и контролируемым режимом хозяйственной деятельности. Граница и особенности режима охранных (буферных) зон устанавливаются для каждого конкретного историко-ландшафтного комплекса.

IV. Режим особой охраны историко-ландшафтных комплексов

4.1. На территориях историко-ландшафтных комплексов должен осуществляться особый режим использования земель сельскохозяйственного назначения, а также могут быть полностью или частично, постоянно или временно (в том числе в определенное время года) запрещены или ограничены хозяйственная и иная деятельность, противоречащая целям организации историко-ландшафтных комплексов или причиняющая вред окружающей природной среде и (или) памятникам истории и культуры, расположенных на территории этих комплексов, в том числе:

распашка новых территорий;

рубки главного пользования, а также работы, связанные со сплошной рубкой леса, заготовка живицы;

сенокошение до периода созревания трав, перевод сенокосов в пастбища, пастьба скота;

промышленные заготовка и сбор грибов, ягод, орехов, плодов семян, лекарственных и иных растений; другие виды пользования растительным миром;

промысловая, спортивная и, в определенных случаях, любительская охота, промысловый лов рыбы, иные виды пользования животным миром;

мероприятия по изменению видового состава флоры и фауны;

сбор зоологических, ботанических и минералогических коллекций, а также палеонтологических объектов, предметов истории и культуры;

предоставление земельных участков под застройку, а также для садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан на территории историко-ландшафтных комплексов;

проведение новых гидромелиоративных и ирригационных работ, геологоразведочные изыскания и разработка полезных ископаемых;

применение ядохимикатов, минеральных удобрений, химических средств защиты растений и стимуляторов роста;

строительство зданий и сооружений, дорог и трубопроводов, линий электропередач и других коммуникаций на территории историко-ландшафтных комплексов;

взрывные работы;

проезд и стоянка автотранспорта вне дорог общего пользования;

устройство привалов, бивуаков, туристических стоянок и лагерей за пределами определенных для этого мест;

любые иные виды хозяйственной деятельности, рекреационного и другого природопользования, препятствующего сохранению ландшафтно-исторических комплексов и их компонентов.

4.2. Собственники, владельцы и пользователи земельных участков, расположенных в границах историко-ландшафтных комплексов, принимают на себя обязательства по обеспечению режима их особой охраны.

4:3. Расходы собственников, владельцев и пользователей указанных земельных участков по обеспечению установленного режима особой охраны возмещаются за счет средств областного и местных бюджетов, а также средств внебюджетных фондов и других не запрещенных законом источников.

4.4. Государственные историко-ландшафтные комплексы в обязательном порядке учитываются при разработке планов и перспектив экономического и социального развития, территориальных комплексных схем землеустройства и районной планировки, а также лесоустроительной документации.

V. Организация охраны историко-ландшафтных комплексов

Организация охраны историко-ландшафтных комплексов осуществляется в соответствии е требованиями ст. 35 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» и ст. 30 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», а также «Временного положения о землях историко-культурного назначения Владимирской области», утвержденного решением Законодательного Собрания Владимирской области от 02.06.95 г. № 138.

VI. Ответственность за нарушение режима историко-ландшафтных комплексов

Ответственность за нарушение режима историко-ландшафтных комплексов определяется ст. 36 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» и ст. 53 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», а также; «Временным положением о землях историко-культурного назначения Владимирской области», утвержденным решением Законодательного Собрания Владимирской области от 02.00.95 г. № 138.

(Воспроизведено по тексту доклада «О состоянии окружающей природной среды и здоровья населения Владимирской области в 1999 году». Выпуск № 7, Владимир, 2000)

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА БОТАНИЧЕСКИХ САДОВ И ДЕНДРОЛОГИЧЕСКИХ ПАРКОВ

А.А. Пакина

Ботанические сады и дендрологические парки как объекты экологического мониторинга

Ботанические сады и дендрологические парки России наряду с другими объектами культурного и природного наследия подвергаются негативному воздействию экологических факторов. Обусловлено это, в немалой степени, характером их размещения: большая часть ботанических садов и дендропарков расположены в пределах административных границ городов и других населенных пунктов. Во многом это определяет и характер воздействия: в структуре факторов, оказывающих негативное влияние на состояние ботанических садов и дендрологических парков, приоритетную роль играют экологические факторы антропогенного происхождения.

В соответствии с Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях» (1995 г.) ботанические сады и дендрологические парки «являются природоохранными учреждениями, в задачи которых входит создание специальных коллекций растений с целью сохранения разнообразия и обогащения растительного мира, а также осуществление научной, учебной и просветительской деятельности». В числе основных направлений деятельности ботанических садов (ВС) и дендрологических парков (ДП) как особо охраняемых природных территорий выделяются следующие: сохранение биоразнообразия, создание и сохранение генофонда растений, в том числе редких и исчезающих видов, а также изучение и разработка подходов к охране и рациональному использованию растительных ресурсов. Особо отметим рекреационное и образовательно-просветительское значение БС и ДП, которым они обладают вследствие высокой эстетической привлекательности их территорий и разнообразия коллекций.

В условиях постоянно растущих масштабов воздействия экологических факторов на объекты наследия необходимость организации системы экологического контроля их состояния становится очевидной. До настоящего времени специальных наблюдений за экологической ситуацией на территориях ботанических садов и дендропарков не проводилось. В связи с этим, в качестве первого шага в процессе формирования сети экологического мониторинга, сотрудниками Института Наследия в 2000 г. была осуществлена попытка оценить в общих чертах сложившуюся экологическую ситуацию. С этой целью во все ботанические сады и дендрологические парки, расположенные на территории России (по состоянию на 31.12.99 г. насчитывалось 80 таких объектов) были направлены запросы на предмет оценки влияния экологических факторов, проявляющихся в пределах территорий конкретных объектов.

Результаты опроса, помимо данных о воздействии экологических факторов на состояние ботанических садов и дендрологических парков, позволили сделать вывод о том, что проблема формирования системы экологического мониторинга действительно актуальна и требует разрешения в кратчайшие сроки. В ходе опроса была получена информация по 35 ботаническим садам и дендропаркам, что составляет около 44 % от общего числа объектов данной категории. Полученные данные представляются вполне репрезентативными для всей сети БС и ДП, что позволяет судить об общей экологической ситуации, характерной для ботанических садов и дендрологических парков России.

Основные проблемные ситуации

Факты наличия неблагополучных экологических ситуаций были отмечены в большинстве ботанических садов и дендропарков: загрязнение воздушного бассейна - в 90 % случаев; деградация растительного покрова - 73 %; загрязнение водных объектов - 67 %; подтопление территории - 56 %; отмечались и другие экологические проблемы. Только в 20 % случаев не зафиксировано проблемных ситуаций, обусловленных воздействием экологических факторов, что является крайне низким показателем, учитывая, что рассматриваемые объекты относятся к числу особо охраняемых природных территорий.

Анализ данных, полученных в результате опроса, свидетельствует о том, что одним из наиболее серьезных факторов антропогенного характера, оказывающих негативное воздействие на состояние ВС и ДП, является загрязнение воздушного бассейна. При этом в подавляющем большинстве случаев загрязнение атмосферного воздуха связано с общей неблагоприятной ситуацией, сложившейся в городах России. Высокая степень загрязнения воздушного бассейна характерна для ботанических садов, расположенных в административных границах городов Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Саратов и других. Однако во многих случаях в числе источников поступления загрязняющих веществ в атмосферу в первую очередь указывается автотранспорт. Это обусловлено непосредственным соседством БС и ДП с автомобильными дорогами. Подобная ситуация характерна для БС (ДП), находящихся в городах Москва, Саратов, Петрозаводск, Чебоксары, Уфа, Самара, Омск, Иркутск и многих других. В ряде случаев автодороги проходят непосредственно по территориям БС и ДП. Так, с 1985 г. по сегодняшний день на территории дендрария НИИ горного лесоводства и экологии леса (г. Сочи) функционирует «временная» автодорога к ЛАТИ-3. Кроме того, дендрарий разделен на две части Курортным проспектом с интенсивным движением транспорта. Данные факторы обуславливают высокую степень загрязнённости воздуха, что негативно отражается на состоянии коллекций растительности.

Сложившаяся ситуация противоречит Статье 29 Закона РФ «Об особо охраняемых природных территориях», где отмечается, что «на территориях ботанических садов и дендрологических парков запрещается всякая деятельность, не связанная с выполнением их задач и влекущая за собой нарушение сохранности флористических объектов». Несмотря на это, изменение сложившейся структуры транспортных коммуникаций в таких случаях представляется весьма проблематичным, так как затрагивает хозяйственные интересы городов и даже регионов. Тем более актуальным представляется в таких случаях ведение экологических наблюдений за состоянием коллекций растений и их изменением в результате воздействия выбросов автотранспорта.

Серьезной проблемой, с которой сталкиваются сегодня ВС и ДП, является также загрязнение поверхностных водоемов. Высокий уровень загрязнения поверхностных вод имеет место и тех случаях, когда водоемы пополняются водой рек, протекающих по территориям городов или промышленных предприятий. Так, источником загрязнения водоемов на территории дендрологического парка «Южные культуры» (г. Сочи) являются воды ручья, в верхнем течении пересекающего территории промышленных предприятий. Во время паводков в водоемы поступают как механические, так и химические загрязнения, в том числе нефтепродукты. В ботаническом саду Воронежского государственного университета водоем загрязняется отходами горюче-смазочных материалов. Высокая степень загрязнения воды отмечена в р. Темерник, протекающей вдоль границы ботанического сада Ростовского государственного университета. Для вод реки характерно высокое содержание аммиака, органики, фенолов, нефтепродуктов. Таким образом, береговая зона реки представляет собой активный фактор формирования неблагоприятной экологической обстановки. Аналогичная ситуация характерна для р. Юрас (Дендрологический сад СевНИИЛХ, г. Архангельск), воды которой загрязняются отходами АЦБК, завода силикатного кирпича и пр.

Подтопление территории также представляет для многих ботанических садов и дендропарков серьезную проблему. В ботаническом саду Ботанического института (г. Санкт-Петербург) даже при незначительном поднятии воды в реках Карповке и Б. Невке постоянно затапливается юго-восточная часть парка-дендрария, т. к. ее высота над уровнем моря составляет всего 1 - 2,5 м. При сильном наводнении в ноябре 1999 г., когда вода поднялась на 200 см выше уровня моря, было затоплено 35 % его территории. Процессы подтопления присутствуют на территории ботанического сада Самарского государственного университета. Впервые они проявились около 25 лет назад, когда была проведена реконструкция Московского шоссе, проходящего вдоль границы сада. Прокладка автомобильной трассы республиканского значения вдоль границы Чебоксарского филиала Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина привела к заболачиванию и гибели дубово-липового насаждения (возраст 80-120 лет). Из-за нарушения мелиоративной сети, требующей незамедлительного восстановления, происходит подтопление территории в ботаническом саду Соловецкого музея-заповедника. Процессам подтопления подвергнуто около 5 га территории ботанического сада Ростовского университета, прилегающей к реке Темерник. Здесь происходит вымокание древесных растений, страдает учебная экспозиция «Система растительного мира», разрушаются оранжерейные постройки на площади более 2 тыс. кв. км. Причиной подтопления является создание вблизи ботанического сада водохранилища регулирующего типа. Несанкционированная установка гаражей в буферной зоне Сахалинского ботанического сада обусловила развитие процессов заболачивания и поднятия уровня грунтовых вод на прилегающих участках территории сада. В результате были отмечены случаи гибели естественной растительности и растений-интродуцентов в питомниках сада.

Вышеуказанные проблемные ситуации в подавляющем большинстве случаев влекут за собой деградацию растительности в ботанических садах и дендрологических парках. Под угрозой оказываются коллекции растений, имеющие высокую научную и эстетическую ценность. Так, в результате заболачивания территории и загрязнения воздушного бассейна выхлопами автотранспорта происходит деградация растительности в Сочинском дендрарии НИИ горного лесоводства и экологии леса. Загрязнение воздуха значительно увеличивает усыхание растительности в ботанических садах и дендропарках юга России. Под влиянием климатических факторов происходит усыхание старовозрастных деревьев вяза гладкого на территории ботанического сада-института Уфимского научного центра. В ботаническом саду Пермского государственного университета в связи с повышением уровня грунтовых вод и их минерализации наблюдается массовое искривление стволов хвойных деревьев. В ботаническом саду МГУ им. М.В. Ломоносова (г. Москва), дендрологическом парке «Южные культуры» (г. Сочи) и многих других происходит вытеснение интродуцированных пород местными видами. Во многих ботанических садах и дендропарках в результате нерегулируемого посещения наблюдается чрезмерная дигрессия растительности, сопровождающаяся переуплотнением почвы, исчезновением травяного покрова, ослаблением древостоя.

Социально-экологические последствия

В связи с недостаточной охраной территорий ботанических садов и дендропарков и отсутствием ограждения на отдельных участках их границ, а в некоторых случаях - по всей их протяженности, происходит расхищение коллекционного материала, несанкционированная вырубка деревьев, сбор лекарственных растении. Ущерб растительности наносят костры и возникающие на сухом травостое мелкие очаги пожаров, а также свалки бытового мусора. Основной причиной вышеуказанных проблем является недостаточное финансирование ботанических садов и дендрологических парков.

В числе прочих проблем, характерных для данной категории ООИ T, одной из наиболее сложных можно считать посягательства на их территории со стороны различных организаций. Так, на территории БС Пермского государственного университета в период с 1973 г. были построены химический корпус университета, склад химических реактивов, КБ «Маяк», проложена теплотрасса. В результате были уничтожены некоторые мемориальные посадки древесных растений, пострадали коллекции декоративных кустарниковых и травянистых растений. На территории ботанического сада Воронежского государственного университета также расположен гараж и несколько небольших построек, гаражи установлены в буферной зоне Сахалинского ботанического сада. Острые проблемные ситуации в Чебоксарском филиале Главного ботанического сада им. Н.В.Цицина обусловлены соседством с садоводческими товариществами, в связи с чем по территории БС осуществляется самовольный проезд автотранспорта к садовым участкам. Вплотную к границам ботанического сада Кубанского университета примыкают поля фермерского хозяйства «Прикубанский», ведется застройка свободных прилегающих территорий. Сходные проблемы характерны дли Южно-Сибирского и Горно-Алтайского ботанических садов (г. Барнаул и с. Камлак Республики Алтай соответственно), где на прилегающих территориях осуществляется выпас скота.

Вышеперечисленные проблемы не всегда можно отнести к экологическим, однако их наличие усугубляет и без того сложную обстановку, сложившуюся во многих ботанических садах и дендрологических парках. Как следует из результатов опроса, на территориях многих объектов ведется фиксирование нарушений, происходящих в результате воздействия экологических факторов. Однако эти наблюдения не систематизированы и осуществляются по мере возникновения проблемных ситуаций. Организация экологического мониторинга ботанических садов и дендрологических парков позволит получать точные знания о состоянии и экологических факторах динамики этих объектов, что даст возможность предотвращать проблемные ситуации на стадии их формирования.

Заключение

Для решения экологических проблем ботанических садов и дендрологических парков требуется, в первую очередь, укрепление законодательной базы. Необходимо более четкое определение статуса объектов, принадлежащих к данной категории ООПТ и установление жестких санкций на использование территорий ботанических садов и дендропарков в целях, противоречащих их прямому назначению. Необходимым также является принятие мер по улучшению бюджетного финансирования, что позволит ботаническим садам и дендропаркам наряду с развитием научной и природоохранной деятельности организовать в полном объеме работу по созданию системы экологического мониторинга состояния их территорий. Организация такой системы будет способствовать улучшению их состояния и совершенствованию управления окружающей средой в целом.

ГРАДООХРАНИТЕЛЬНЫЙ МОНИТОРИНГ И ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ

Г.К. Парфенов

Памятники истории и культуры как объекты градостроительной деятельности

Город - это антропогенный природно-территориальный комплекс, объединяющий как искусственные сооружения (здания и сооружения, дороги и энергетические установки), так и компоненты сильно измененных природных ландшафтов. От качества городской среды, которое является конечным результатом производственной, планировочной, социокультурной и рекреационной деятельности его населения, во многом зависит и состояние расположенных в городе памятников.

Большинство памятников истории и культуры, расположенных в городской среде, создавались предшествующими поколениями людей как объекты, необходимые для жизни и деятельности своих современников. Подобные объекты возникали, «жили» и развивались совместно с окружающей их архитектурно-пространственной средой, постепенно формируя градостроительную ткань поселений, преображая природное окружение. Лишь по прошествии значительного времени, уже по оценке последующих поколений они были признаны свидетелями исторического развития и получили статус памятников. Поэтому в современных условиях весьма важно сохранить историческим поселениям способность развиваться и удовлетворять возрастающие потребности общества. С этих позиций сохранение памятников истории и культуры становится делом архисложным, требующим комплексного подхода к изучению существующей градостроительной ситуации.

Вся работа, связанная с охраной и бережным использованием ценных объектов исторического, культурного и природного наследия, относится к градостроительной деятельности, которая регулируется Градостроительным кодексом Российской Федерации, утвержденным в 1998 году (ст. 1).

Градостроительный кодекс Российской Федерации обязывает органы местного самоуправления осуществлять ведение градостроительного кадастра и мониторинга градостроительной деятельности (ст. 54, 55).

Территории и объекты недвижимости, их комплексы, являющиеся ценными памятниками истории и культуры, как объекты градостроительной деятельности входят в информационную систему сведений, необходимых для осуществления градостроительной деятельности, являются основой градостроительного кадастра и градостроительного мониторинга.

В современных условиях организация постоянно действующего градоохранительного мониторинга, отслеживающего динамику происходящих изменений, и создание градоохранительного кадастра на его основе - задачи первостепенной важности.

Обследование памятников истории и культуры в ходе градоохранительного мониторинга

Градоохранительный мониторинг - это система слежения за состоянием городской среды. Одно из важных направлений градоохранительного мониторинга - слежение за сохранением ансамблей исторической части города и памятников истории и культуры.

Организацию мониторинговых исследований городской среды необходимо проводить исходя из масштаба объектов его административно-планировочной структуры. Исходя из этого, объектами градоохранительного мониторинга могут быть: планировочные комплексы (культурно-исторические комплексы городов с их окрестностями); населенные пункты; планировочные районы (городские исторические районы и отдельные кварталы); градоформирующие комплексы (архитектурно-исторические комплексы, ансамбли, монастыри и усадьбы); единичные объекты (памятники истории и культуры и другие объекты наследия). В связи с этим отслеживание их состояния, взаимосвязей со средой необходимо выполнять при осуществлении всех видов и стадий градостроительной деятельности.

В процессе градостроительной деятельности, как и любом процессе воздействия человека на окружающую среду и ее объекты, можно выделить три составляющих:

прогнозирование возможного воздействия;

планирование воздействия;

осуществление воздействия.

Сохранение и бережное использование объектов культурно-исторического и природного наследия на каждом из этих этапов имеет свою специфику.

Выявление возможного прогнозного воздействия определяется в государственных стратегических программах, указывающих основные направления социально-экономического развития административных районов области и отдельных ее территорий. Анализ этой информации позволяет планировать на отдаленное будущее использование территорий, отдельных участков и объектов, расположенных в указанном районе. Сопоставление полученной свежей информации с информацией, имеющейся в органах культуры и архитектуры, может подсказать характер и объем предстоящих работ относительно объектов охраняемого исторического, культурного и природного наследия. Прежде всего работы должны быть связаны с обобщением и накоплением информации по этим объектам, а также с проведением целенаправленных визуальных обследований состояния охраняемых памятников истории и культуры и участков их расположения, включая пограничные территории.

Фиксация информации в форме текстовых сообщений, произведений иконографии, фото - и видеодокументов, и создание на их основе информативного банка данных могут быть использованы в будущем как источники для разработки архитектурно-исторических заданий, выдаваемых к проектам реконструкции исторических территорий и объектов охраняемого наследия.

Архитектурно-историческое задание (АИЗ), в соответствии с действующим градостроительным законодательством, является юридическим документом, определяющим временные горизонты существования памятника, его дальнейшие преобразования и возможное использование в настоящее время и в ближайшем будущем. Кроме того, оно определяет требования, предъявляемые к заказчику проектной градоохранительной и градостроительной документации, подрядчику работ, проводимых на объекте, и будущему владельцу культурно-исторического памятника.

По существу АИЗ - это плановый документ, определяющий будущее памятника исходя из его исторической и культурной ценности. АИЗ определяет на ближайшую перспективу объем предстоящих научно-исследовательских, консервационно-реставрационных и ремонтно-восстановительных работ. В нем оговариваются эксплуатационные условия использования объекта наследия, его участка, а также условия взаимодействия с соседними объектами и пограничными участками. В задании оговариваются условия создания зон охраны памятников с учетом зон влияния соседних объектов,

АИЗ является основанием для разработки градоохранительной, градостроительной документации. Проектная документация, в свою очередь, представляет собой полноценный сценарий будущего существования охраняемого объекта наследия и его окружения. Перед началом проектирования выполняются научные архитектурно-археологические и специальные инженерно-технические изыскания, на основании которых определяют существующее состояние объекта и среды, окружающей его, выявляют происходящие процессы, их качественные и количественные характеристики. Сравнительный анализ полученных данных с информацией, содержащейся в АИЗ, позволяет выявить динамику происходящих процессов и разработать решения, адекватные обстоятельствам.

Осуществление согласованных и утвержденных проектных решений по важности и ответственности работ, выполняемых в сфере охраны и сбережения объектов наследия, занимает второе место после археологических исследований. В связи с этим ход выполнения работ, их технологическая последовательность и профессиональное качество должны постоянно и регулярно контролироваться органами охраны культурно-исторического и природного наследия, а также органами архитектуры. Причем, контроль и отслеживание ситуации должны производиться органами охраны наследия с момента выдачи архитектурно-планировочного задания (АПЗ), действующего наравне с АИЗ, и выкопировки участка (предварительного топографического плана), подписанного главным архитектором соответствующей административной единицы (области, административного района, города).

Весь период отслеживания ситуации и сбора необходимой информации можно подразделить на три стадии:

первая стадия - визуальное обследование;

вторая стадия - специальное тематическое обследование;

третья стадия - фундаментальное комплексное обследование. Каждая стадия исследовательских работ имеет свои цели и задачи.

Первая стадия - визуальное обследование

Цель - осуществление общего контроля за состоянием охраняемых объектов культурно-исторического наследия, а также их ближайшего окружения в пределах зон охраны.

Задача - выполнение первичных, рекогносцировочного характера обследований, направленных на определение памятников, требующих первоочередного внимания специалистов, а также выявление других объектов, имеющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.

Обследование проводится работниками органов охраны памятников истории и культуры.

Фиксирующим результатом визуального обследования является пакет документов, включающий графические и текстовые материалы обследования: схема расположения района или участка в общей планировочной структуре и план-схема собственно участка обследования (масштаб 1:10000 - 1:20000), ситуационный план-схема участка обследования с фиксацией объектов исследования (масштаб 1:1000 - до 1:500); комплект фотографий, фиксирующий состояние объектов на момент обследования; текстовая информация, содержащая качественную характеристику памятников истории и культуры (самого объекта и участка его расположения), а также сведения о дате предшествующих и текущих исследований, характере и объеме проведенных работ.

Ведение ситуационных планов является непременным условием при выполнении градоохранительного мониторинга. В отсутствие планов невозможен четкий, объективный и наглядный учет меняющегося состояния исторической, культурной и природной среды. Планы должны вестись не от случая к случаю, а находиться в постоянной работе по уточнению ситуации. В зависимости от актуальности и важности темы ситуационные планы могут быть тематическими, специализированными.

Масштаб изображения для планов выбирается исходя из целей и задач обследования. Целесообразно разделение планировочного чертежа (в случае большого формата) на планшеты формата A3, А4. Это расширяет границы использования плана: от общей схемы (М 1:10000 - 1:20000) до отдельного здания, сооружения, элемента рельефа или объекта озеленения (М 1:1000 - до 1:500).

В ходе визуального обследования памятников истории и культуры полезно применять безмасштабные план-схемы, иллюстрирующие текстовый материал, показывающие не только расположение архитектурных, инженерных и природных объектов, но и основные фиксированные видовые перспективы, сектора и точки обзора (съемки), направления повышенного зрительного внимания, ценные с эмоционально-эстетической точки зрения.

Характеристика состояния памятника архитектуры, основанная на внешнем осмотре, включает описания: экстерьеров здания или сооружения (состояние цоколя, стен кровли, оконных и дверных проемов); интерьеров (полов, стен, потолков, оконных и дверных проемов); эксплуатационных проявлений функционального использования (наличие и состояние встроенного оборудования, его влияние на конструктивные элементы, поверхности полов, стен, потолков, откосы проемов).

Характеристика участка памятника истории и культуры отражает состояние поверхности почво-грунта, характер увлажнения территории, проявление эксплуатационных особенностей, связанных с функциональным использованием участка (интенсивность освоения, зонирование, характер застройки, санитарное состояние), состояние элементов озеленения, воздушного и водного бассейнов.

Вторая стадия - специальное тематическое обследование

Цели и задачи - детальное изучение специалистами физического состояния памятника истории и культуры или отдельных элементов его конструкций, природных и антропогенных компонентов его территории; выявление факторов негативного воздействия, связанных с природными особенностями и с функциональным использованием участка охраняемого объекта; определение первоочередных мер консервации.

Работники органов охраны совместно со специалистами, приглашенными для выполнения обследования, составляют задание на предстоящие работы. В задании указываются район и участок расположения памятника, характер и объем научных исследований, форма отчетности.

Натурные исследования должны быть направлены на выявление фактического состояния объектов наследия и определение степени риска, связанной с природными факторами, с функциональным использованием участка охраняемых объектов и участков, прилегающих к нему.

Третья стадия - комплексное обследование

Цель и задачи - комплексное изучение специалистами физического состояния памятника истории и культуры его охранной зоны, оценка степени негативного воздействия и риска утраты объекта, определение полного комплекса и объема консервационно-реставрационных работ и других мер сохранения и использования объекта.

Специалисты второго и третьего этапов - градостроители (архитектор-планировщик и специалист по планировочной организации территории), архитекторы-реставраторы (специалисты по реставрации памятников архитектуры), археологи, геодезисты (специалисты по инженерно-строительным изысканиям), геологи-геоморфологи (специалисты по строению земной поверхности), биологи (специалисты по растительности и животным урбанизированных территорий), ландшафтоведы (специалисты по природно-территориальным комплексам и антропогенным ландшафтам).

Практические рекомендации

В ходе градоохранительного мониторинга рекомендуется проведение исследовательской деятельности в следующих направлениях:

1. Обследования физического состояния памятников истории и культуры и их ансамблей.

2. Выявление их визуальных связей и качества архитектурно-пространственной среды.

3. Изучение влияния на охраняемые памятники экологических факторов городской среды.

4. Определение характера и степени влияния на памятники или комплексы памятников социально-экономической организации территории и охраняемых зон.

5. Изучение влияния на состояние культурно-исторической среды охраняемых объектов наследия разных видов функционального использования территории.

6. Прогнозирование изменения состояния памятников истории и культуры в связи с дальнейшим развитием территории (социально-экономическим, рекреационным, туристическим).

7. Архитектурно-художественный мониторинг высокохудожественных произведений, являющихся неотъемлемой частью памятников архитектуры (настенной росписи (фресок) и настенной живописи, рельефов и монументальной скульптуры, лепки и орнаментики, металлопластики, деревянной резьбы, произведений садово-паркового искусства).

Основное назначение градоохранительного мониторинга - предупреждение нежелательного развития градоформирующей ситуации и градостроительных процессов. Результаты градоохранительного мониторинга являются основанием для проведения целенаправленных мероприятий по оптимизации городской среды, могут быть использованы в градостроительном проектировании, при составлении социально-экономических программ развития населенных мест, сельскохозяйственных и природных территорий, в разработке рекреационного, туристического и экскурсионного обслуживания, а также в рекламно-издательской деятельности.

ПРИЧИНЫ РАЗРУШЕНИЯ КАМЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ

(экологический аспект)

О.Н. Постникова

Введение

В последние десятилетия в связи с планетарным характером воздействия человека на окружающую среду остро встала проблема защиты и физического сохранения культурного наследия прошлых времен, в частности, каменных недвижимых памятников истории и культуры. Это затрагивает практически все регионы мира и касается даже сооружений такого масштаба и значения, какими являются Тадж-Махал в Индии, Афинский акрополь, Димитровский собор во Владимире, соборы Московского Кремля, постоянно находящиеся под охраной и наблюдением специалистов. Изменения, вносимые в сложившуюся систему старых городов и других населенных мест, становятся причиной целого ряда нежелательных явлений, вызывающих разрушение материалов сооружений, а иногда грозящих полной утратой памятников архитектуры.

Древние зодчие в качестве строительных и отделочных материалов широко использовали кирпич и природный камень: известняк, мрамор, песчаник, доломит, мергель, туфы, гранит, базальт и др.- долговечность которых может измеряться сотнями и тысячами лет. В зависимости от того, в какой климатической зоне находится постройка, старение пород под действием естественного увлажнения, мороза, ветра, инсоляции , биоразрушителей, солей грунтовых вод может происходить с различной скоростью. Однако в связи с интенсивной человеческой деятельностью скорость негативных процессов в последнее столетие значительно возросла, а влияние антропогенных факторов на сохранность каменных объектов стала сравнима с действием таких природных катастроф, как наводнения, песчаные бури и землетрясения.

Ущерб, наносимый объектам культурного наследия действиями людей, связан с военными событиями, новым строительством, когда нарушаются основания сооружений в связи с прокладкой туннелей, устройством подземных переходов, рытьем колодцев, а также с появлением новых гидроэлектростанций, сопровождающимся обычно возникновением новых водных бассейнов.

Отрицательное воздействие на сохранность памятников архитектуры оказывают также перестройки и всевозможные изменения, произведенные за время существования объекта. Так, расширение или надстройка дома может нарушить равновесие арок и сводов, а неумело осуществленный частичный снос здания способен привести к нарушению статического равновесия.

Следует различать изменения, связанные с характером сооружения и не оказывающие отрицательного влияния на его общую структуру, даже если они выполнены в последующую эпоху, и изменения, по существу меняющие первоначальную концепцию здания и влекущие за собой значительные повреждения.

В нашей стране одной из причин порчи старинных зданий, вплоть до разрушения их конструкций, в советскую эпоху явилось изменение первоначальных функций построек, в частности, приспособление культовых и общественных зданий под заводские цеха (например, Николо-Перервинский и Симонов монастыри) или склады, в том числе для хранения удобрений и химикатов, активно воздействующих на строительные материалы. В настоящее время намечается тенденция возвращения церковных зданий Патриархии для использования их по прямому назначению, замысленному зодчим при строительстве. Такая передача часто гарантирует оптимальный режим долговременного сохранения памятников архитектуры. Однако и в этих случаях порой наблюдается ухудшение состояния природного камня в сооружении в результате неправильной эксплуатации сооружений, в частности, устройства отопления в неотапливаемых ранее зданиях, мытья известняка современными моющими средствами, содержащими кислоту, или косметической обработки цокольной части синтетическими красочными составами, от избыточных людских нагрузок. В Успенской церкви на Городке в Звенигороде; 14 в., например, значительно ухудшилось состояние монументальной живописи, разрушающейся как из-за неоптимального температурно-влажностного режима, связанного с устройством в храме отопительной системы, работающей на угле, так и от интенсивных людских потоков.

Надо сказать, что использование памятников архитектуры как музеев, объектов туристического показа или религиозного паломничества в случае интенсивных нагрузок также приводит к механическим и иным разрушениям каменных материалов, в том числе, например, яшмовых полов в Благовещенском соборе Московского Кремля.

Признаки повреждения построек из природного камня невооруженным взглядом определяется лишь тогда, когда процесс разрушения зашел довольно далеко и сказывается в заметном изменении внешнего вида или появлении дефектов: крупных трещин, каверн, отслоения поверхности рельефа на разных деталях. Поэтому для диагностики негативных процессов необходимо применение естественнонаучных методов исследования, которые широко используются в мировой реставрационной практике.

В конце XIX - начале XX века в Германии было предпринято изучение зависимости долговечности камня при его службе в сооружениях от исходного качества породы и степени воздействия природных факторов. Были выработаны критерии пригодности материалов для их использования в строительстве. Однако найденные закономерности скоро стали необъективными в связи с приходом эры индустриализации. Уже с середины XIX века начало проявляться негативное действие промышленных выбросов в атмосферу на состояние старинных построек и развитие таких «болезней» камня, которые в доиндустриальную эпоху были неизвестны.

Урбанизация привела к тому, что среда существования большинства древних сооружений по сравнению со временем их создания значительно изменилась. Ниже рассматриваются основные антропогенные факторы воздействия, отрицательно сказывающиеся на техническом состоянии таких объектов культурного наследия, как каменные сооружения.

Действие антропогенных факторов

Плохая сохранность конструкций и декора памятников архитектуры часто связана с отсутствием надлежащего ухода и несоблюдением правил эксплуатации сооружений. Например, сбрасывание снега с крыши здания во время зимнего сезона может привести к повреждению медной кроили, а неисправность кровельных покрытий и водосточных труб ведет к разрушению строительных материалов памятника в результате намокания. Локальное увлажнение конструкций и фасадных элементов зданий приводит к частичной потере прочности и целостности, ухудшению внешнего вида объекта.

Приспособление старых построек под современное использование иногда имеет следствием ослабление фундаментов и оснований, если в подвале дома установлено электрооборудование и наличие электрических потоков ускоряет химические реакции старения минеральных материалов.

Одной из причин разрушения памятников каменного зодчества является ухудшение гидрогеологической ситуации в местном и региональном масштабах, характерное для многих районов мира в связи с новым строительством и гидротехническими мероприятиями.

Так, подъем на высокую отметку уровня воды в Сиверском озере (на 3 метра выше естественного уровня) в середине прошлого столетия при строительстве водного пути Мариинской системы привело к подтоплению территории Кирилло-Белозерского монастыря, размыванию валунных фундаментов и разрушению кладки многих построек, а также к деформации конструкций стен и башен.

В каменной кладке памятников Астраханского Кремля после создания на его территории дендропарка наблюдалось усиление просадочных явлений, морозного и солевого разрушения. За счет полива на территорию обрушивалось количество воды, равное тройной годовой норме, что привело к серьезному ухудшению влажностного режима каменных конструкций.

Неблагоприятный температурно-влажностный режим приводит к усугублению влияния морозного и солевого выветривания. Вследствие ведения земляных работ на территории памятников, хозяйственной деятельности, а также из-за ошибочных решений по благоустройству, предпринятых в 70-80-е годы, произошли весьма серьезные нарушения условий среды и встала угроза сохранности, например, таких ценнейших в культурном отношении сооружений, как соборы Троице-Сергиевой Лавры и Московского Кремля. Представление об организации территории архитектурных комплексов как о создании плоских ровных площадок из прочнейшего материала, стремление прикрыть грунт не только на пешеходных дорожках, но и на больших площадях - для удобства движения транспорта, а также ради неких псевдоэстетических целей,- приводят к тому, что повсеместно грунтовое булыжное покрытие или выстилку из плит известняка, позволяющих почвенным водам легко испаряться, заменяют новым покрытием - асфальтом, бетоном, плотным камнем с заделкой зазоров между плитами цементным раствором. Толстый панцырь, покрывающий поверхность земли, нарушая циркуляцию влаги, затрудняет испарение воды с территории памятников архитектуры. Влага поднимается в стенах построек по капиллярам пористых строительных материалов, которые, как фитили, всасывают воду из грунта. Эта влага, содержащая соли грунтовых вод и продукты, привносимые человеческой деятельностью, постоянно испаряется с поверхности самих стен, а кристаллизующиеся вещества разрушают кладку, каменную резьбу и находящиеся на стенах фрески, как это происходит, например, на западном фасаде Архангельского собора Московского Кремля.

Источниками увлажнения являются не только атмосферные осадки, но и вода из подземных и наземных коммуникаций. Даже такие обычные в городской среде водопроводные трубы опасны с точки зрения нарушения гидрорежима древнего здания, так как нормируемая допустимая утечка из них воды составляет 8 % от общего расхода, а неисправности влекут за собой тяжелые последствия для жизни памятников. Так, белокаменный портал церкви Николы в Пыжах XVII в. (Москва) подвергся разрушению из-за неисправности подземных коммуникаций и отсутствия ливневой канализации на участке памятника, в результате чего камень с уникальной резьбой осыпался, будучи постоянно насыщенным водой с агрессивными по отношению к известняку веществами. Совершенно вопиющими случаями безобразной эксплуатации памятников являлись многолетние намокания кладки и декора церкви Троицы в Кожевниках в Москве и дворца XVIII в. в усадьбе «Раек» (Тверская обл.), где из-за неисправностей в системе пароводяного отопления стены построек в осенне-зимний сезон заливала горячая вода.

С движением солей в увлажненной кладке связано солевое выветривание, характеризующееся появлением высолов и превращением камня в «муку», от чего пострадали такие замечательные памятники древнерусской архитектуры XII- XIII в., как Рождественский собор в Суздале, постройки в Боголюбове, церковь Покрова на Нерли, Димитровский собор во Владимире.

Сущность этого явления заключается в том, что влага из грунта, содержащая соли, вследствие капиллярного подсоса снизу, насыщает поры камня. При испарении воды соли выкристаллизовываются на поверхности. Их разрушающее действие связано в основном со способностью этих веществ изменять объем кристаллов при переменах температуры и влажности воздуха. При изменении (увеличении) объема солей создаются значительные напряжения в поверхностных слоях камня, быстро разрушающие структуры породы.

Соли привносятся в поры строительных материалов не только за счет миграции водорастворимых веществ из грунта, но и при увлажнении находящихся в кладке цементных растворов, нового засоленного кирпича, используемых при ремонте зданий, а также из-за противоморозных добавок в растворы, которые применяют при работах в зимнее время.

Огромный вред наносит облицовке и конструкциям зданий принятая в нашей стране и давно уже отвергнутая за рубежом практика противогололедной обработки дорог и тротуаров, когда на территории памятников рассыпают поваренную или каменную соль. От такой обработки сильно пострадали сооружения Московского Кремля (цоколь Большого Кремлевского дворца, конструкции Троицкого моста), а также известняк в колоннах Большого театра.

Коррозия каменных материалов при их службе в сооружениях, с точки зрения нарастания признаков разрушения и объема потерь значительно увеличилась в результате индустриализации после второй мировой войны. Поскольку в городах каменные объекты, в особенности художественные рельефы и резьба, стали рассыпаться буквально на глазах, процессы коррозии камня привлекли внимание не только владельцев зданий и строителей, но и ученых разного профиля. Для изучения и решения проблемы сохранения этой части культурного наследия были проведены международные мероприятия под эгидой ООН, ЮНЕСКО, ИКОМОС и других организаций, чьи усилия были поддержаны общественностью разных стран.

В нашей стране эти вопросы стали предметом пристального внимания целого ряда ведущих специалистов в области геологии, минералогии и строительного камня с конца 40-х годов.

Исследования показали, что основными загрязнителями среды, действующими и на каменные материалы построек, являются тетраэтиленсвинец, антидетонирующие добавки в горючем, гудрон, асфальт, углекислый газ, сернистый и серный ангидрид, попадающие в воздушный бассейн населенных мест в результате сжигания топлива для обогрева домов, в ходе производственных процессов и использования машин и автомобилей.

Углекислый газ, образующийся на промышленных предприятиях, смешиваясь с дождевой водой, дает слабый раствор угольной кислоты, которая способна растворять с поверхности мрамор и известняк. Так, за 30 лет службы мраморной отделки в Московском метро, на ней появились признаки эрозии, в значительной степени утрачена полировка. В этом случае на камень повлияли не только агрессивные компоненты воздуха в промышленном центре столицы, но и углекислый газ, выдыхаемый пассажирами. В таком смысле являются уязвимыми и каменные элементы дворцов, которые превращены в музеи: интенсивность потоков посетителей так велика, что выдыхаемые людьми влага и углекислота воздействуют на декоративную отделку интерьеров (Исакиевский собор, Эрмитаж, Музей изобразительных искусств им. Пушкина в Москве).

Рис. I . Дом Пашкова, памятник архитектуры XVIII в. Ограда. Загрязнение белого камня продуктами сгорания топлива.

Наиболее агрессивными по отношению к каменным материалам старинных сооружений являются газообразные окислы серы, количество которых в атмосфере городов особенно возросло за последние 80 лет, что связано с широким внедрением в промышленность каменного угля в качестве топлива. Химическое воздействие таких выбросов на известняк, мрамор, песчаник, доломит приводит к непоправимым повреждениям поверхности камня вследствие растворения карбоната кальция, слагающего вышеперечисленные породы, и превращения его в гипс.

Новообразования гипса сорбируют caжу, дымовые частицы и другие продукты неполного сгорания топлива, поэтому поверхность камня покрывается черными корками, трескается и расслаивается, иногда разрушаясь до порошкообразного состоянии с потерей прочности и художественной формы. В наше время процессы огипсования кальцитных пород еще более ускоряются из-за наличия в воздухе окислов углерода, азота, озона, соединений тяжелых металлов.

Как показали исследования, проведенные в Швеции, от кислотных дождей и промышленного загрязнения среды корродируют не только породы, содержащие кальцит, но и граниты. Изучением химического состава наслоений на песчанике церкви в Стокгольме и одной из провинциальных церквей было установлено, что в городских условиях на поверхности камня вдвое больше продуктов коррозии камня, чем в сельской местности. Кроме продуктов сгорания каменного угли черные корки на камне содержат также соединения алюминия, кремния, железа и несколько десятков различных органических веществ, попадающих на стены зданий в результате хозяйственной деятельности человека.

Коллекция древнегреческих стел Керченского лапидария, третье в мире по значению собрание надгробных памятников, подверглось интенсивной сульфатной агрессин, из-за того, что экспонаты, находящиеся на территории индустриального города, невозможно защитить от действия загрязненного воздуха даже в помещениях.

Отмечается, что в Москве максимальное содержание гипса и пыли характерно для пленки выветривания стеновых блоков, сохранившихся в кладке белокаменных соборов Кремля. Это обусловлено тем, что с начала XX века до середины 60-х Кремль подвергался атаке сернистого газа и пыли, привносимых ветрами от расположенных неподалеку труб теплоэлектростанции, промышленных предприятий и жилых домов Замоскворечья, отапливавшихся подмосковным углем и мазутом, содержащими серу.

Результаты изучения известняка старинных построек Старицы и Касимова обнаружили, что в атмосфере провинциальных городов прошлого столетия практически не было вредных газов, так как отопление было дровяным.

Исследования процессов сульфатизации материалов скульптуры, надгробий и декоративной отделки зданий в Праге наряду с анализом проб воздуха показали, что в столице Чехии остро стоит проблема защиты камня не только от загрязненного воздуха, но и от действия микроорганизмов, которые, питаясь компонентами промышленных вод, выделяют серную кислоту, растворяющую природный камень.

Техногенные процессы зачастую инициируют деятельность таких биоразрушителей, как тионовые и интрифицирующие бактерии, которые при определенном температурно-влажностном состоянии материалов могут синтезировать, находясь в теле камня, кислоты, давая таким образом начало значительным повреждениям каменной массы.

Ошибки при ведении ремонтных и реставрационных работ нередко наносят очень большой урон памятникам культуры. Так, широкое использование гипсовых заливок при реставрации фресок в древнейших храмах Новгорода способствовало впоследствии солевому разрушению настенной живописи и древнего камня построек.

Очень часто применяемые с благими намерениями новые продукты оказываются непригодными для укрепления старинных построек.

Например, объекты, обработанные с поверхности растворами жидкого натриевого стекла с целью придания камню прочности и водонепроницаемости, через несколько лет начинали терять уплотненную пропиткой поверхностную корку камня, из-за чего после такой обработки были испорчены несколько десятков построек в Германии.

На территории бывшего СССР широко внедрялся в реставрацию состав КС, содержащий силикат натрия. В результате применения этого продукта естественный камень в местах контакта с названным составом подвергался солевому разрушению, так как в растворе промышленного силиката натрия (жидкого стекла) содержится значительное количество соды.

Общеизвестно, что оштукатуривание стен старых зданий цементными растворами привело к разрушению кирпича этих сооружений, вызванному тем, что влага не могла испаряться из стены сквозь плотный отделочный слой, скапливаясь и замерзая под ним.

В течение немалого времени при заделке утрат в элементах сооружений из природного камня использовался цементсодержащий состав Минерос производства Германии, модификации которого предназначались, согласно рекламе, чтобы реставрировать объекты из разных пород. По свидетельству польских специалистов, отвечая необходимым требованиям по декоративным характеристикам, этот продукт не обладал нужными физико-химическими свойствами, а применение его нередко вызывало деструкцию подлинного камня в месте контакта с докомпоновкой из нового материала.

Исследования чешских реставраторов показали, что большинство синтетических покрытий, применяемых для консервации естественного камня, кирпича, монументальной живописи, штукатурки, не являются в полном смысле защитными: снижая смачиваемость поверхности водой, они остаются проницаемыми для агрессивных газов, но непроницаемыми для растущих под слоем консервационного покрытия новообразований гипса и других соединений. Образующиеся под пленкой покрытия кристаллы отрывают слой, предназначенный защищать материал, вместе с поверхностным слоем породы. После испытаний в лаборатории защитных составов разного состава путем обработки ими обломков античного мрамора, употребление всех опробованных товарных продуктов, предлагавшихся для консервации Афинского Акрополя в 80-х годах, было запрещено.

Введение в объем старой кладки и облицовки крепящей арматуры из железных сплавов приводит к тому, что белый мрамор или известняк изменяют цвет из-за попадания в поры породы продуктов окисления металла, В связи с тем, что при ржавении железные вставки увеличиваются в объеме, нередко в местах установки анкеров наблюдается растрескивание камня и откол крупных его фрагментов. Наиболее драматический пример неудачного применения армирующих средств, хотя для работы и была использована нержавеющая сталь,- разрушение мраморных кариатид храма Эрехтейон на Афинском Акрополе вследствие коррозии стержней, заложенных при реставрационных работах 30-х годов XX века.

Заключение

Приведенные выше примеры негативного воздействия человеческой деятельности на состояние памятников архитектуры и строительной материальной культуры, к сожалению, могут быть дополнены фактами как из далекой истории, так и из нового времени, когда религиозное противостояние или идеологический максимализм приводили к намеренному уничтожению замечательных произведений зодчества.

Надо не забывать, что современный уровень цивилизации не мог бы быть достигнут, не будь сохранены до наших дней великолепные образцы древней культуры. Современное промышленное производство, влияние которого так катастрофически сказалось на судьбе многих бесценных архитектурных объектов, в настоящем и будущем должно корректировать свое развитие с учетом требований экологической науки в части сбережения культурного наследия.

В этом смысле задачами ученых является, во-первых, пропаганда экологии культуры в обществе: программы по экологии в школьном обучении, статьи в средствах массовой информации, специальные семинары для региональных руководителей и работников органов охраны памятников истории и культуры, во-вторых, формирование государственной политики по последовательному снижению антропогенных воздействий на объекты культурного наследия, в-третьих, воплощение в жизнь этой политики с созданием общероссийской информационной базы и специальной консультационной службы по вопросам экологической защиты объектов названной категории от нежелательных последствий урбанизации, индустриализации, преобразования природных комплексов, туристического прессинга.

Для того, чтобы объективно характеризовать ситуацию в области сохранения недвижимых памятников истории и культуры с точки зрения экологического риска необходимо проводить мониторинг состояния этих объектов культурного наследия, осуществляя комплексный подход к проблеме и выполняя необходимые наблюдения с привлечением специалистов из разных отраслей науки, в том числе из области реставрации и консервации памятников архитектуры.

Литература

1. Асеева D. II. Проблемы сохранения мраморной скульптуры на открытом воздухе // Художественное наследие. 1983, № 8.- С. 185-197.

2. Амбарцумян С.Т. Влияние вредных газов воздуха метрополитена на полированную поверхность мрамора / Труды Научно-исследовательского института камня и силикатов Армянской ССР.- Ереван: Изд. НИИ KC, 1969. Вып. 4.

3. Виксель A.И. Испытания естественных строительных камней на их сопротивление выветриванию по методам профессора доктора II. Гиршвальда. СПб., 1910.

4. Викторов A. M., Звягинцев Л.И. Белый камень. - М.: Недра, 1981.

5. Залесский В.В., Корсунский А.И. Причины разрушения конструкции и облицовки из естественного камня / Строительство Москвы, 1938, № 20-24.

6. Звягинцев Л.П., Викторов A. M. Белый камень Подмосковья.- М : Недра, 1989.

7. Консервация и реставрация памятников и исторических зданий. Пер. с французского.- М.: Стройиздат, 1978.- С. 121 -171.

8. Пашкин Е.М. Проблема сохранения культурной среды в городах // Памятники отечества. 1987, №1.- С. 104-125.

9. Постникова О.П., Резаева Т.В., Петушкова Ю.П., Панькина Л.П. Исследование объектов Керченского лапидария при разработке технологии консервации древнегреческих стел / Исследование и защита строительных материалов при реставрации каменных сооружений / Информкультура / Экспресс-информ, 1984. Вып. 2.- С, 1 - 14.

10. Проблемы сохранения камня в памятниках архитектуры (по материалам научно-практической конференции в Риге, 1990) / Консервация и реставрация недвижимых памятников истории и культуры / Информкультура / Экспресс-информ, 1992, Вып. 5-6.

11. Ребрикова Н.Л., Карпович Н.А. Микроорганизмы, повреждающие настенную живопись и строительные материалы // Микология и фитопатология. 1988, вып. 22 (6).- С. 531-537.

12. Сизов Б.Т. Изучение состояния мраморной скульптуры в музее-усадьбе «Архангельское» // III Грабаревские чтения. Сб. научн., трудов.- М., 1999.- С. 243-255.

13. Скуликидис Т. Механизм на сульфатизацията на мрамор от атмосферен серен двуокис / Музеи и паметници на культурата. София, 1983, № 5-6.- С. 45-53.

14. Стамболов Т., ван Асперсен де Боер Дж. Р. Дж. Разрушение и консервация пористых строительных материалов в памятниках / Консервация и реставрация музейных художественных ценностей. Информкультура / Экспресс-информ. М., 1992. Вып. 5.

15. Степанов В.Я. Флоренский К. II. Наблюдения над характером разрушения белокаменных памятников архитектуры Владимиро-Суздальской Руси XII- XIII вв. // Труды Института геологических наук АН СССР, вып. 140, Петрографическая серия. 1952 , № 42,- С. 76-50.

16. Степанов В.Я., Флоренский К.П., Рудько М.В. Опыт борьбы с разрушением камня в памятниках архитектуры XII- XIII в. Памятники культуры.- М.: Изд. АН СССР, 1900. Вып. 2.- С. 209.

17. Флоренский П.В., Соловьева МП. Белый камень белокаменных соборов/ Природа. 1972, № 9.-С. 48-55.

18. Шрамек И., Бузек Ф. Изотопический состав серы в поверхностных отвердениях на некоторых исторических объектах в Праге / Работы чехословацких специалистов в области консервации и реставрации недвижимых памятников истории и культуры / Консервация и реставрация недвижимых памятников истории и культуры. Экспресс-информ. ГБЛ,- М., 1990. Вып .4.- С . 8-15.

19. Ashurst Y., Dimes P.O. Conservation of Building and Decorative Stone. London, 1990. V. 1,2.

20. Maм illan M. Pathalogy of Building Materials.- Home Center, 1970.

21. Massari G. Humidity of Monuments.- Rome Center, 1971.

22. Winkler E.M. Stone: Properties, Durability in Man's Environment. New York, 1973.

ПРОБЛЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ И МОНИТОРИНГА ОБЪЕКТОВ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

M.Ю. Сафаров

Охрана объектов историко-культурного наследия начинается с их выявления и в дальнейшем немыслима без постоянного отслеживания их состояния. В особой степени это касается памятников археологии. В сравнении с другими категориями объектов историко-культурного наследия они обладают несравненно меньшей степенью защищенности от воздействий естественного и антропогенного характера. Действительно, если утраченный памятник архитектуры возможно восстановить по чертежам, фотографиям либо другим материалам, то утрату любого памятника археологии можно сравнить с безвозвратной потерей важнейшего исторического документа. Археологический культурный слой принципиально невосстановим, и это определяет особый подход к методикам выявления, охраны и мониторинга объектов археологического наследия.

История выявления, научного изучения и охраны памятников археологии Омской области показывает, что необходимо провести четкий водораздел между историей изучения археологических памятников региона и историей их охраны. Дело в том, что изучение объектов, проводимое специалистами-археологами, как правило, не влекло за собой мероприятий по их охране.

Другой ключевой момент: если изучение археологических памятников велось в разные года более или менее планомерно, то охрана археологического наследия на протяжении практически всей истории археологии региона оставалась делом желательным, но не обязательным. Причин тому несколько. Во-первых, мероприятия по охране памяти икон предполагают наличие квалифицированных специалистов, способных на практике реализовывать те многочисленные инструкции и правила учета и охраны, которые издавались на протяжении десятилетий. В России же (точнее, в РСФСР) исторически сложилось так, что специалисты в области охраны памятников сосредоточивались, в основном, в более высоких звеньях управления. Следует заметить, что в отношении памятников археологии ситуация еще более сложная: специалиста-археолога нет даже в Министерстве культуры. Тем более это касается низших административно-территориальных единиц. Специалисты-археологи низших звеньев управления были разогнаны Советской властью еще в начале 1920-х гг. по причине «контрреволюционных устремлений» [1]. Во-вторых, даже наличия специалистов в охранных структурах еще недостаточно для проведения крупномасштабной политики в деле охраны. Нужно, чтобы внешняя ситуация сложилась таким образом, что охранные структуры были бы заинтересованы (в том числе материально) в скорейшем проведении охранных мероприятий.

Действительно, далее мы увидим, что активная работа охранных учреждений в области начинается с 1989-90 гг., т. е. именно в то время, когда с обвальной сменой форм собственности, переходом недвижимости (в том числе земельных участков) от одного собственника к другому возросла опасность навсегда утерять объекты археологического наследия. Хорошо это или плохо, но смена политического режима в стране подстегнула работу охранных структур.

В деле охраны археологического наследия Омская область всегда являла собой скорее негативный пример. В XVIII в. множество памятников было уничтожено «бугровщиками», искавшими «могильное золото». В XIX и XX вв. памятники активно раскапывались любителями, во многом этот процесс не остановлен и сейчас. В 1918 г. большая группа курганов (более 70) у села Новотроицкое Омского района была взорвана чешским отрядом, искавшим золото [2].

Два антропогенно обусловленных процесса нанесли непоправимый урон археологическому наследию Омской области во второй половине XX в.- это освоение целинных земель и строительство оросительных систем. Скоропалительный характер первого процесса исключал проведение каких-либо охранных мероприятий, в результате распашкой было повреждено огромное количество памятников археологии, многие на которых впоследствии были уничтожены ветровой эрозией. При строительстве же оросительных систем множество памятников были утрачены безвозвратно: при постройке ОС типа «Фрегат» и «Волна», как правило, проводится тщательная нивелировка дневной поверхности.

В настоящее время процессы хозяйственного освоения региона продолжаются. Ниже мы попытаемся проанализировать работу охранных структур в Омской области, выявить основные проблемы отрасли и проследить тенденции развития.

Сложившаяся практика охраны историко-культурного наследия показывает, что собственно охранные мероприятия по какому-либо объекту обязательно должны предварять мероприятия учетные, т. е.:

1. Памятник, прежде всего, должен быть зарегистрирован в местных органах охраны как вновь выявленный объект;

2. На памятник должна быть составлена первичная учетная документация в форме паспорта с учетной карточкой, или, при невозможности по каким-либо причинам составить документацию в полном объеме, должна быть составлена учетная карточка;

3. При сложившейся исторически и пока не измененной практике учета и охраны органы исполнительной власти должны в законодательном порядке принять решение об объявлении вновь выявленных объектов памятниками истории и культуры, а для памятников археологии - предусмотреть комплекс мероприятий по решению вопросов, связанных с землепользованием.

Нужно сказать, что подобная практика в Омской области начала складываться лишь на рубеже 70-80-х гг., до этого же учетные (и, соответственно, охранные) мероприятия в регионе планомерно не проводились. Окончательное оформление система учета получила к концу 1980-х гг.

Нужно отметить, что в советский период попытки систематизировать археологическое наследие Омской области проводились не раз. К фундаментальному труду - археологической карте Л.Ф. Палашенкова - можно добавить материалы нескольких «волн» паспортизации, попытки которой осуществлялись в разные годы. Это паспортизация 1949 г., проводимая А.Ф. Палашенковым, паспортизация 1950 г. (тоже Л.Ф. Палашенков) и 1972 г. (сотрудник Уральского госуинверситета В.Т. Петрин). При всех положительных моментах этих мероприятий (наличие формы паспорта на памятник археологии, проведение паспортизации по результатам собственных изысканий), вышеуказанные паспорта так и не стали учетными единицами археологического наследия Омской области, осев в архивах и просто затерявшись.

Основной причиной этого явилось отсутствие в то время на местном уровне государственного органа по охране памятников, который не только приветствовал бы факт появления паспортов, но был бы кровно заинтересован в них как в основном материале для проведения работы в области охраны археологического наследия. Меняться ситуация начала лишь с середины 1980-х гг. Правда, еще в 1980 г. Омским облисполкомом было издано решение от 26 июня №239/10, указавшее на «серьезные недостатки в деле охраны, реставрации, использования и пропаганды памятников истории и культуры в области», а также на тот факт, что «недостаточно ведется работа по выявлению, постановке на учет, охране и использованию памятников». Этим же решением была образована Областная комиссия содействия охране памятников истории и культуры, и, что особенно немаловажно, впервые (!) на областном уровне был утвержден список памятников истории и культуры, подлежащих постановке на государственный учет и охрану. Собственно, это и был первый опыт официального, исходящего со стороны властей, учетного мероприятия. В списки были включены и памятники археологии, правда, зачастую без названия, с ошибочным указанием адреса и местоположения, с неверной датировкой, Все же следует признать, что, каким бы он ни был, но первый опыт государственного мероприятия по учету и охране археологического наследия можно было только приветствовать, а совершенствование механизма такого мероприятия, его отладка отныне, как мы увидим, становится лишь вопросом времени.

При помощи статистического мини-исследования попытаемся проследить линию развития учетно-охранных мероприятий по памятникам археологии в Омской области с начала 1980-х гг. по настоящее время (см. табл.):

Таблица

Сведения о выявленных, паспортизированных и поставленных на гос. учет и охрану

памятниках археологии Омской области в период с 1980 по 1996 г.*

Год

Постановления органов местной власти

об учете и охране памятников

Выявлено памятников

Паспортизировано

памятников

Поставлено на учет и охрану

1080

№ 239/10 от 26.06

не менее 8

-

30

1987

-

не менее 22

20

-

1988

-

не менее 17

39

-

1989

№ 139 от 23.05

не менее 55

95

95

1990

-

не менее 47

184

-

1991

№ 20 от 22.01

не менее 50

207

103

1992

№ 232 от 19.11

не менее 67

102

-

1993

№ 137 от 15.07

не менее 200

210

05

1994

№ 176-п от 19.04

не менее 100

154

342

1991

№ 518-п от 17.10

не менее 100

-

113

1995

№ 85-п от 14.02

не менее 35

-

120

1995

№ 341-п от 12.07

не менее 35

-

219

1990

№ 113-п от 21.08

12

-

131

* Примечание: сведения о выявляемых памятниках подготовлены на основании материалов Архивов ИА РАН, Кабинета археологии ОмГПУ и МАЭ ОмГУ. При этом часть районов области оказалась не охваченной». Это, безусловно, можно отнести к погрешностям данного исследования.

На основании таблицы можно вывести следующие данные:

Всего за период 1980-1996 гг. постановлений местной власти, посвященных охране археологического наследия - 9.

Всего за указанный период выявлено памятников - не менее 613.

Всего за указанный период паспортизировано памятников - 1077.

Всего за указанный период поставлено объектов на гос. учет и охрану - 1224.

Такая разница между количеством выявляемых и паспортизируемых объектов обусловлена и первую очередь тем, что для паспортизации брались, прежде всего, уже известные памятники, открытые как омскими, так и иногородними археологами.

О самой паспортизации стоит сказать отдельно. Начавшись в 1987 г., это мероприятие явилось важнейшим шагом в развитии охранного дела в Омской области. Параллельно с паспортизацией велась и инвентаризация археологического наследия, что значительно облегчало работу археологов, проводивших эти мероприятия. Паспортизация велась одновременно по нескольким направлениям:

памятники археологии;

памятники истории;

памятники градостроительства и архитектуры;

памятники монументального искусства.

На фоне прочих направлений паспортизация памятников археологии достигла подлинного размаха. Причинами тому оказались, во-первых, плотная насыщенность региона археологическими объектами, а во-вторых, что более существенно, высокая кадровая, профессиональная и техническая подготовленность авторских коллективов, работающих с археологическими объектами.

В отличие от предыдущих «волн» паспортизации, последняя имела большое практическое значение, что позволило ей не затеряться и не осесть в архивах. Ныне первичная учетная документация на памятники археологии служит основой работы местных охранных структур, она же послужила основой для постановки вновь выявленных объектов на государственный учет и охрану.

Обрести на сей раз столь высокий статус паспортам позволили следующие причины:

1. Наличие планомерного государственного подхода к проведению паспортизации (инициатива исходила сверху, но при этом нельзя забывать, что десятилетиями она поддерживалась снизу);

2. Наличие финансирования (до 1996 г., когда паспортизация была прекращена на 2 года раньше срока из-за отсутствия средств);

3. Паспортизация проводилась не отдельными исследователями, как это было ранее, а хорошо оснащенными профессиональными авторскими коллективами;

4. В результатах паспортизации были заинтересованы организованные к тому времени областные учреждения учета и охраны памятников (о них речь пойдет ниже).

Следует, вероятно, подробнее остановиться на самих понятиях паспортизации и инвентаризации археологических объектов.

1. Паспортизация предполагает «оснащение» каждого недвижимого памятника археологии в Омской области первичной учетной документацией, Составление паспорта предполагает обязательный выезд на место расположения объекта, его описание, фотофиксацию, инструментальную топографическую съемку, а также, в том случае если памятник исследовался ранее, работу с научными отчетами. Паспорт составляется в 4 экземплярах: один хранится в Секторе сводов ИА РАН, один - в Министерстве культуры РФ (Управление по охране и использованию историко-культурного наследия), один - в местном органе охраны памятников, по договору с которым проводилась паспортизация, один - в учреждении, проводившем работы (что касается Омской области, то здесь по одному экземпляру предназначалось также для обмена между ОмГУ и ОмГПУ, проводившими паспортизацию). Ранее еще один экземпляр предназначался для Министерства культуры СССР.

2. Инвентаризация предполагает, прежде всего, для региона оценку количественного и качественного состояния археологического наследия, а для центра - возможность создания единого государственного регистра археологических памятников. Инвентаризация предполагает также обязательный выезд на место расположения объекта и сверку с данными паспортизации или описание объекта, если он является вновь выявленным. Данные инвентаризации заносятся в особые таблицы, один экземпляр которых направляется в Министерство культуры РФ (Управление по охране и использованию историко-культурного наследия), один - остается в местном органе охраны памятников.

Паспортизация и инвентаризация памятников истории и культуры, по замыслу организаторов, должна была предварять издание Омского тома Свода памятников истории и культуры. Пожалуй, в Российской истории охраны наследия нет больше мероприятия, столь затянувшегося по срокам - работа по составлению Свода ведется почти три десятка лег. Один анализ законодательных актов по Своду потребовал бы написания отдельной работы, а потому мы ограничимся краткой характеристикой данного мероприятия. Работа по написанию статей к Омскому тому Свода активно велась в 1970-78 гг., на это были отпущены средства, но, по причине низкого качества материала, они не были приняты. Свод памятников истории и культуры должен явиться единым общедоступным peгистром памятников как на федеральном, так и на региональном уровнях. Свод в форме кратких статей должен содержать сведения обо всех памятниках региона, как стоящих на охране, так и вновь выявленных, а также о тех, которые были ранее упомянуты исследователями, но вторично не найдены. Главной причиной столь длительной работы по составлению Свода на федеральном уровне является, по всей видимости, крайне неравномерная работа регионов в этом направлении. Многими федеральными единицами работа по составлению Свода ведется планомерно и давно, в некоторых из них материалы по памятникам истории и культуры представлены в более, сжатой, табличной форме [Л]. На местном уровне (конкретно в Омской области) длительное время главной проблемой было отсутствие хорошо подготовленных авторских коллективов, а в настоящее; время, когда такие коллективы есть, усилия по созданию Омского тома Свода упираются в нехватку финансов. Между тем выход из создавшейся ситуации, по крайней мере в отношении памятников археологии, есть, и он прекрасно проиллюстрирован усилиями многих регионов. Речь идет о создании археологической карты области. В ряде Западносибирских регионов такие карты созданы (Томск, Новосибирск, Тюмень), а в некоторых из них такого рода работа проводится более углубленно - путем составления археологических карт первичных административно-территориальных единиц. В настоящее время аналогичная работа ведется и в Омской области, и остается надеяться, что археологической карте Омской области не будет уготована судьба Омского тома Свода памятников.

Что же касается непосредственно охранных мероприятий, то ситуация здесь в целом складывается аналогичная процессу развития учетных мероприятий. Спорадичность возникновения охранных прецедентов не позволяет провести аналогичное вышеприведенному статистическое табличное исследование, однако в целом можно сказать, что положительные сдвиги и поступательное развитие дела охраны памятников археологии начались с 1990 г. и продолжаются по сей день.

В 1970-80-е гг. охранные мероприятия также не носили планомерного характера и возникали эпизодически, в основном в связи с реализацией на областном или федеральном уровне широкомасштабных проектов, связанных с ведением земляных работ. К такого рода мероприятиям относятся, в частности, раскопки в зоне строительства Южно-Омской оросительной системы и археологические разведки в зоне строительства газопровода Тюмень - Кузбасс. Примечательно, что в этих случаях удалось через систему хоздоговоров уже на стадии проектирования объектов провести превентивные археологические разведки. Были и прецеденты иного рода, когда охранные мероприятия проводились благодаря вмешательству научных кругов и общественности. Так, в 1988 г., благодаря усилиям сотрудников и студентов Ом ГУ была организована широкая кампания в защиту Омской стоянки - эталонного памятника эпохи бронзы - на территории которой началось строительство профилактория. Благодаря активной позиции ОмГУ и вмешательству общественности при горисполкоме была создана комиссия, принявшая решение приостановить строительные работы до окончания археологических исследований.

В конце 1980-х гг. отношение власти к проблеме сохранения историко-культурного наследия начинает изменяться в лучшую сторону. В 1980 году был организован Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры, наделенный функциями и полномочиями государственного органа в сфере охраны памятников. НПЦ просуществовал до 1993 г., будучи затем реорганизован в Инспекцию по охране памятников в структуре Комитета по культуре и искусству обладминистрации. Безусловно, такая структура, как НПЦ, являлась более успешным образцом Госоргана в силу финансовой независимости и возможности принятия самостоятельных решений. Остается надеяться, что в будущем Инспекция, будучи правопреемницей НПЦ, постепенно переймет все лучшее из его опыта работы.

С начала 1000-х гг. меняются и формы охранной работы. Намечается более Централизованный и структурированный подход к охранным мероприятиям. Как мы уже успели убедиться, в период с 1989 по 1996 г. Госорганом по охране памятников была проделана огромная работа по постановке археологических объектов на государственный учет. Но специфика охраны памятников археологии не позволяет ограничиваться кабинетной работой. Поэтому в 1994 -1996 гг. по результатам учета была проведена работа с пользователями памятников археологии: С этой целью предпринимались выезды непосредственно на объекты при участии исследователей, проводивших паспортизацию, представителей охранных структур, представителей пользователя и сотрудников местных землеустроительных учреждений, а также, в ряде случаев, представителей местной власти и районных отделов культуры. Результатом проделанной работы явилось то, что впервые (!) до сведения местных властей и землепользователей доводилась информация о наличии на их территории археологических памятников. Хочется еще раз подчеркнуть, что землепользователям при этом были на местности показаны границы охранных зон объектов, С пользователей при этом брались письменные обязательства соблюдать правила охраны археологических объектов, а в ряде случаев и заключались охранные обязательства.

В настоящее время формы охранной работы продолжают совершенствоваться. Усилиями Госоргана постановлением главы администрации Омской области от 12.07.1995 г. № 341-п Инспекция по охране памятников включена в перечень организаций, согласующих отводы земельных участков на стадии проектных работ. Это позволит, при условии отработки механизма такого согласования, избежать основного фактора разрушения археологических объектов - в результате активной хозяйственной деятельности. Согласно имеющимся сведениям, в области ныне разрушается в среднем от 1 до 2 археологических объектов в год, причем ранее этот показатель был гораздо выше - в среднем от 3 до 5 объектов в год. В 1996 г. при активном участии Госоргана был принят областной Закон «Об охране и использовании памятников истории и культуры Омской области», внесший, по сравнению со старым федеральным Законом много нового и полезного в практику охраны археологического наследия, а в 1997 г. «по следам» нового законодательного акта был принят областной Закон «Об административной ответственности за нарушение законодательства об охране и использовании памятников истории и культуры Омской области». Таким образом, в настоящее время в области создана достаточно полная правовая база, дающая возможность в полном объеме обеспечить охрану историко-культурного наследия.

С 1993 по 1999 г. в области заключено 270 охранных обязательств на памятники археологии. Необходимо отметить, что на сегодняшний день заключение охранных обязательств является несколько устаревшей формой работы охранных структур. Во-первых, само охранное обязательство как юридический документ имеет ряд несоответствий с существующим законодательством и может быть в ряде случаев опротестовано. Затем, практика показывает, что при решении спорных вопросов гораздо большую силу имеют законодательные акты местной власти, поэтому в первую очередь охранные структуры; имея дело с памятниками археологии, должны стремиться к скорейшему принятию таких актов, как на областном, так и на районном уровнях.

В заключение хотелось бы упомянуть о новых, не применявшихся ранее формах работы, в разработке которых автор принимал непосредственное участие.

Охрану археологического наследия, помимо уже названных в этой статье, отличает еще одна специфическая черта: органы охраны должны учитывать, что кроме объектов, уже стоящих на охране, и вновь выявленных, охранные мероприятия должны распространяться и на территории, неисследованные в археологическом плане. Вопрос этот в силу своей новизны во многом является непроработанным. Примеров подобного опыта не встречено в литературе, тем не менее, в период с 1995 по 1999 гг. Инспекцией по охране памятников на основе анализа опыта учреждений охраны других регионов Западной Сибири была выработана новая форма охранных мероприятий, позволяющая в условиях интенсивного хозяйственного освоения региона учитывать интересы археологически неисследованных территорий. Речь идет о практике выдачи так называемых Временных и Окончательных разрешений на проведение природопреобразующих работ. Такая практика является логическим развитием статей Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» [4] и позволяет в законодательном порядке добиваться заключения с заказчиками предполагаемых работ договоров на превентивное археологическое обследование неизученных территорий.

Литература

1. Жук А.Н. Провинциальная археологическая мысль России (по работам С.И. Сергеева конца 1880-х - первой половины 1890-х гг.) // Омский археологический вестник: Межвузовский сборник научных трудов.- Омск: изд-во ОГПУ, 1994.

2. Левашова В. Предварительное сообщение об археологических исследованиях Западно-Сибирского музея на 1920 -1927 гг. // Известия государственного Западно-Сибирского музея.- Омск, 1928. № 1.

3. Охрана памятников истории и культуры. Сборник документов.- М., 1973.

4. Закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».- М., 1979.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОТДЕЛА ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ПРИРОДНОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ СИБИРИ В 1877 - 1919 гг.

О. П. Свиридовская

Один из факторов сохранения национальной самоидентификации - историческая намять народа. Культурное наследие является ее материальным выражением, оно несет в себе черты самобытности народа и времени, породившего его. Памятники истории и культуры - одна ни важнейших составляющих культурного наследия. Как все материальное, памятники постоянно подвергаются внешнему воздействию, стареют и разрушаются. Важнейшим фактором, влияющим на объекты наследия, является экологическая среда, в которой они находятся. Немаловажную роль играет и антропогенное воздействие. Все это сказывается не только на техническом состоянии памятника, но и характеризует объект наследия с позиций истории его существования, создает эмоциональный фон его восприятия. Неизменность экологической среды, в которой долгое время существовал памятник, важна для сохранения исторической подлинности объекта наследия. Так, к примеру, навсегда теперь утрачена та особая атмосфера, которая некогда окружала путника, вдруг встретившего в бескрайней степи древние каменные изваяния - бабы - немые свидетели прошедших эпох. В настоящее время практически не осталось уголка, где остались бы неприкосновенными эти каменные изваяния, еще в конце XIX - начале XX веков в значительном количестве встречавшиеся в лесостепной и степной зонах Сибири и Казахстана.

Необходимо теснейшим образом связать деятельность по сохранению культурного наследия с охраной окружающей среды и памятников природы. Для плодотворного практического сотрудничества в данной сфере не обойтись без знания и использования исторического опыта. Его надо изучать не только на общегосударственном и региональном уровне, но и на примере отдельных организаций, учреждений, общественных объединений.

Примером тесной взаимосвязи в деле сохранения культурного и природного наследия может служить опыт работы Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества (далее ЗСОИРГО). Выбор хронологических рамок статьи обусловлен временем возникновения отдела в 1877 г. и 1919 г., когда в Сибири окончательно установилась Советская власть.

ЗСОИРГО был основан в г. Омске стараниями генерал-губернатора Западной Сибири Н.Г. Казнакова. До этого времени, на громадной по протяженности территории Сибири и Дальнего Востока существовал лишь один - Сибирский отдел географического общества, который после возникновения ЗСОИРГО переименовали в Восточно-Сибирский. Появление Западно-Сибирского отдела диктовалось необходимостью освоения малозаселенных и практически неизученных областей Западной Сибири и прилегающих к ним сопредельных территорий - Казахских степей, стран Средней Азии, Западного Китая - с их особым географическим положением, своеобразными естественноисторическими условиями. Таким образом, регион, входивший в сферу деятельности отдела, выходил далеко за пределы собственно Западной Сибири. Географическое общество исследовало как природные богатства края, так и его культурный потенциал. В положении о ЗСОИРГО отмечалось, что его научные интересы распространяются в следующих направлениях: «собственно географическом, геологическом, естественноисторическом, этнографическом, статистическом, археографическом и археологическом...» [1].

Первые 25 лет существования ЗСОИРГО характеризуются его историографами как «период экспедиций» [2]. В это время был осуществлен ряд крупных изысканий с широкими общегеографическими целями в наиболее отдаленные части района деятельности отдела. Это были экспедиции по Монголии и Северному Китаю, на оз. Балхаш и по Минусинскому краю, по Васюганью и Тобольскому северу. Начался процесс активного собирания эмпирического материала о крае, в том числе сведений о различных видах памятников, расположенных на обширной территории, входившей в сферу деятельности отдела. Это были в основном данные о памятниках археологии и интересных в природном отношении местностях. В указанный период большинство членов общества занимались общегеографическими исследованиями. Одним из важнейших направлений было изучение проблемы усыхания озер и водоемов. Так, Ю.А. Шмидт в 1885 г. исследовал в этом отношении юг Ишимской степи. В 1893 г. Г. Е. Катанаев проводил подобные наблюдения за водоемами по северу Акмолинской области, на следующий год он же изучал состояние озер и произрастание лесов в Семипалатинской области и Вийском округе. Л.Я. Гордякин в 1896 г. обследовал флору уникального уголка природы близ оз. Борового.

Одновременно с изучением природных богатств осуществлялось исследование памятников археологии. В некоторых случаях просто фиксировалось наличие археологических объектов и их количество, в других - археологические памятники детально описывались, в третьих - производились раскопки. Так, И.М. Ядринцев в 1879 и 1880 гг. во время своих экспедиций на Алтай (к Телецкому озеру, в верховья р. Катуни), которые совершались с целью исследования коренного населения, указывает места расположения курганов, городищ, каменных баб, развалин древних городов [3]. И.Я. Словцов сообщает об обнаружении нескольких «земляных городков» близ Тюмени у Андреевского озера и проводит их раскопки [4]. А.В. Адрианов пишет о курганах близ Минусинска на Татарском острове [5].

Долгое время данные о памятниках никак не систематизировались и не обобщались. Не был составлен даже элементарный их перечень. Сведения о них были разбросаны по публикациям членов отдела, а некоторые так и остались в экспедиционных дневниках. Тем более, подобная информация оставалась практически неизвестна чиновникам, составлявшим отчеты на официальные запросы о наличии памятников старины в крае. Так, по данным МВД на 1901 г. и Тобольской губернии числилось лишь 3 древних памятника, в Томской - 2 памятника древности и 2 исторических, в Акмолинской области (часть современной Омской области и север Казахстана) - 2 исторических памятника [6].

Отдельными исследователями осуществлялись некоторые попытки обобщить имеющиеся данные о древностях. В работе А.В. Адрианова «Курганография Сибири», изданной в 1883 г., были предприняты некоторые шаги, чтобы свести воедино имеющиеся на тот период сведения об археологических памятниках Сибири. Это был один из мирных подходов к составлению археологической карты Сибири. Кроме того, А.В. Адриановым была предложена «программа для раскопок сибирских курганов и собирания предметов доисторического человека». Это издание было своеобразным методическим пособием, направленным на унификацию археологической деятельности. В издании излагались общепринятые в то время методические рекомендации, пропагандируемые Археологическим обществом. С учетом того, что археологическим изучением Сибири в последней четверти XIX в. занимались в основном энтузиасты-самоучки, не имеющие, как правило, специального образования (как и сам А.В. Адрианов), данное пособие способствовало распространению правил ведения раскопок в среде любителей. Обсудив данное издание, Западно-Сибирский отдел приходит к следующему выводу: «Ввиду многочисленности в Сибири курганов, важности и необходимости сохранить следы этих единственных памятников минувшей жизни, содействовать возможному распространению этого руководства между любителями» [7]. Конечно, с сегодняшней точки зрения, привлечение всех желающих к археологическим раскопкам не вело к глубокому научному изучению древностей. Зачастую любительские раскопки, проводившиеся при наличии открытого листа Императорской археологической комиссии и содействии ЗСОИРГО, из-за некорректных действий вели к потере научной ценности памятника. Но в рассматриваемый период археология как наука, особенно в Сибири, еще находилась на стадии становления, поэтому определенные издержки в этом плане были закономерны, и попытки внедрить определенные правила ведения раскопок и нормы описания памятников объективно способствовали сохранению для науки ценного материала.

В отдел часто поступали сведения о фактах разрушения и расхищения курганов. Первоначально путь к их спасению видели в скорейших раскопках памятников, Так, А.В. Адрианов пишет: «...это обстоятельство в связи с тем разрушением и расхищением курганов, какое совершается из года в год, заставило меня поинтересоваться сибирской археологией и предпринять обстоятельную раскопку курганов» [8]. Другой видный сибирский исследователь Н.М. Ядринцев с болью восклицает: «Мы занимались археологией и получали дипломы от Археологического общества, а в Тобольске на месте Искера по инициативе Дмитриева-Мамонова, вице-губернатора, проводятся раскопки арестантами, и драгоценнейшие предметы пропадут, будут разворованы. Так все у нас делается!» [9].

ЗСОИРГО сотрудничал с научными организациями, расположенными в центре России. Отдел в 1885 г. получил от Московского археологического общества письмо, в котором его приглашали принять участие в составлении археологической карты России. На заседании распорядительного комитета было решено начать планомерную работу по сбору сведений о древностях края. Но отдел так и не смог полностью обобщить данные о памятниках археологии Сибири.

С 1890-х гг. Сибирь начинает переживать экономическое и общественное оживление, вызванное быстрыми темпами строительства Транссибирской магистрали. Строительство железнодорожного пути потребовало больших подготовительных исследовательских работ. Облик края начал стремительно изменяться. Бурное его освоение вызвало небывалый рост переселения в Сибирь, которое привело к серьезным изменениям, как в жизненном укладе, так и в природе края. Всё это заставило членов географического общества всерьез задуматься над проблемами сохранения культурного наследия края и многих его уникальных природных уголков.

В 1894 гг. при ЗСОИРГО возникли два новых структурных подразделения. Это археологическая и фотографическая комиссии. В круг деятельности археологической комиссии входило описание и исследование памятников древности, производство археологических раскопок, наблюдение за сохранением памятников архитектуры. Фотографическая комиссия ставила своей задачей создание возможно полного собрания фотоснимков, отражающих состояние Западной Сибири, Степного края и сопредельных территорий; «...общих и детальных видов городских, сельских, русских и инородческих поселений; жилищ, всякого рода построек, памятников старины,... предметов домашнего обихода... и вообще всего того, что в назидание современников и потомства может служить к характеристике внешнего вида современной нам Западной Сибири, природы и ее обитателей». Таким образом, уже с конца XIX столетия поднимается вопрос о фотофиксации как объектов природного и культурного наследия, так и наиболее примечательных черт современности.

При подготовке к изданию в 1896 г. «Памятной книжки Западной Сибири и Степного края» для участия в Нижегородской выставке, отдел провел работу по описанию примечательных в природном и культурном отношении мест. Помимо памятников археологии, которыми традиционно интересовалось общество, был произведен учет количества и состояния монастырей, церквей и часовен, выделены наиболее примечательные из них. Большинство культовых зданий тогда еще не рассматривалось с точки зрения их архитектурной ценности, так как многие из них были еще относительно молоды. По принятым на тот период положениям, памятниками архитектуры считались постройки, возведенные ранее Петровской эпохи (это нашло отражение в терминологии - памятники древности, памятники старины), таковых в Западной Сибири было немного. Поэтому основной упор в охране недвижимого наследия Сибири делался на археологическое наследие.

Л.П. Плахов, председатель археологической комиссии ЗСОИРГО, докладывая о ее деятельности в 1897 г., сообщал, что им составлена «Программа изучения Западной Сибири и Степного края в археологическом отношении». В том же году комиссия опубликовала обращение к представителям администрации, судебным ведомствам, учителям и лицам «от которых возможно предполагать какое-либо содействие» в сохранении памятников древности. В несколько иной редакции оно было помещено в «Киргизской стенной газете», выходившей на двух языках и рассчитанной на коренное инородческое население края.

В обращении говорилось, что в доисторические времена наш край служил ареной передвижений различных азиатских народов. Бесчисленные курганы в степи и их содержимое служат наглядными памятниками их деятельности. Подчеркивалось, что исключительное право археологических раскопок в Империи, в силу Высочайшего повеления, принадлежит императорской археологической комиссии. Констатировалось, что хозяйственная жизнь населения, невнимание и незнание научной ценности памятников древности, ведет к их утрате для науки. Здесь же были отмечены как природные (размыв и обвал речных берегов), так и антропогенные (распашка степи, земляные и мелиоративные работы) факторы, отрицательно сказывающиеся на состоянии археологического наследия края. В данный период еще не ставился вопрос о каких-либо конкретных мероприятиях, ограждающих памятники от подобных разрушений. Все сводилось лишь к элементарному собиранию случайно найденных археологических предметов, так как процент подобных случайных находок, становившихся достоянием науки, был мизерным. Небезынтересно, что редакция газеты в конце данного обращения посчитала нужным вторично «напомнить киргизам1, что раскопка курганов, могил, развалин и т. п. без разрешения начальства строго воспрещена законом, и что содействие комиссии в собирании древностей относится только к случайным находкам» [12].

1 Так до революции называли казахское население.

Очевидно, подобное повторное напоминание было вызвано хорошо известными случаями самовольных раскопок в среде аборигенного населения и не только его.

Появление данного обращения стало конкретным шагом ЗСОИРГО и его археологической комиссии в деле пропаганды необходимости сохранения сибирских древностей.

В начале XX в. в памятникоохранительном движении в России наступает новый этап. Он связан с деятельностью государственных органов власти по подготовке законопроекта об охране исторических памятников. Российская научная общественность включилась в обсуждение данного проекта, было высказано множество замечаний и предложений по нему. В это же время активно обсуждаются проблемы сбережения природных богатств страны, охраны наиболее интересных уголков отечественной природы. Так, в 1905 г. данный вопрос поднимается Московским Императорским обществом испытателей природы. В 1907 г. Акклиматизационный съезд в Москве вырабатывает программу сохранения памятников природы. В 1908 г. Балтийский исторический съезд посвятил особое заседание обсуждению той же проблемы, а в 1909 г. Всероссийский охотничий съезд признал необходимым принять меры к охране природы.

В 1909 г. на общем собрании Императорского русского географического общества был заслушан доклад академика И. II. Бородина о необходимости охраны природы России, после чего было решено учредить в обществе природоохранительную комиссию. В 1912 г. данная комиссия была преобразована в постоянно действующую. В нее, кроме членов географического общества, вошли представители от Академии наук, МВД, Министерства народного просвещения, Главного управления земледелия и землеустройства, Министерства Императорского двора, Горного департамента и других ведомств. В 1913 г. природоохранительная комиссия при Императорском географическом обществе обратилась в свои отделы и подотделы с циркулярным письмом, в котором просила оказать содействие в деле сохранения памятников природы. Западно-Сибирский отдел данного общества не мог не отозваться на подобное обращение. Тем более что бурный экономический рост и процесс освоения Сибири и казахстанских степей, вызванный Столыпинскими реформами и появлением железной дороги привел и к стремительному исчезновению традиционных форм быта и значительным изменениям в природном и культурном облике региона. Все это заставило местную научную общественность задуматься о необходимости сохранения материальных следов былой культуры и уникальных уголков местной природы.

ЗСОИРГО в деле сохранения памятников природы пошел по пути учреждении защитных или заповедных участков. Это должны были быть местности интересные не только в геоботаническом и зоологическом отношениях, но и в историческом. В заповедниках под охраной должны были находиться как флора и фауна, так и другие природообразования - ущелья, утесы, валуны, формы выветривания, ключи, болота и т. п., а также памятники культуры. Поднимая вопрос об учреждении заповедных участков в Призайсанских пустынях, члены общества отмечали: «Здесь самой природой созданы наглядные музеи для изучения геологического прошлого края и человеческой культуры. Здесь имеются остатки первобытной... и позднейших культур. Здесь можно проследить, как на месте стоянок первобытного человека селится курганный человек, после него - ряд других народностей позднейшей культуры» [13]. При выборе заповедных мест ученые руководствовались не только критерием их уникальности, но и стремились сохранить образцы типичного для той или иной местности ландшафта. Так, наряду с уникальным уголком природы близ оз. Боровое на Кокчетавской возвышенности (в настоящее время - территория Казахстана) и реликтовыми борами у дд. Красноярка и Чернолучье Тобольского уезда (ныне территория Омской области), ЗСОИРГО предложил взять под охрану остатки прежней природы - «жалкие деревца» на юге Омской области, овраги по р. Оми, островки вишни у д. Новой, участки липы по нижнему течению р. Тобол и на острове оз. Медвежьего, урман у г. Тары [14].

Западно-Сибирский отдел в деле сохранения природных и культурных богатств активно сотрудничал с местными научными обществами в Семипалатинской области, Тобольской и Томской губерниях. В природоохранную комиссию отдела вошли представители местных административных органов, медицинского и сельскохозяйственного обществ. Комиссия поставила перед собой задачу дальнейшего изучения и детального описания уже известных заповедных мест, а также; выявление новых, интересных в научном отношении участков. Другой немаловажной задачей была выработка мер их охраны и активная пропаганда идеи сохранения природы.

Как уже отмечалось выше, данные о памятниках не были систематизированы. У отдела не имелось их списка, тем более карты, на которой было бы отмечено местонахождение древностей и интересных в природном отношении мест. Не увенчались успехом все попытки отдела обратиться к уездным начальникам, с просьбами оградить древности от разрушения во вверенном им районе. Как правило, начальство отвечало, что памятников в их местности нет. Все это заставило членов общества всерьез задуматься над проблемой учета наследия.

К 1910-м годам, в результате быстрых темпов освоения пахотных земель из-за активного колонизационного процесса, появилась реальная угроза археологическому наследию края. Это вызвало обоснованную тревогу членов географического общества. В 1913 г. было отпечатано в виде отдельной листовки, а в 1914 г. опубликовано в очередной книжке «Записок» отдела воззвание об охране памятников старины. В нем отмечалось, что курганы, городища, разнообразные каменные сооружения, изваяния, и прочие памятники, расположенные в крае, стояли нетронутыми сотни и тысячи лет. Обращалось внимание и на наличие остатков русской старины, «хотя и близкой к нам, но также представляющей много поучительного для потомства». Не умаляя временного и естественного факторов, отрицательно влияющих на состояние памятников, особо подчеркивалась негативная роль антропогенного воздействия. Авторы воззвания отмечали, что ухудшение ситуации возникло в связи с появлением в Сибири значительного количества пришлого населения: «Разрываются курганы, вскрываются древние могилы..., содержимое их расхищается или уничтожается. Каменные изваяния ("бабы") идут на столбы и привязи у ворот, бронзовые и медные предметы, не говоря о золотых и серебряных, плавятся или продаются как лом, железные переделываются на домашние вещи, глиняные (сосуды, черепки) ломаются и выбрасываются как негодные вещи. Плиты и камни, часто с рисунками и надписями, растаскиваются для мощения, на фундаменты и другие хозяйственные надобности». Говоря о масштабах гибели памятников в Сибири, авторы подчеркивают, что все это приносит непоправимый вред культурному потенциалу родины, и ссылаются на зарубежный опыт в деле сохранения наследия.

Одновременно с воззванием Западно-Сибирский отдел опубликовал «Опросный лист о памятниках и предметах старины в Западной Сибири» [18]. Он был составлен действительными членами общества В.А. Колосовым и А.Н. Седельниковым. Опросный лист предусматривал сбор широкого спектра сведений о древностях.

Впервые в крае была составлена четкая программа описания памятников, рассчитанная как на людей сведущих, так и лиц, подчас не имеющих образования. В опросном листе памятники подробно расписаны по типам, различным видам в зависимости от конструктивных особенностей и материала, из которого они выполнены. Помимо недвижимых, крупных, бросающихся в глаза древностей, обращалось внимание и на старинные предметы домашней утвари, культовые вещи, музыкальные инструменты, произведения искусства. В пункте о техническом состоянии памятника, если оно было неудовлетворительным, необходимо было указать причины плохой сохранности - естественного или антропогенного характера. Таким образом, опросные листы явились одной из первых попыток выявления, регистрации и комплексного сбора сведений о памятниках в Западной Сибири. Другим положительным моментом было то, что за счет четкости, ясности и простоты анкеты, к работе, а значит и к пониманию важности сохранения культурного наследия, были привлечены не только энтузиасты, но местное население в целом.

Другим важным аспектом деятельности Географического общества в сфере охраны памятников было его участие в обсуждении соответствующего законопроекта. В июне 1916 г., когда проект «Положения об охране древностей» был в очередной раз вынесен на рассмотрение в Государственную Думу, распорядительный комитет Отдела получил собственноручное письмо П.С Уваровой, являвшейся бессменным председателем Комиссии по охране памятников при Московском археологическом обществе. В послании излагалась просьба к ЗСОИРГО высказать свои замечания и предложения, как по официальному проекту закона, так и относительно внесенных Археологическим обществом дополнений и изменений. ЗСОИРГО обсудил данный законопроект на своих заседаниях, а также письменно обменялся мнением с различными научными учреждениями Сибири и со своими иногородними членами. В результате были сформулированы собственные поправки в данный законопроект. Поскольку в нем прорабатывался будущий статус структур и организаций, которые до сей поры занимались проблемами сохранения наследия, то в предложениях Археологического общества и в поправках ЗСОИРГО прослеживается явное стремление обеспечить создание государственных органов охраны памятников не параллельно существующим, а на базе последних. В то же время, понимая «неудобство существования» Археологического общества параллельно с вновь создаваемым государственным органом, занимающимся в сущности одним и тем же, Отдел первоначально хотел предложить упразднить Московское археологическое общество. Позднее ЗСОИРГО отказался от этой мысли, «считаясь с многолетней полезной деятельностью» данной организации. Другим принципиальным моментом внесенных поправок было предложение разукрупнить предусмотренные в первоначальном варианте законопроекта археологические округа на территории Сибири с учетом богатства и особенностей культурного наследия в различных районах этого края [20].

ЗСОИРГО, подходя к пограничному для жизни всей России 1917 году, уже накопил определенный опыт работы в деле сохранения природного и культурного наследия подведомственного ему края. В период бурных событий революции и гражданской войны деятельность в данном направлении отнюдь не прекратилась, а в некоторых аспектах и активизировалась. Памятники теперь приходилось не просто охранять, но зачастую и спасать среди обломков рухнувшего государственного устройства. С очередной сменой власти учреждения закрывались, их имущество растаскивалось, многие ценности, имеющие историческое или художественное значение, гибли. В этот период явно обозначилась угроза гибели местных архивов, поэтому одним из важных направлений в деятельности ЗСОИРГО1 в эти годы стало спасение архивов и памятников истории и культуры.

В 1917 г. циркуляром МВД Временного правительства на Западно-Сибирский отдел Русского географического общества было возложено сохранение историко-культурных ценностей в крае. В ноябре того же года при отделе вновь образовалась историко-археологическая комиссия, в задачи которой входила деятельность по сохранению памятников искусства и старины. Важным аспектом ее деятельности было выявление и регистрация памятников. Комиссия, несмотря на чехарду власти в Сибири, развернула работу по осмотру государственных и общественных зданий, библиотек и архивов для выяснения их исторического или художественного значения, снятия фотографий, зарисовок, производства обмеров. В конце ноября 1918 г., когда власть за Уралом перешла в руки Белой армии, ЗСОРГО разослал в различные местности Западной Сибири письма. В них просили сообщить сведения о состоянии архивов, старинных зданий, памятников, а также предметов, имеющих отношение к царскому периоду, представляющих исторический или художественный интерес.

1 После 1917 г. общество утратило наименование Императорского.

Было высказано пожелание принять меры к их сохранению. Ответы на обращение были однотипными и обескураживающими: архивы находятся в плачевном состоянии или уничтожены, старинных зданий, памятников, и прочего не имеется. Это во многом было обусловлено тем, что официальной регистрации объектов наследия ни до, ни тем более после революции, не проводилось. Большинство чиновников не имело представления о том, что надо считать таковыми.

Если ранее основной упор в вопросах охраны наследия делался и сторону археологии, то теперь начинают подниматься проблемы охраны и музеефикации памятников истории и архитектуры1. ЗСОРГО, ходатайствуя о передаче под музеи здания генерал-губернаторского дворца в г. Омске, выдвигает одним из главных аргументов то, что оно является памятником истории. Та же мысль прослеживается, когда в октябре 1918 г. общество просит выделить здание Гауптвахты для организации в нем Центрального Западно-Сибирского архива. «Как выдающийся памятник архитектуры XVIII в. это здание представляет большую художественную ценность. В Омске нет равного ему по выраженности стиля барокко эпохи Елизаветы. Только при нашем пренебрежении к историческим и художественным ценностям можно допустить обращение такого здания в гауптвахту и канцелярию военного начальника. Помещение в нем архива наиболее соответствовало бы его назначению как выдающегося памятника прошлого». Следует отметить, что члены научного общества видят наиболее приемлемое использование здания отнюдь не по его первоначальному назначению (гауптвахта). В обстановке тех лет, когда на смену частей Красной армии в город врывался отряд атамана Анненкова, потом вновь Красная армия, потом белочехи, потом корпус генерала Гришина-Алмазова, использование здания под нужды военных действительно отрицательно сказывалось на нем.

1 В данной работе движимого наследия мы касаться не будем.

Ко времени революционных катаклизмов в регионе назрела необходимость в объединении и координации деятельности научных организаций и отдельных ученых. В конце октября 1917 г. на Первом Сибирском метеорологическом съезде в Иркутске было предложено организовать особое учреждения для координации деятельности по изучению Сибири. Такой организацией должен был стать вновь создаваемый Институт исследования Сибири. Хотя некоторые ученые считали несвоевременным создание подобного рода научной организации, но в январе 1919 г. в Томске все-таки состоялся учредительный съезд Института. Помимо прочих первоочередных задач в исследовании края, съезд отметил необходимость объединения деятельности по сохранению памятников истории, культуры и природы, а также в создании заповедных парков. Все это было обусловлено все более усугубляющейся ситуацией, которую породила гражданская война.

В период правления А.В. Колчака, когда Омск становится «Белой столицей», обстановка в городе и других местностях Сибири, оказавшихся в тылу, несколько стабилизируется. В это время в Омске волею судеб оказалось значительное число деятелей науки и культуры из столицы и центральной России. Они начали группироваться вокруг крупнейшего научного объединения - ЗСОРГО, чтобы и в этот сложный момент не прекращать свою научную и общественную деятельность. Позднее, с апреля 1919 г., был организован Временный Совет Русского географического общества (центрального). Целью его деятельности было объединение и координация научной работы, которую вели, несмотря на все трудности, Западно-Сибирский, Семипалатинский, Барнаульский, Восточно-Сибирский, Красноярский, Якутский, Читинский, Троицкославский и Владивостокский отделы и подотделы общества. Главным же видели «объединение России в духовном отношении..., чтобы сохранить все целое и неразрушенное и довести эту деятельность до воссоединения с Петроградом и Москвой» [20].

В географическое общество в данный период постоянно поступали сведения об угрожающих масштабах гибели культурных и природных богатств края. Во многих местностях, в том числе и заповедных, началась бесконтрольная вырубка леса, как для нужд местного населения, так и для военных. Лесное ведомство колчаковского правительства попыталось ввести определенные ограничения, но из-за общего беспорядка, царившего в то время, и непродолжительности деятельности самого ведомства, ощутимых результатов достигнуто не было.

В это время увеличилось количество грабительских раскопок. Имеются свидетельства варварского разграбления памятников археологии со стороны иностранных интервентов. В 1918 г. чешские отряды в поисках курганного золота безжалостно взорвали порохом десятки курганов в районе с. Новотроицкое недалеко от г. Омска [27].

Присутствие и регионе значительного количеств иностранных войск обусловило угрозу вывоза за границу предметов археологии и других культурных ценностей. В связи с этим, Временный Совет посчитал необходимым разработать определенный план действий с. целью их сохранения в пределах России. Одним из шагов к этому рассматривалось возрождение деятельности в отделах и подотделах общества комиссии по сохранению памятников природы и старины, которые после 1917 г. в целом свернули свою работу.

Другим шагом Временного Совета географического общества и ЗСОРГО была организация работ по изучению состояния наследия края. Так как и ранее существовала определенная разобщенность в деятельности различных научных обществ на территории Сибири, необходимо было обобщить накопленные знания. Член Западно-Сибирского отдела общества, хранитель его музея А.А. Пахотин начал составлять карту исследования Западной Сибири в зоологическом, ботаническом, геологическом, географическом, этнографическом и археологическом отношениях. В мае 1919 г. на общем собрании географического общества А.В. Попов, бывший председатель Оренбургской архивной комиссии, предложил разработать план обследования окрестностей г. Омска в археологическом отношении и принять меры к запрещению вывоза археологических древностей, найденных при раскопках, за пределы Сибири [281. Правительство А.В. Колчака пошло навстречу обществу. Министерство народного просвещения выделило субсидию на обследование состояния наследия края. На лето 1919 г. была запланирована небольшая экспедиция по изучению природных и археологических памятников в районе сел Новотроицкого, Чернолучья, Красноярского (территорию последних двух еще в 1914 г. планировалось превратить в заповедный участок). Экспедиция должна была носить не только научный, но и учебно-показательный характер. К ее участию предполагалось привлечь учащихся средних учебных заведений, а также слушателей курсов славянских воинских частей. Руководство исследованием взяли на себя А.В. Попов, член Казанского общества археологов Чугунов, бывший сотрудник Петроградского университета И.Ф. Лавров. В то же лето 1919 г. член археологической комиссии Русского географического общества Ю.А. Иванов проводил археологическую разведку в Тюкалинском уезде, (ныне район Омской области). Следует подчеркнуть, что исследования проводились на фоне все ухудшающейся военно-политической обстановки. Линия фронта стремительно приближались к ставке Колчака. Уже в первых числах августа географическое общество получило предписание подготовить к эвакуации наиболее ценные архивы и коллекции.

После отступления белых частей и окончательного установления Советской власти в Сибири, произойдут коренные изменения и в жизни географического общества, Его состав изменится практически на 90 %, целое десятилетие, вплоть до окончательного его закрытия в 1930 г., будет вестись постоянная борьба за выживание и продолжение деятельности. Несмотря на все трудности, ЗСОРГО в это десятилетие будет одним из активистов краеведческого движения и продолжит работу по изучению и сохранению наследия края. Но это уже действительно новый этап в жизни общества.

Литература

1. Положение о ЗСОИРГО//Записки ЗСОИРГО - Омск, 1878.-Кн. 1 - С. 1.

2. Семенов В.Ф. Очерк пятидесятилетней деятельности ЗСОРГО.- Омск, 1927.- С. 20.

3. Ядринцев Н. M. Отчет о поездке по поручению ЗСОИРГ0 в Горный Алтай, к Телецкому озеру, и в вершины Катуни в 1880 г, // Записки ЗСОИРГО.- Омск, 1882.- Кн. IV.

4. Отчет ЗСОИРГО за 1884 г.//Записки ЗСОИРГО.- Омск, 1885. Кн. VII. 4.2.

5. Отчет ЗСОИРГО с 1 января 1885 по 1 июля I886 г. //Записки ЗСОИРГО.- Омск, 1886. - Кн. VIII. 4.1. - 10 с.

6. Охрана памятников истории и Культуры в России: XVIII - начало XX вв.: Сб. документов. - М., 1978.- 339 с.

7. Извлечения из протоколов заседании ЗСОИРГО // Записки ЗСОИРГО - Омск, 1885, - Кн. VII. 4.2,- 8 с.

8. Адрианов А. В. Путешествие на Алтай и за Саяны, совершенное летом 1883 г. по поручению Русского географического общества и его Западно-Сибирского отдела // Записки ЗСОИРГО.Омск, 1886.- Кн. VIII.- Вып. 2.- 15 с.

9. Письма Н.М. Ядринцева // Литературное наследство Сибири- Новосибирск, 1980,- Т. 5.

10. Государственный архив Омской области (далее ГАОО), ф. 86, оп. I, д . 43, л .1.

11. ГАОО, ф. 86, оп. 1, д. 39, л. 80 - 81.

12. «Киргизская стенная газета».- № 35 от 7 сентября 1897 г.

13. ГАОО, ф. 86, oп. 1, д. 189, л. 22.

14. ГАОО, ф. 86, оп. 1, д. 100, л. 8-23.

15. ГАОО, ф. 86, оп. 1, д. 143.

16. Известия ЗСОИРГО - Омск, 1914.-'Г. 1. Вып. 1-2.

17. Там же.

18. Там же.

19. Там же, д. 223, л. 6 - 6 об.

20. Там же.

21. ГАОО, ф 1075, оп. 1, д. 20-а; л. 9.

22. ГАОО, ф. 86, оп. 1, д. 239, л. 6.

23. ГАОО, ф. 1075, оп. 1, д. 20-а, л. 9 об.

24. Там же. Л. 5. 7, 10, 10 об.

25. ГАОО, ф. 1075, оп. 1, д. 20, л. 30.

26. ГАОО, ф. 86, оп.1, д. 246, д. 87 об.

27. Левашова В. Предварительное сообщение об археологических исследованиях Западно-Сибирского музея за 1926-1927 гг. // Известия государственного Западно-Сибирского музея. - Омск, 1928.- № 1,- 100 с.

28. ГАОО, ф. 80, оп. 1, 249, л, 32.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ И ПРОБЛЕМЫ ИХ СОХРАНЕНИЯ

B. C. Скальный, В.В. Косыгин

Большинство недвижимых памятников архитектуры и истории находится в аварийном состоянии, так как многие из строений древнерусского зодчества относятся к культовым сооружениям и обветшали из-за недостатка средств, выделяемых на их сохранение. Обследование свыше четырехсот объектов на территории Владимирской области показало, что около семидесяти процентов из них деформированы в результате ухудшения гидрологических условий. Причем, в последние десятилетия большей деформации подвергаются капитальные здания древней застройки с ослабленной временем конструктивной жесткостью подземной части и убывающей, под действием эрозионных процессов, остаточной прочностью конструкционных материалов верхнего строения.

Ныне действующая методология по сохранению недвижимых памятников культурного наследия предусматривает: комплексные инструментальные исследования памятников по многочисленным факторам физического состояния конструкций самих памятников, их внешней и внутренней средам; анализ и оценку имеющихся и собранных в результате исследований материалов для определения необходимых мероприятий по их сохранению; проектирование ремонтно-восстановительных, противоаварийных, консервационных и реставрационных работ по существующим нормативам и технологиям; осуществление авторского надзора за реализацией проектов с необходимой корректировкой ранее принятых решений. Однако эта схема высокозатратна и не предусматривает изучение динамики деформационных процессов, предшествующих проведению ремонтно-восстановительных работ, при производстве работ и в последующий период стабилизации. Отсутствие сквозного мониторинга деформационных процессов не позволяет оценить качественную сторону проектов и производства работ, сделать прогноз по долговечности и надежности сохранения недвижимых памятников архитектуры и истории.

Научно-производственной фирмой «Тектоника» предложена новая методология сохранения недвижимых памятников архитектуры и истории. Эта методология предусматривает:

первичные комплексные обследования физического состояния памятника и среды его обитания;

анализ собранных исторических материалов и результатов первичного обследования с разработкой концепции причин деформационных процессов и степени аварийности объекта;

разработку системы сквозного мониторинга по характерным инструментальным показателям со сбором дополнительных данных, подтверждающих или опровергающих концептуальные положения причинно-следственных связей протекающих деформационных процессов;

создание системы инструментального наблюдения (в т. ч. геодезического) и сбор исходных данных, предшествующих ремонтно-восстановительным и реставрационным работам;

определение и корректировку частоты инструментальных наблюдений в подготовительный, строительный и стабилизационный периоды по системе выбранных показателей мониторинга;

разработку эскизного проекта по комплексу ремонтно-восстановительных и реставрационных работ;

научно-техническое сопровождение производства строительных работ;

инструментальный мониторинг основных деформационных процессов до полной их стабилизации - принятие при необходимости дополнительных мер по ускорению стабилизационного периода.

Рассмотрим обозначенные выше вопросы на примере трех уникальных и исторических объектов: Рождественский собор в г. Суздале, собор Бориса и Глеба в с. Кидекша, Надвратная церковь Троицкого монастыря в г. Муроме.

Территория Владимиро-Суздальского княжества древней Руси (ныне Владимирская область) богата многочисленными памятниками архитектуры и истории. Жемчужиной этого края является Суздальская земля, где находятся наиболее древние и ценные памятники белокаменного зодчества XII-ХШ веков, вошедшие в историю мировой архитектуры и включенные ЮНЕСКО в список Всемирного культурного наследия. Среди них Богородице-Рождественский собор Суздальского Кремля - самое значительное и монументальное сооружение, уникальный образец художественного синтеза искусства и архитектуры. В его архитектурном облике воплощена строительная культура XII, XIII, XVI, XVIII и XIX веков со сложной и во многом загадочной историей своего строительства. Снаружи храм украшен изумительной белокаменной резьбой, а внутри - красочными фресковыми росписями.

Исследователи древнерусского зодчества на основании научных изысканий считают, что первая церковь Пресвятой Богородицы была заложена в 990 году и была деревянной. Она упоминается у суздальского летописца Л. Федорова ( XVIII в.), прочитавшего в соборе на тябле иконостаса надпись: «Лета 6418 благоверный великий князь Владимир всея Руси прииде во град Суздаль ... заложи церковь первую Пречистыя владычицы честного и славнаго ея Успения...» [1]. В другом историческом источнике пишется: «А с начала строения града святитель Федор во граде Суждале соборную церковь первую поставил Успения Пресвятой Богородицы из древес дубовых чудну» [2].

В междоусобной войне мономаховичей со святославичами, по сведениям последующих летописей, Черниговский князь Олег Святославич в 1096 г. «повеле зажещи Суждаль город, токмо остался двор монастырский Печорского монастыря и церкви, иже тамо есть святого Дмитрия. В этом пожаре погиб первоначальный храм и на месте его церковь новая создана великим князем Владимиром Мономахом».

Действительно, сложившиеся обстоятельства позволили Мономаху выехать в Суздаль лишь в 1101 году. С обозом князя прибыли мастера-строители. Часть строителей Мономах оставил на пути в Смоленск, где на праздник святых мучеников Бориса и Глеба 2 мая был заложен каменный собор. Мономах, как он сам писал, на зиму остался в Ростовской земле и «три зимы ходили к Смоленску». Мономах сам контролировал ход строительства и в Смоленске, и в Суздале, и во Владимире, успевая между делом гоняться за половецким ханом Боняком. Одновременно с каменным собором в Суздале Мономах строит и княжеский двор и обновляет (усиливает) городской вал и стену.

Очередной приезд Мономаха в Суздаль был в 1107 году после заключения мира с половецким ханом Аспой, дочь которого он привез в жены своему семнадцатилетнему сыну Юрию. Волжские болгары, осадив Суздаль в 1107 году, уже не смогли взять город. На атом основании ученые считают, что начало строительства первого каменного собора в Суздале относится к 1101 году, а окончание не позднее 1107 года. Принимая во внимание, что образцом для суздальского собора был Успенский собор Киево-Печорского монастыря, который строился четыре года, строительство суздальского собора можно датировать 1101 - 1104 гг.

Первый кирпично-каменный суздальский собор поражал своим масштабом, резко доминировал над всеми остальными деревянными постройками города, в том числе и Дмитриевским монастырем, расположенным на противоположном берегу реки Каменки. Он явился опорной точкой в дальнейшем развитии владимиро-суздальского каменного зодчества. В системе развития общерусского зодчества начала XII века суздальский собор является одним из последних представителей храмового искусства XI века.

Однако это здание простояло не долго - около 45 лет - и разрушилось. Но уже в записях 1148 года новгородский летописец сообщает, что в Суздале был освящен собор Святой Богородицы. Другая летопись говорит о том, что в этом же 1148 году князь Юрий Долгорукий построил повое соборное здание [3]. Имеется еще один летописный источник, сообщающий: «..и церковь святи святей Богородице великим священием» [1].

Существуют три различных понятия: «великое освящение», «освящение», «подосвящение». Первое применяют в случаях нового строительства значительных в церковном понятии храмов с учетом высших архиерейских чинов. Второе - при освящении новой рядовой церкви или после ремонта. В этом случае епископ может благословить на это протоиерея. В третьем понятии подразумевается действо священника по очищению алтаря от скверны в случае попадания туда каким-либо образом животного, неосвященной женщины или неверного (иноверца) и т. п.

В данном случае великое освящение архиепископом Нифонтом было совершено по случаю выстроенного нового собора. Именно в это время собор был переименован из Успенского в Рождественский.

Действительно, как установили ученые, сын Мономаха - Юрий Долгорукий - на месте разрушенного строит новый собор. Он учел одни из просчетов строителей своего отца - мелкое заглубление фундаментов. Оставив основание фундаментов нового собора на уровне старого, он сделал подсыпку холма вокруг новых фундаментов шириной 20-25 м, получив глубину заложения новых фундаментов до 3,1 м против 0,58 м старых. Кроме того, в некоторых местах, где стены нового собора совпадали с остатками стен старого, последние были использованы даже без разборки, органично встраивались в новое здание, часть стен Мономахова собора Юрий Долгорукий использовал в качестве забутовки для вновь возводимых стен.

Инженерно-археологические изыскания у суздальского собора обнаружили фундаменты двух храмов. Один из них - фундамент первоначального каменного собора с основным объемом и двумя приделами с севера и юга. Второй фундамент принадлежит существующему собору, но не с приделами, а с притворами с трех сторон - южного, западного и северного фасадов. В Лаврентьевской летописи под 1194 годом говорится о ремонте собора, имевшим притворы: «...и покрыты бысть оловом от верху до Комар и до притворов...» [2]. Отличие придела от притвора заключается в том, что придел - бесстолповая пристройка с южного или северного фасада, имеющая дополнительный алтарь для богослужения, а притвор (нартекс) - помещение для лиц, не имеющих права входить в храм, и эти два элемента православного храма существенно отличаются друг от друга по конструкции.

Собор, построенный Юрием Долгоруким, простоявший 74 года и переживший в 1194 году ремонт, постигла та же участь, что и Мономахов,- он разрушился. Одной из основных причин разрушения храма Юрия Долгорукого является то, что, сохранив уровень подошвы фундамента, в зоне несущего слоя грунта основания остались насыпные грунты и сильносжимаемые биологические прослойки почвенного и илистого грунтов под восточной частью здания, что вызвало неравномерную осадку фундаментов и обрушение собора.

Юрий Всеволодович, внук Долгорукого, в 1222 -1225 гг. строит новый собор. Однако в 1222 году происходила не закладка нового собора, а надстройка нового верха на фундаменте и остатках стен нижнего яруса собора 1148 года.

В 1446 году после сильного пожара верх храма снова обрушился, затем в 1528 году был надстроен из кирпича и оборудован пятью барабанами с главами в XVII в. [2]. Дальнейшему трещинообразованию и эрозионному разрушению несущих конструкций способствовало расширение арочных проемов в северной и южной стенах центральной апсиды (вероятно, в связи с растесом оконных проемов на 300 мм в 1862...63 гг., когда митрополит Илларион ликвидировал ходы в храме), что стало одной из причин разрушения кладки стен, столбов и арок, особенно северной стены центральной апсиды за счет развития процесса дилатации (выпирания).

В 1849 г., как свидетельствуют архивные документы, «...в перемычках над входными с южной, северной и западной сторон дверьми имеются опасные трещины, простирающиеся почти по самим сводам» [2]. Трещины эти расшиваются и зачеканиваются раствором с паклей. В 1852 г. в архивных источниках записано: «...в сводах и главах... и нескольких местах штукатурка частью отвалилась, и частично оказались трещины...». В 1853 г. покупается «сто пудов полосового железа для связей внутри собора» [2]. Верхний кирпичный ярус собора, возведенный в 1528 году с главами XVIII в., последний раз был реставрирован в 1986... 1992 г. В настоящее время белокаменная кладка стен нижнего яруса собора деформируется с угрожающей прогрессией, что подтверждается наблюдениями за последние 10 лет и анализом инструментальной геодезической съемки 1993-1999 гг., а также расчетными данными, выполненными на ПЭВМ. Как видно, история собора свидетельствует о постоянном появлении деформаций и проведении восстановительных и ремонтных работ.

Недостаточная изученность архитектурного памятника в большей степени обязана существовавшей традиционно практике дифференцированного подхода в обследовании памятника, недооценке инженерных исследований при определении физического состояния отдельных его элементов и общей устойчивости, установления объективных причин деформации и разрушений. Это поставило сегодня уникальное здание собора под угрозу нового разрушения и опасности маловероятного его восстановления в будущем. Опыт научно-технических и инженерно-археологических исследований показывает, что разрушение архитектурных памятников в подавляющем большинстве случаев связано, в первую очередь, с деформациями грунтовой среды, и здание Рождественского собора не является исключением.

Комплексные исследования, в том числе инженерно-археологические изыскания, позволили установить, что все деформации связаны с изменением гидрологических условий: три обрушения собора и его деформации до нашего времени обусловлены неравномерностью осадок и просадкой в верхней зоне просадочной толщи основания, а затем деформациями неравномерных просадок в нижней зоне несущего слоя в связи с его подтоплением через подстилающий слой песка от подъема воды в р. Каменка.

В геоморфологическом отношении площадка собора расположена в излучине левого берега р. Каменка и возвышается над урезом воды на 7-11 м. Геологическое строение площадки застройки Кремля характеризуется четырьмя основными инженерно-геологическими элементами (МП)) (рис. 1).

 

Рис. 1 Схемы геолого-литологического pa зреза и миграционно-деформационных процессов в грунтовой среде собора Рождества Богородицы Суздальского Кремля: а) геолого-литологический разрез; б) схема миграционно-деформационных процессов;

- - - - - граница сжимаемой толщи; ® - - миграция влаги;  - деформация просадки; WL - уровень подземных вод; 104,55 и 104,35 - соответственно максимальные уровни воды в верхнем и нижнем бьефе излучины р. Каменки; 103,6... 104,0 - отметки подошвы песчаного слоя; 1 - насыпной слежавшийся грунт мощностью 1,8...2,5 м; 2 - пылеватый макропористый суглинок мощностью 4,9...7,5 м; 3 - водно-ледниковый мелкий песок средней плотности мощностью 0,9...1,1 м; 4 - ледниковый моренный суглинок мощностью 20 м.

Первый (сверху) ИГЭ - насыпной слежавшийся грунт мощностью 1,8. ..2,5 м представлен рыхлым суглинком с включением щебня и остатками строительного мусора. Второй ИГЭ мощностью 4,9-7,3, на который опирается фундамент собора, представленный пылеватым макропористым суглинком со слабопросадочными свойствами, содержит прослойки песка. Третий ИГЭ мощностью 0,9-1,1 м водоносный слой представлен водно-ледниковыми мелкими песками средней плотности, имеет выход в р. Каменка. Четвертый ИГЭ мощностью более 20 м представлен водонепроницаемым ледниковым моренным суглинком.

Анализ полученных данных позволил с определенной достоверностью сформулировать концепцию деформационных процессов грунтов основания, послуживших причиной разрушения зданий собора в разные исторические периоды его существования. Строительство Владимиром Мономахом первого самого большого по размерам здания собора с мелким (до 60 см) заглублением фундаментов в зоне активного сезонного промерзания и частичным их расположением на грунтовой засыпке древнего рва, а также выравнивание территории вокруг собора способствовали развитию неравномерных осадок грунта основания и разрушению собора в 1148 году, после 45 лет его существования.

Строительство Юрием Долгоруким нового собора с подсыпкой территории до 2,5 м, формирование холма под это здание увеличило давление на несущий, в прошлом поверхностный, слой основания, с повышенной пористостью относительно нижележащей толщи. Это послужило условием для дальнейшего развития деформационного процесса осадки, приведшего к повторному разрушению в 1222 году через 74 года существования нового здания собора.

Внук Долгорукого, восстановив здание собора, обнес его каменной оградой, что привело к увеличению ннфильтрационного потока талых вод и атмосферных осадков в основания фундаментов и их замачиванию. Это способствовало продолжению процесса осадки и началу просадочных деформаций в верхней зоне слабопросадочной толщи грунтового основания, что и привело к обрушению сводов собора через 223 года. Этому обрушению способствовал и сильный пожар в 1440 году.

После очередного восстановления собора и возведения других сооружений комплекса Суздальского Кремля, изменивших гидрологические условия и нагрузки на грунтовую толщу основания, здание собора простояло без видимых деформаций до середины XIX века, когда в его сводах и арках появились трещины. К этому времени здание из разнородных и разного срока службы материалов обветшало. На прочности его конструктивных элементов сказались растесы проемов, арок и столбов, а также утрата внутренних деревянных связей в верхнем поясе нижнего яруса каменной кладки несущих стен. На этом фоне - развитие просадочных процессов грунтового основания, увлажняемого инфильтрационным потоком поверхностных вод.

В наше время деформации здания собора вновь активизировались, что объясняется изменением гидрологических условий площадки застройки, связанных с возведением в 1967 г. водосборной плотины на расстоянии 0,4 км от излучины реки, где расположена территория Суздальского Кремля.

Рис. 2. Схема расположения деформационных марок и реперов на территории Суздальского Кремля:

1 - Рождественский собор; 2 - Архиерейские палаты; 3 - колокольня с переходами;

-смещение марки 14ц- 1ц; ↑ -смещение марки 13ц- 1ц.

Уровень воды в излучине реки превысил горизонт расположения песчаного слоя, соединяющегося с руслом реки. После наращивания плотины в 1986 г. еще на 2 м подтопление песчаного слоя под территорией Кремля стало систематическим. В результате создались условия для замачивания слабопросадочного слоя грунта основания снизу, что привело к дальнейшему развитию неравномерной деформации просадки. Это подтверждается результатами инженерных исследований, т. к. высота нижнего слоя грунта основания в водонасыщенном состоянии составляет более 5,5 м от подошвы слоя за счет капиллярного поднятия влаги, а в весенний период и период обильных дождей высота замоченного слоя значительно возрастает. Таким образом, процессы деформации грунтового основания неизбежно будут продолжаться.

В настоящее время необходимо общественное влияние на государственные органы с целью изыскания необходимых средств для спасения архитектурного памятника мирового значения. Разработанные фирмой «Тектоника» противоаварийные мероприятия, проекты усиления конструкций Рождественского собора предусматривают первоочередное усиление конструкций и повышение пространственной жесткости верхнего строения собора с последующим усилением фундаментов и структурной стабилизацией грунтов основания. Первая очередь по усилению нижнего яруса апсидного объема собора уже выполнена и разработан проект усиления основания и фундаментов с защитой их от подтопления подземными водами верховодки.

На территории Суздальского Кремля осуществляется экологический мониторинг не только Рождественского собора, но и всех зданий и сооружений архитектурного комплекса, как показано на схеме расположения деформационных марок и реперов (рис. 2). В качестве примера на рис. 3 приведены несколько графиков четырнадцати циклов геодезических наблюдений на вертикальном перемещении характерных точек деформируемых блоков зданий и сооружений этого комплекса (см. рис. 2) за последние шесть лет наблюдений.

Церковь Бориса и Глеба в с. Кидекша Суздальского района является еще более древним памятником, включена ЮНЕСКО в Список всемирного культурного наследия. Инженерно-археологические исследования этого белокаменного архитектурного памятника древней Руси были проведены в 1994 году, а наблюдения за динамикой выявленных деформационных процессов продолжаются и сегодня.

Рис. 3. Графики вертикальных перемещений деформационных марок зданий и сооружений на территории Суздальского Кремля.

Этими исследованиями сделана попытка разрешить ряд невыясненных вопросов, поставленных перед исследователями прошлых лет (А.С. Уваровым, И.К. Савицким, А.Д. Варгановым, К.А. Егоровым, И.И. Ворониным, А.В. Столетовым, И.А. Столетовым). К сожалению, до сих пор не проведены полные историко-архивные исследования, что сказывается на отрывочности наших знаний по истории поздних построек храма. Известные нам источники позволяют наметить только историческую канву этапов изменений облика храма. Прошедшие реставрационные работы только поддержали храм на какой-то промежуток времени, и в настоящий момент назрела необходимость больших комплексных работ по выводу сооружения из аварийного состояния.

Раньше предполагалось, что деформационные процессы развиваются в связи с ветхостью верхней части постройки и, следовательно, достаточно производства реставрационных работ по усилению конструкций верхнего строения храма и замены кровельных покрытий. В результате установления в последние годы постоянного геодезического контроля за зданием храма были выявлены развивающиеся деформационные процессы по всему объему храма, включая и его фундаментную часть.

Анализ накопленных данных позволяет сделать вывод о необходимости проведения комплексных работ по выведению памятника из критического состояния. Исследовательские работы проводились по трем взаимосвязанным направлениям: инженерно-геологические изыскания, разработка методик по физико-химическому укреплению белого камня с определением оптимального температурно-влажностного режима и инженерно-археологические исследования.

Инженерно-геологические и инженерно-археологические исследования были проведены специалистами научно-производственной фирмы «Тектоника».

Основанием для зданий и сооружений территории Борисо-Глебского монастыря служат верхнечетвертичные пылеватые желто-коричневые суглинки. Анализируя их физико-механические свойства, согласно проведенным лабораторным испытаниям, следует отметить, что на глубине более 6 метров (предполагаемая глубина заложения подошвы ступенчатых фундаментов 2-3,5 м) коэффициент относительной просадочности несущего слоя грунта основания составляет при давлениях до 0,2 МПа от 0,22 до 0,087. Согласно СНиП грунты, имеющие коэффициент относительной просадочности более 0,01, относится к просадочным и при замачивании возникают дополнительные деформации просадки.

Следовательно, при анализе основных причин деформационных процессов для грунтов данной возвышенности необходимо изучить более глубокие изменения в гидрологических условиях площадки.

Однако следует отметить, что мощность просадочных суглинков под зданием Борисо-Глебского храма относительно невелика (3,0 - 3,3 м) и большая неравномерность просадок фундаментов здания церкви (учитывая его небольшие размеры) маловероятна.

Весьма существенными для данной геологической возвышенности (рис. 4) являются три обстоятельства: несущий пласт просадочных суглинков располагается на кровле мелких песков, которые при водонасыщении приобретают плывунные свойства; подстилающий водоупорный слой полутвердых суглинков имеет кровлю с ярко выраженным наклоном к береговому обрыву и служит плоскостью скольжения для вышележащей толщи грунта; подстилающий водоупорный слой полутвердых суглинков непосредственно под центром здания храма имеет перелом и крутое падение плоскости кровли в сторону берегового обрыва р. Нерль в восточном направлении.

Рис. 4. Схема геологического pa зреза в продольном направлении платформы: 1 - растительный слой; 2 - насыпной грунт; 3 - верхний слой суглинка; 4 - песчаный слой (м, с, г - мелкий, средний, гравелистый); 5 - суглинок полутвердый с галькой и гравием; 6 - супесь твердая; 7 - уровень подземных вод; 8 - предполагаемая плоскость скольжения оползня;  - грунт тугопластичный; - грунт мягкопластичный; 9 - деформационные трещины.

Таким образом, эти три обстоятельства, кроме условия просадочности, создают соответствующие условия для деформации оползневого перемещения с верхних слоев геологической возвышенности по кровле массива водоупорных суглинков при появлении фильтрационного потока подземных вод в промежуточном слое песков, и особенно мелких, между несущим слоем грунта основания и грунтом нижележащего, подстилающего водоупорного слоя; крутопадающий перелом подстилающего слоя водоупора непосредственно под зданием храма и резкое увеличение толщины малосвязанного песчаного слоя при оползневых процессах создают дополнительные растягивающие напряжения в верхнем несущем слое глинистого грунта, приводящие к разрушению сплошности массива и появлению глубоких трещин на значительной территории застроенной возвышенности.

Именно эти особенности геологического строения и присадочные свойства несущего слоя основания определяют динамику деформационных процессов грунтовой толщи основания. Однако эти факторы могут проявляться только в определенных гидрологических условиях.

Инженерно-археологические изыскания геологического строения возвышенности, на которой распложен монастырский комплекс, позволили проанализировать строение грунтовой толщи основания и выявить закономерности расположения геологических элементов с учетом исторического развития геомеханических процессов рассматриваемой геологической возвышенности.

Анализ характера напластований и сочетаний геологических элементов свидетельствует о прошедших до начала строительства монастырского комплекса значительных текстурных изменений в результате древнего оползневого процесса. Рассматривая формирование природного почвенного слоя возвышенности, обращает на себя внимание резкий ее обрыв в верховой зоне возвышенности, в створе обрыва природного почвенного слоя четко просматривается крутое падение кровли подстилающего слоя суглинка и дальнейшее его уполаживание с определенным подъемом в сторону обрыва берегового склона возвышенности. При этом следует отметить, что толщина верхнего слоя суглинка значительно меньше в положенной части по сравнению с верховой и береговой зоной возвышенности. Образовавшаяся седловина в верхнем слое суглинка создает впечатление, что утончение его в середине произошло в результате растягивания пласта при деформации оползневого скольжения. Это предположение, в принципе, подтверждается строением подстилающего слоя песков и нижнего слоя суглинка. По простиранию слоя песков также можно выделить зону четко выраженного утоньшения слоя, крутопадающего в вертикальной плоскости с зоной утоньшения верхнего слоя суглинков. В предполагаемой плоскости оползневого скольжения просматривается крутое падание кровли нижнего слоя суглинка, а образовавшаяся в этой зоне впадина замыта песчаным грунтом различной дисперсности. Внизу располагается слой гравелистого песка, а вверху - мелкого.

Рассматривая текстурное строение песчаного слоя, можно предположить, что смещение и порядок расположения по крупности песчаных грунтов также подтверждает произошедшие в древности оползневые смещения напластований песчаного грунта.

Нижний слой буровато-коричневого полутвердого с включением валунов и гальки суглинка подстилается слоем плотной светло-коричневой супеси. Простирание этого геологического слоя по глубине не определено. Однако его толщина на глубину достигнутого бурения составила 3,8 м (у подошвы слоя возвышенности).

Таким образом, можно предположить, что водами реки Нерль в свое время был подмыт береговой склон геологической возвышенности, на которой позднее был построен монастырский комплекс. Древняя оползневая деформация смещения береговой зоны склона произошла к пойме р. Нерль. Позднее образовавшаяся седловина опустившейся поверхности возвышенности была выравнена насыпным грунтом, где и был построен Борисо-Глебский храм. Однако строители, вероятно, не подозревали, что середина здания относительно вертикали оказалась на участке крутого падения поверхности кровли подстилающих водоупорных суглинков, а малосвязанный промежуточный слой песчаных грунтов эластичен к восприятию деформационных процессов, а потому любые незначительные геомеханические процессы геологической возвышенности будут вызывать неравномерность деформации оснований, фундаментов и здания храма в том числе.

Деформационные процессы грунтового массива геологической возвышенности территории комплекса можно разделить на две категории:

деформационные процессы просадки верхнего слоя суглинков, являющегося основанием зданий и сооружений монастырского комплекса;

деформации оползневого процесса грунтового массива геологической возвышенности территории монастырского комплекса (берегового склона возвышенности).

Подтверждением деформационного процесса просадки верхнего слоя суглинков могут служить два факта: замачивание просадочного грунта и опускание грунтовой поверхности в зоне замачивания.

Инженерно-геологические изыскания и лабораторные испытания физико-механических свойств грунтов присадочной толщи показали, что грунт основания зданий и сооружений комплекса находится в водонасыщенном состоянии почти на всю толщину слоя, причем замачивание слоя происходит снизу, так как верхняя зона просадочного суглинка находится в тугопластичном состоянии со степенью влажности грунта в пределах 0,78...0,88, а основная толщина слоя снизу - в мягкопластичном состоянии со степенью влажности 0,92...0,99.

Необходимо отметить, что замачивание снизу просадочного слоя суглинка обусловлено утоньшением подстилающего песчаного слоя, являющегося дреной для инфильтрационного потока подземных вод.

Также возможно замачивание просадочного слоя за счет подтопления русловыми водами реки Нерль при ее подъеме во время паводков. Геодезические наблюдения, проведенные в период с мая по октябрь 1093 года, свидетельствуют о повсеместном опускании дневной поверхности территории монастыря в среднем на 4,5...5 мм за три месяца наблюдений. Следует отметить, что лето 1993 года было дождливым и, следовательно, иифильтрационный поток подземных вод был более значительным.

В мае 1991 года были проведены очередные геодезические измерения положения высотных точек зданий и сооружений монастырского комплекса. В этот период сезонно мерзлый грунт еще не оттаял, и все выпучивания сооружений были зафиксированы. Максимальная величина выпучивания составила 6 мм у восточной стены Борисо Глебского храма и церкви архидиакона Стефана, а средняя для всех сооружений - 3 мм. В то же время зафиксировано зимнее понижение высот на восточном участке каменной ограды и юго-восточного угла Борисо-Глебского храма.

Изменение; напряжений грунтовой толщи геологической возвышенности, обусловленное ослаблением структурных связей в результате повышения влажности массива, связанного с изменением гидрологических условий, привело к значительному увеличению общей массы суглинков верхнего слоя, возникновению дополнительных напряжений в плоскости скольжения грунтовой оползневой призмы склона и развитию деформационных процессов трещинообразований.

Обобщая результаты исследования, можно сделать вывод, что области трещинообразования наметились в плоскости старой оползневой призмы берегового склона и основания, трещина прошла от крайнего северо-западного угла каменной ограды к юго-восточному участку каменной ограды по самому короткому прямолинейному отрезку.

Одним из важных факторов экологического влияния грунтовой среды на недвижимые памятники архитектуры и истории являются динамические воздействия, особенно в условиях подтопления их подземной части. Чаще всего динамическое воздействие связано с движением различного вида транспортных средств, с технологическими процессами промышленного производства.

Изменение гидрологических условий с подтоплением зданий подземными водами верховодки на фоне воздействия среды обитания памятников резко усиливают деформационные процессы их разрушения. В качестве ярких примеров развития этих процессов может служить архитектурный комплекс Троицкого монастыря в г. Муроме Владимирской области.

Лучшим образцом муромской архитектуры XVI века является ансамбль Троицкого монастыря, включающий в себя памятники федерального значения - Троицкий собор (1642-1648 гг.), надвратную Казанскую церковь (1648-1652 гг.) и шатровую колокольню (1652 г.). В нарядных сооружениях органично слились черты архитектуры московского барокко, суздальского и поволжского зодчества, что придало им неповторимый местный колорит.

Вс e упомянутые и другие постройки плотно сосредоточены на небольшой территории застройки и создают неравномерную площадную нагрузку на грунтовый массив основания. Такая ситуация способствует развитию площадных осадочных деформаций и значительным изменениям гидрологических условий территории застройки. В комплексе сооружений надвратная Казанская церковь с шатровой колокольней и примыкающему к ней келейному корпусу находятся в пониженной части монастырской территории и в центре ее ассиметричной осадочной воронки, которая сформировалась ввиду особых условий.

Блок зданий надвратной церкви с колокольней и келейными палатами Троицкого монастыря в г. Муроме имеет значительные деформации, а колокольня - существенный крен. В связи с этим этот блок зданий, как и другие сооружения Троицкого монастыря, вошли в список объектов, требующих проведения инженерных охранных мероприятий.

С 1992 года начались геодезические наблюдения, инженерные изыскания и расчеты по определению прочности и устойчивости оснований, фундаментов и строительных конструкций, на основе которых сделаны неоднозначные выводы. С одной стороны, состояние конструктивных материалов зданий признавалось удовлетворительным, а с другой стороны - рекомендовалось проведение ряда инженерных мероприятий, предотвращающих дальнейшее развитие деформационных процессов разрушения конструктивных блоков и увеличения крена колокольни.

Однако рекомендации разработчиков не были выполнены, а деформационные процессы продолжаются. В связи с этим была поставлена задача дополнительного изучения ситуации и разработки конкретных инженерных мероприятий по стабилизации деформационного процесса и повышения устойчивости блока зданий надвратной церкви Троицкого монастыря.

В последующие годы дополнительными инженерно-археологическими изысканиями было подтверждено, что, как это отмечено выше, сблокированный корпус надвратной Казанской церкви с колокольней оказался в центре асимметричной осадочной воронки монастырской территории и подвергается систематическому подтоплению миграционным потоком подземных вод верховодки со всей территории монастырского двора.

Увеличение миграционного потока верховодки к сблокированному зданию надвратной церкви способствовало существенному изменению физико-механических свойств замачиваемых грунтов основания и в условиях различия в давлениях, передаваемых фундаментами зданий церкви, колокольни и келейного корпуса, активизировало развитие деформационных процессов.

В то же время вдоль южной стороны блока зданий Казанской надвратной церкви в непосредственной близости (6...8 м) проходит грузовая транспортная автодорожная магистраль города. Причем следует отметить, что уклон дороги на всем протяжении зданий и сооружений Монастыря четко выражен с запада на восток в сторону надвратной церкви. А против колокольни сформировался значительный прогиб дороги и поверхности земли прилегающей территории. Необходимо отметить, что подъем дороги на участке блока зданий надвратной церкви увеличивается, начиная с середины длины келейного корпуса. Это значит, что водители грузового транспорта, двигающегося с восточной стороны, заранее переключаются на пониженную передачу для преодоления возрастающего подъема.

Прогибный участок, находящийся напротив колокольни и церкви, является наиболее рациональным для оценки дорожной ситуаций: торможения, переключения на пониженную передачу, форсирования работы двигателя перед подъемом. При переходе на пониженную передачу динамическая нагрузка (вибрация) от изменения инерционных и гравитационных сил движущегося тяжелого грузового транспорта возрастает. Кроме того, при движении транспорта с запада на восток водитель, выезжая в прогиб дорожного полотна, обязательно притормозит на атом участке, что создает дополнительные динамические инерционные нагрузки на прилегающий объем грунта основания фундаментов блока зданий и соответствующие массам их тел инерционные колебания каждого здания.

Принимая во внимание приведенные обстоятельства и учитывая, что в весенний период прочностные характеристики грунтов резко уменьшаются в связи с повышением влажности оттаиваемых грунтов верхнего слоя и обильным снеготаянием, отрицательный эффект дополнительной динамической нагрузки от движения тяжелого грузового транспорта на грунт основания блока зданий надвратной церкви возрастает в этот период в большей степени, чем в засушливое время при пониженной влажности грунтов основания.

Долговременные наблюдения свидетельствуют, что весной 1994 года по всем этим обстоятельствам были крайне благоприятные условия для критического состояния грунтов основания. Ситуацию усугубило то, что в апреле грузопоток тяжелого транспорта был наиболее значительным в связи с ремонтом прилегающих дорог, а с 1 по 6 мая прошло несколько колонн особо тяжелых транспортных средств мостостроительных воинских частей (с понтонным хозяйством). Волновая детонация (содрогание зданий) ощущалось на значительном расстоянии, а в самих зданиях часовни, келейного корпуса и колокольни, доме настоятельницы монастыря и соборе это содрогание было особенно сильным, как при небольшом землетрясении. Именно в этот период произошло дополнительное раскрытие уже существовавших трещин (размер старых увеличился на 6...10 мм) и появилась сеть новых трещин даже на отремонтированных участках конструктивных элементов зданий, а колокольня получила дополнительный крен, послуживший появлению вертикальных и наклонных трещин шириной до трех миллиметров почти по всей высоте в сопряжении здания надвратной церкви и колокольни.

Известно, что деформационные процессы протекают скачкообразно, непродолжительное время, так как перераспределение напряжений по времени деформации грунтового массива создает повышенное напряжение в других зонах. Этот процесс имеет цепную реакцию, и динамика деформаций полностью проявляется даже при отсутствии новых воздействий только через определенный промежуток времени. А если воздействие повторяется, то процесс развивается в повторном режиме и может привести к аварии.

Как описывалось выше, рельеф поверхности территории застройки монастыря и кровли водоупорного слоя, подстилающего несущий слой основания, имеет одинаковый уклон с северо-запада на юго-восток и основная масса подземных вод верховодки мигрирует к площадке блока зданий надвратной церкви. Это подтверждается и данными инженерных археологических изысканий, так как мощность пластичных суглинков основания со степенью влажности более 0,75 у южных стен блока зданий составляет 3,6-4,6 м над уровнем кровли водоупора, а непосредственно у подошвы фундамента степень влажности грунта основания составляет 0,77-0,78, то есть находится почти в водонасыщенном состоянии.

Небезызвестно, что динамическое воздействие на влажные и водонасыщенные грунты оказывает максимальное деформационное воздействие. Именно этим объясняется то обстоятельство, что описанный период геодезических измерений (май 1094 г.) показал максимальную осадку фундаментов колокольни и прилегающих к ним фундаментов келейного корпуса и церкви, (осадка ближе расположенной к дороге южной стороны составила 18-19 мм, что в 7-9 раз выше годовых осадок многих предыдущих лет). Общая осадка этих фундаментов в последующие два года наблюдений составила 23-26 мм, в то время как параллельные им северные фундаменты за тот же период осели на 14 -16 мм. Следовательно, можно сделать вывод, что в настоящий период основным фактором стимуляции процесса деформаций грунтов основания является динамическое воздействие тяжелых транспортных средств грузовой автострады в обводненных условиях грунтового основания подтопляемого верховодкой, мигрирующей по кольматационным водоупорам чаши осадочной воронки.

Многолетний опыт экологического мониторинга недвижимых памятников древней Руси Владимирской области в решении проблемы их сохранения позволил сформулировать следующие основные его принципы, способствующие эффективному использованию средств и повышению качества разрабатываемых инженерных решений противоаварийных и ремонтно-восстановительных работ:

1. Экологический мониторинг недвижимых памятников архитектуры и истории должен осуществляться в зависимости от динамики изменения их физического состояния и среды обитания и охватывать три периода наблюдений: предшествующий проведению ремонтно-восстановительных работ, период проведения и стабилизационный период до полного затухания деформационных процессов, разрушающих памятник;

2. Ухудшение гидрологических условий и связанные с ними дополнительные неравномерные осадки фундаментов древних и старых зданий с ослабленной структурой строительных конструкций и конструкционных материалов с течением времени становятся все большей угрозой разрушения памятников архитектуры и истории;

3. Проведению противоаварийных и восстановительно-реставрационных работ должно предшествовать комплексное научно-техническое обследование, в том числе инженерно-археологические изыскания, и не только архитектурного памятника, но и его среды, с созданием системы долголетнего мониторинга по основным процессам изменения их состояния до стабилизации и в первую очередь гидрологических условий с созданием постоянной системы наблюдений;

4. Проектирование инженерной защиты и укрепление подземных частей памятников должно обеспечивать геоэкологическое равновесие в изменяющихся гидрологических условиях, поддержание их нормальной эксплуатации и долговечности с предпочтительным использованием систем дренажа при подтоплении верховодкой, бездренажного способа водопонижения при подъеме уровня сформировавшихся подземных вод;

5. Проектирование противоаварийных и ремонтно-реставрационных работ по сохранению памятников архитектуры должно предусматривать первоначальную разработку концептуально-эскизного проекта с принципиальными инженерными решениями на базе результатов комплексных научно-технических исследований с последующей его корректировкой и доработкой рабочих чертежей в процессе авторского научно-технического сопровождения производства работ до полного их завершения;

6. Проектируемые инженерные решения не должны нарушать сложившуюся систему передачи нагрузок в конструктивной схеме старого здания и вызывать перераспределение напряжений в сохраняемых конструктивных элементах. Все решения должны быть направлены на увеличение сил, снижающих аварийность памятников, укрепление существующих конструкций и конструкционных материалов, обеспечивая их необходимую долговечность;

7. Укрепление деформированных и ослабленных каменных конструкций предпочтительно осуществлять по технологии, учитывающей физическое состояние первичных конструктивных материалов, происшедшие в них химические преобразования и их химическое сродство с используемыми ремонтными материалами как с применением искусственного камня, так и известковых растворов, приготавливаемых по физико-химическим технологиям.

Литература

1. И.И. Воронин. Зодчество северо-восточной Руси XII - XV веков.- М., 1964 /Т. 1.

2. Суздаль. Рождественский собор. Материалы по истории. «Владспецреставрации». 1994. Сост. Л.И. Некрасова. Ч. 1. Инв. № 00658.

3. А.Д. Варганов. Еще раз о суздальском соборе // СА. 1977, № 2.

4. А.Д. Варганов. Обжигательные печи XI- XII вв. в Суздале // КСИИМК, Вып. 65. 1956.

5. Сорочан Е.А., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Деформации собора Рождества Богородицы Суздальского Кремля // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1997, № 2.

6. Сорочан Е. A., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Концептуальные проблемы подтопления подземных городов и проектирования инженерных эколого-защитных мероприятий//Труды Междунар. Конф. «Подземный город: геотехнология и архитектура», Санкт-Петербург, 1998.

ОРГАНИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА: СИСТЕМА УРОВНЕЙ И РЕЖИМОВ НАБЛЮДЕНИЯ

Е.Н. Соколова

Введение

Одним из эффективных методов контроля за состоянием памятников и получения объективной информации о факторах негативного влияния на них окружающей среды является система экологического мониторинга культурного наследия, организация которого в плане практической охраны и управления наследием на региональном уровне должна стать наиболее результативной. В связи с этим в лаборатории геоэкологии Вологодского государственного педагогического университета но заказу Департамента культуры администрации Вологодской области была выполнена научно-методическая работа по определению общих подходов и необходимых условий для организации системы экологического мониторинга памятников истории и культуры на областном уровне.

По результатам анализа разрозненных и далеко не полных данных о памятниках истории и культуры области, обобщив некоторый, в том числе региональный опыт экологических обследований объектов наследия, были определены научно-методические основы и выработан ряд рекомендаций по организации и ведению регионального экологического мониторинга памятников. Основные исполнители представляют три специальности: ландшафтоведение, архитектура и археология. Поэтому в работе с разной степенью подробности определены как общие подходы к методике обследования памятников, так и более конкретные - по обследованию памятников в ходе градоохранительного мониторинга, для целей мониторинга археологического наследия.

В процессе работы над темой была разработана программа и составлены справочно-информационные материалы к обучающему областному семинару специалистов городских и районных администраций «Организация мониторинга памятников истории и культуры на территории Вологодской области», который состоялся 16-17 января 2001 г. (г. Вологда).

В условиях существующей сегодня в РФ и в Вологодской области ситуации в сфере охраны памятников ряд поставленных первоначально задач пришлось откорректировать. Кроме того, работа показала необходимость участия в подобных проектах помимо названных выше еще ряда специалистов, таких как геоморфолог, геоботаник, специалисты государственных органов охраны памятников.

Некоторые из наших результатов (данную статью, а также представленные здесь же статьи А.В. Суворова и Г.К. Парфенова) мы предлагаем вниманию специалистов, надеясь, что наш опыт окажется полезен при разработке региональных или частных программ экологического мониторинга памятников истории и культуры, и в конечном итоге будет объективно способствовать повышению уровня эффективности региональной политики в сфере охраны историко-культурного наследия.

Уровни и режимы организации мониторинга наследия

Любой вид мониторинга - это система повторных наблюдений одного и более элементов в пространстве и во времени с определенными целями и в соответствии с заранее подготовленной программой. Эффективная система мониторинга предполагает организацию научно-исследовательских работ в нескольких режимах. На региональном уровне представляется необходимым организация одновременного ведения наблюдений на трех уровнях (А, Б, В), осуществляемых в четырех (1-4) режимах:

А-1 - общего контроля,

Б-2 - режимных наблюдений,

В-3, 4 - специальных и комплексных обследований.

Режимы будут в значительной степени различаться по уровню организации работ и охвату объектов, по глубине и видам необходимомых исследований, по периодичности, по формам фиксации, по профессиональному уровню ведущих работы специалистов.

Таблица

Режимы организации регионального мониторинга

Режимы и уровни мониторинговых обследований

Общий контроль

Режимные наблюдении

Специальные обследования

Комплексные обследования

А - за всеми охраняемыми объектами

Б - за памятниками по определенному комплексу признаков

В - на ключевых объектах и площадках для изучения проявлений тех или иных факторов экологического риска

Режим общего контроля

Из предлагаемых режимов наиболее широким предполагается режим общего контроля, осуществляемого на местах, на уровне административных районов, контроля за всеми охраняемыми объектами с целью владения общей информацией об объектах наблюдения. Этот режим скорее не собственно мониторинговый, а в большей степени реинвентаризационный и дает (или подтверждает) для мониторинга информацию справочного характера, что объект определенного тина существует в такой-то местности в некоторых условиях, куда можно так-то добраться, определенным образом используется и нуждается (или не нуждается) в дополнительном внимании.

Несомненно, что при наличии первичной учетной документации или хотя бы общего инвентаризационного списка на все охраняемые по российскому законодательству объекты наследия районные подразделения региональных департаментов культуры могут осуществлять общий контроль за состоянием памятников без специальной подготовки. В сложившейся на сегодняшний день в регионах страны ситуации на уровне общего контроля полезной дли мониторинга могла бы быть даже такая информация, которая содержится в простейших заключениях о состоянии охраняемых объектов, как, например: «состояние объекта является удовлетворительным, и никаких дополнительных действий по его улучшению не требуется, или наоборот: «состояние объекта является неудовлетворительным, но его восстановление возможно» или «состояние объекта является неудовлетворительным и его восстановление невозможно».

Отчетной формой на этом уровне наблюдения может быть предоставляемая один раз в год общая справка из района в государственные органы охраны памятников (дирекцию по охране...), либо в отдел наследия департамента культуры. Справка должна быть краткой и единой по форме и учитывать требования и принятую форму соответствующего раздела Государственного доклада «О состоянии окружающей природной среды в РФ».

Уже на начальных стадиях развития и умелой организации мониторинговых наблюдений из районных списков общего контроля будет исключен целый ряд объектов, состоящих на других уровнях (в других режимах наблюдения) мониторинга.

Режимные наблюдения

Режимные наблюдения также предполагают систематический контроль за текущим состоянием памятников, но уже в форме периодических обследований по некоторому стандартному комплексу признаков. Вероятно, список наблюдаемых в этом режиме объектов в связи с большим объемом предполагаемых работ должен быть ограничен только объектами с утвержденным статусом памятника истории и культуры, задача же постановки на учет вновь выявленных объектов уже предполагает направленное к ним внимание. Список объектов режимных наблюдений, как и на предыдущем уровне, тоже не будет включать некоторые памятники и их комплексы, обследуемые по программе следующего уровня мониторинга.

Результаты режимных обследований могут быть оформлены в виде документа, который следовало бы назвать экологическим паспортом, или в форме дополнения к принятому ныне паспорту. При разработке такой формы возможно использование и утвержденных Министерством культуры РСФСР 31.08.1987 г. «Методических указаний по выявлению и обследованию парков и природных ландшафтов (комплексов) на территории памятников истории и культуры», в которых содержатся подробные инструкции, конкретные методики обследования и типовые формы составления для памятников истории и культуры дополнительного паспорта, отражающего с различной степенью подробности некоторые природные и антропогенного происхождении элементы окружающего памятник ландшафта (Основные служебные материалы... Вып. 6. Ч. II. I. «Первичная учетная документация..., 1988, С.35-85).

Формы следует также согласовывать с формами Государственного доклада «О состоянии окружающей природной среды РФ» (Экологический мониторинг..., 1999), с вопросниками и схемами отчетов, предлагаемых для оформления объектов в Государственный свод особо ценных территорий (Составление и ведение Государственного свода ..., 1999).

Кроме учета текущего состояния охраняемых объектов, отраженного в экологическом паспорте, второй важной задачей наблюдений этого уровня является определение/дополнение списка объектов, требующих повышенного внимания или оперативного вмешательства специалистов вследствие прямой угрозы разрушения и даже утраты памятника. Для объектов такого списка возможно ведение независимо от паспорта (или с введением в паспорт) специальной, так называемой «цветной» (красной, черной) странички, фиксирующей информацию в экспресс-оперативной форме (например, в форме типовой анкеты).

Таким образом, организация режимных наблюдений требует, во-первых, дополнительной разработки и официального утверждения (как минимум на региональном уровне) формы экологического паспорта, во-вторых, привлечения и/или подготовки собственных специалистов, например, в должности инспекторов в составе штата государственных органов охраны памятников (дирекции по охране памятников).

Специальные и комплексные обследования

Режимы специальных и комплексных обследований предполагают изучение влияния конкретных факторов экологического риска на уровне отдельных ключевых объектов или территорий, и тех памятников, положение которых в связи с негативным воздействием является угрожающим. Реально ключевых объектов может оказаться достаточно много, опорных же площадок будет гораздо меньше. Опорные площадки могут содержать памятники различных типов, подвергающиеся воздействию одного и того же фактора, или, наоборот, однотипные памятники, но под воздействием сразу нескольких (комплекса) факторов.

В качестве опорных площадок в общую программу мониторинга этого уровня должны быть включены музеи-усадьбы и усадебно-парковые комплексы, музеи-заповедники, а также участки охраняемых зон памятников истории и культуры исторических городов области. Так, из музеев Вологодской области в этот список войдут прежде всего историко -архитектурные и художественные музеи-заповедники Вологодский и Кирилло-Белозерский, где уже имеется определенный опыт организации и схемы кратных наблюдений за отдельными видами негативного воздействия.

Несомненно, в сети регионального мониторинга должны быть представлены и историко-культурные ландшафты национального парка «Русский Север», одной из прямых задач которого, согласно Федеральному закону «Об особо охраняемых природных территориях», также является охрана памятников (общий надзор и содействие органам охраны и контроля) и создание условий для регулируемого туризма и отдыха (Положение 6. Управление объектами историко-культурного наследия. П. 7 Рекреация и туризм // Стратегия управления..., 2000, С. 52-57).

Все вместе перечисленные объекты образуют опорную сеть регионального экологического мониторинга культурного наследия. К обследованиям памятников этого уровня в режимах специального и комплексного мониторинга предъявляется высокий уровень требований: привлечение специалистов из научно-исследовательских организаций и коллективов различного профиля, разработка в рамках единой программы мониторинга частных научных программ, системность наблюдений и строгое соблюдение методик для сопоставимости результатов при повторных работах.

На любом уровне экологический мониторинг должен быть систематическим и оперативным. Систематический мониторинг всех охраняемых объектов заключается в постоянном наблюдении за территориями и памятниками, оперативный мониторинг подразумевает периодическое представление заключений о текущем состоянии в первую очередь тех объектов, которые непосредственно находятся под угрозой разрушения, с целью предупреждения аварийных и незапланированных опасных ситуаций и контроля за выполнением профилактических мер их защиты.

Практические рекомендации

Отсутствие на настоящий момент программы, материально-технической базы и специалистов соответствующей квалификации в штатном расписании государственных органов значительно усложняет практическое воплощение идеи регионального экологического мониторинга памятников истории и культуры. Нужно решить целый ряд задач разнопланового характера, которые обеспечат условия его организации и эффективного ведения. Возможные виды работ на начальном этапе организации регионального мониторинга памятников истории и культуры на территории области:

уточнение списка памятников («состоящих на государственной охране» и «вновь выявленных») региона и реинвентаризация охраняемых объектов;

организация и материально-техническое оснащение регионального информационно-аналитического центра;

анализ и обобщение регионального опыта экологических обследований;

разработка региональной программы мониторинга;

разработка (в дополнение к существующим, на их основе или взамен) специальных информационных форм (анкет, экологических паспортов и т. п.) и их утверждение в качестве официальных рабочих документов;

решение кадровых проблем и вопросов подготовки и повышения квалификации специалистов государственных органов охраны;

рекогносцировочные полевые обследования для определения списка ключевых объектов, параметров и методик ведения наблюдений, форм фиксации результатов;

профилактические мероприятия и пропаганда (установка охранных знаков, информирование органов местного управления, работа среди населения на местах, выпуск информационно-издательских материалов).

Литература

1. Основные служебные материалы по отраслям культуры и искусства за 1970-1980 годы, Выпуск 6: Памятники истории и культуры. Часть II. I. Первичная учетная документация на памятники истории и культуры. Методические рекомендации (продолжение).- М., 1988.

2. Составление и ведение Государственного свода особо ценных территорий природного и природно-историко-культурного наследия народов Российской Федерации (Методические рекомендации).- М.: ЦС ВООП и лаборатория региональной экологии, 1999.

3. Стратегия управления национальными парками России.- М., 2000.

4. Экологический мониторинг культурного наследия: анализ и документы. М.: Институт Наследия, 1999.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ И ПАМЯТНИКИ АРХЕОЛОГИИ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

А.В. Суворов

Памятники археологии как объект экологического мониторинга

В силу особенностей объектов наблюдения в экологическом мониторинге памятников истории и культуры археологический мониторинг, понимаемый как слежение за состоянием объектов археологического наследия, имеющее целью обеспечить их сохранение, определяется в самостоятельное направление.

Специфику памятников археологии (далее АП) как объектов экологического мониторинга, определяет, целый ряд обстоятельств: отсутствие внешних признаков у большинства АП; расположение АП в различно освоенных зонах ландшафта - от населенных пунктов до труднодоступных мест; рассредоточенность сведений об АП; фактическое отсутствие государственного учета и охраны значительной части АП; отсутствие охранных зон у «неучтенных» АП; невыделенность земель АП в качестве территориальных зон земель историко-культурного назначения при составлении Земельного кадастра и, соответственно, отсутствие вынесенных на местность знаков границ охранных зон; невозможность вследствие перечисленного обнаружения большинства известных АП на местности без участия специалиста-археолога; необходимость привлечения археолога-держателя Открытого листа для ведения специальных исследований.

Археологическое наследие Вологодской области: некоторые результаты, проблемы исследования и охраны

В 1996-1999 гг. Министерство культуры России в рамках составления ежегодных Государственных докладов «О состоянии окружающей природной среды РФ» ежегодно собирало данные по рассылаемой в регионы анкете «Состояние объектов археологического наследия (памятников археологии) региона». Собраны данные по 46 регионам (из 89 имеющихся в РФ), в которых всего выявлено более 101) тысяч АП, ил них на государственной охране состоит лишь около 18 тысяч (Экологический мониторинг культурного наследия: анилин и документы.- М., 1999). Данные по Вологодской области в подборке отсутствуют.

Общее число АП, известных на территории Вологодской области, в 2000 г. превысило 2200 единиц. К сожалению, точное их число указать затруднительно в связи с тем, что лишь около половины их состоит на государственном учете. Первичная учетная документация для постановки на государственную охрану (паспорт и учетная карточка) имеется приблизительно на 1400 памятников. Следует отметить, что приведенные здесь данные носят характер экспертной оценки, поскольку официально опубликованные данные практически отсутствуют.

В 1950-е - 1980-е годы отдельные АП Вологодской области были взяты под государственную охрану в качестве памятников республиканского (20 АП) и областного (7 АП) значения, что оформлялось специальными решениями исполнительной власти соответствующего уровня. По этим конкретным АП области было принято 4 документа:

Решение Областного исполнительного комитета Совета народных депутатов № 433 от 11.09.1957;

Постановление СМ РСФСР № 1327 от 30.08.1960;

Постановление СМ РСФСР № 624 от 04.12.1974;

Решение Областного исполнительного комитета Совета народных депутатов № 586 от 19.11.1987.

Систематическая постановка АП на государственный учет и охрану началась с утверждения приказом Министерства культуры СССР № 153 от 27.03.1972 г. единой формы первичной учетной документации (паспорт и учетная карточка) и «Инструкции по заполнению паспорта и учетной карточки на памятники истории и культуры СССР». Но вследствие прекращения финансирования программы паспортизации из федерального бюджета и первой половине 90-х годов процесс паспортизации АП в области практически остановился.

В начале; 90-х годов в РФ была предпринята попытка организации учета памятников, в том числе АП, в упрощенной форме списков (инвентаризация). Сегодня в инвентаризационных списках имеются сведения о 351 АП, расположенном в 13 из 20 районов Вологодской области. Причем АП большей части из этих 13 районов оказались инвентаризованы не полностью. Важно отметить, что в инвентаризационных списках содержится информация и о нескольких десятках АП, на которые отсутствуют паспорта. Эти неполные разнородные данные учета быстро устаревают.

В настоящее время в результате изысканий, ведущихся на территории области, уточняются знания об известных AП, ежегодно открываются десятки неизвестных ранее объектов. Оценивая состояние изученности Вологодской области в археологическом отношении, нужно отметить, что обследована меньшая часть ее территории, причем обследование носит инициативный и выборочный характер. В области практически отсутствуют земли, полностью исследованные на предмет наличия АП, поскольку методики сплошного обследования достаточно дорогостоящи и наукоемки. Такое положение характерно и для РФ в целом.

Наиболее богаты АП юго-западные и центральные районы Вологодской области, расположенные в бассейне р. Волги, и примыкающие к ним участки бассейнов Онежского озера, рек Онега и Северная Двина. На востоке области зоны концентрации АП выявлены вблизи берегов крупных рек (Сухона, Юг, Северная Двина) и некоторых их притоков. В целом, АП выявлены преимущественно в долинах водоемов и на их коренных берегах. Это связано как с реалиями расселения в древности и средневековье, так и с недостаточной изученностью региона: практически неизвестны АП, находящиеся в силу своей специфики в иных ландшафтных условиях. Практически не обнаружены, например, торфяные стоянки, располагающиеся на территории современных торфомассивов (древних озер), наиболее древние стоянки эпохи палеолита, располагающиеся на древнейших формах рельефа, погребенных сегодня значительной толщей отложений, пещерные памятники в известняковых породах и пр.

Обнаруженные АП относятся, как правило, к наиболее легко выявляемым типам, это преимущественно долговременные поселения и курганные могильники. Менее известны трудно обнаруживаемые типы АП - кратковременные стоянки, грунтовые могильники, культовые комплексы. Совершенно не известны такие категории изучаемых в аналогичных ландшафтах АП, как ловчие ямы, древние пашни, сезонные производственные комплексы и пр. Большинство АП выявлено в ходе малобюджетных рекогносцировочных разведочных работ и никогда не изучалось раскопками. В ходе исследований характеристики значительной части выявленных АП могут быть серьезно уточнены и дополнены.

Данные археологического мониторинга на территории Вологодской области

В настоящем обзоре мы будем стремиться рассмотреть максимально возможный объем АП, информация по которым имеется в пашем распоряжении, не оговаривая особо их современный статус. Эти данные собраны в ходе археологического мониторинга АП при составлении крупномасштабной археологической карты ряда территорий. При обращении к данным нужно иметь в виду, что в ходе полевых исследований решались преимущественно специфические археологические задачи, а данные об экологическом состоянии АП собирались лишь по тем параметрам, которые касались самых существенных факторов разрушения культурного слоя. Проявления негативного воздействия на некоторые объекты были зафиксированы визуально в ходе единственного обследования.

В 2000 г. сотрудниками вологодского Научно-производственного центра «Древности Севера» был составлен список разрушающихся АП, находящихся на территории 8 районов Вологодской области: Белозерского*, Вашкинского, Великоустюгского*, Вологодского*, Кирилловского, Кичменгско-Городецкого, Никольского, Сокольского*, Усть-Кубинского (звездочкой отмечены, районы, АП которых рассмотрены не полностью). Список включает сведения о 421 разрушающемся АП.

При составлении списка использовались данные археологического мониторинга, проведенного в 1994-1999 гг. в ходе составления археологических карт долин озёр Кубенского и Белого, части верхнего течения р. Шексны и территории, примыкающих к указанным с северо-востока, вплоть до юго-западного побережья оз. Воже. Работы по созданию археологических карт велись Научно-производственным центром «Древности Севера» (г. Вологда) в сотрудничестве с Онежско-Сухонской экспедицией Института археологии РАН (г. Москва) под руководством чл.-корр. РАН Н.А. Макарова. Также использованы данные карты археологических памятников бассейна р. Юг, составленной по итогам работ экспедиции НПЦ «Древности Севера» в 1988-1995 и 1997 гг. Всего на указанных территориях обследовано и на основе полевых работ картографировано на крупномасштабной стандартной топооснове 500 АП.

Кроме того, при составлении списка были привлечены данные компьютерной информационной базы «Наследие», созданной по заказу Государственной дирекции по охране памятников в ППЦ «Древности Севера». Использованы, в частности, сведения о состоящих на государственном учете и охране памятниках Великоустюгского, Никольского и Кичменгско-Городецкого районов. Кроме упомянутых картографированных 500 памятников, на территории трех последних названных районов области на государственном учете состоит еще 48 объектов; данные о современном состоянии культурного слоя удалось собрать для 34 из них.

Таким образом, к рассмотрению привлечены данные, собранные в ходе археологического мониторинга по 534 объектам (около 25 % памятников Вологодской области). Приходится констатировать, что 421 памятник (79 % из числа рассмотренных) сегодня в той или иной степени разрушается в силу естественных причин или в результате антропогенного воздействия. Помещенные в список АП подвергаются в настоящее время разрушительному воздействию зачастую сразу нескольких типов.

Подтоплению подвержены памятники, находящиеся на низких участках берегов водоемов, входящих сегодня в состав Северо-Двинского и Волго-Балтийского водных путей - 151 АП.

Размыву подвержены памятники, находящиеся непосредственно на берегу водоемов, особенно интенсивному в случаях, если водоем зарегулирован или используется для судоходства - 332 АП.

Культурный слой памятников перемешивается при распашке или возделывании огородов - 41 АП.

Расширением существующей застройки или прокладкой дорог, устройством переправ, трасс ЛЭП и иных коммуникаций повреждается культурный слой 107 АП.

Карьеры, стихийная выемка грунта и связанные с ними осыпи уничтожают часть культурного слоя 11 АП.

Для 17 АП фиксировались факты проведения незаконных раскопок и сбора вещей кладоискателями; разрушения такого рода, наносящие значительный урон, очевидно, отмечались далеко не всегда.

Существенны разрушения культурного слоя также и при других видах нерегулируемого использования земель памятника, например, при интенсивном прогоне скота (20 АП), складировании и перевалке сыпучих грузов и лесоматериалов, лесозаготовках, интенсивной рекреационной нагрузке. Подчеркнем еще раз, что учитывались только самые существенные из факторов разрушения культурного слоя, проявления воздействия которых могли быть зафиксированы визуально.

Как видно из приведенных данных выборочного археологического мониторинга, наибольшему числу АП Вологодской области наносят урон такие факторы, как размыв, подтопление, застройка и распашка. Необходимо отметить, что картографирование велось преимущественно в районах области, на территории которых находятся два шлюзованных водных пути - Волго-Балтийский и Северодвинский. По этой причине очень высок процент размываемых и подтопляемых АГ1. Полагают, что значительное число АН в этих районах оказались полностью затоплены при строительстве водных путей в 1820-х -1960-х гг. и полностью разрушены в последующие годы - уже в результате размыва.

Можно отметить, что в районах, не затронутых гидростроительством, размыв АН имеет меньшее распространение, чем проявление влияния таких, например, факторов, как распашка, застройка, сведение леса, уплотнение культурного слоя при прогоне скота и проезде. На плотно заселенной части территории области значительно более, чем в рассмотренной выборке, распространены застройки, загрязнение, уничтожение культурного слоя АП при разработке карьеров, незаконные раскопки и сбор древних вещей на АП.

Таким образом, перечень факторов, негативно влияющих на состояние АП региона, может быть достаточно пространным. Культурный слой АП в условиях Вологодской области располагается, как правило, очень неглубоко, в большинстве случаев - в пределах почвенного горизонта или непосредственно под ним. Как подчеркивалось выше, научное значение имеют не только древние вещи, но и другие составляющие культурного слоя. Культурный слой большинства АП легко разрушим: необратимое повреждение участка неглубоко расположенного культурного слоя может произойти, например, вследствие единственной обычной распашки, сведения или посадки леса, регулярного прогона скота.

Не останавливаясь подробно на проявлениях и характере негативного воздействия, приводим перечень факторов, наиболее часто приводящих к разрушениям культурного слоя АП региона: водная и ветровая эрозия, естественное функционирование речных потоков, подтопление территории, мелиоративные работы, активное механическое воздействие на земную поверхность - уплотнение, перемешивание, перекрытие, нарушение структуры и характера залегания горизонтов (распашка, проезд транспорта, сведение и посадки леса, прогон скота, рекреационная деятельность, складирование материалов и стоянка техники, строительные работы и разработка карьеров) и застройка; поверхностное физическое и химическое загрязнения, изменения типа растительности, заболачивание, наконец, незаконные раскопки и сбор древних вещей.

Основные результаты воздействия перечисленных разрушительных факторов могут быть с помощью определенных методик зафиксированы на разных уровнях наблюдения и в различных формах: наличия-отсутствия, качественно, количественно, при серии наблюдений и специально организованных замеров - в динамике. Накопление информации позволит объективно оценить современное состояние АП и дать прогноз его развития, определить необходимость и последовательность охранных мероприятий.

Возможные подходы к классификации АП и типов их размещения в связи с воздействием экологически неблагоприятных факторов

Оценивая перечисленные факторы по степени их воздействия на АП, можно указать, что действие факторов различается по нескольким признакам: по сочетаемости (комплексности) воздействия; по протяжённости во времени (длительности); по периодичности воздействия; по распространенности на площади; по силе и полноте разрушения (интенсивности).

Могут быть определены основные варианты размещения памятников в условиях ландшафта, в той или иной степени освоенного человеком, выделенные по принципу типичного набора разрушительных факторов. Для Вологодской области список типов местоположения АП в связи с силой и динамикой разрушительного воздействия экологически неблагоприятных факторов может выглядеть следующим образом:

1) земли населенных пунктов, полоса отвода различных коммуникаций;

2) культивируемые земли сельскохозяйственного назначения (пашня, огороды);

3) прибрежная (водоохранная) зона;

4) некультивируемые земли сельскохозяйственного назначения (луга, выгоны и пр.);

5) лесные угодья.

Многофакторному воздействию наибольшей интенсивности подвержены АП, находящиеся в черте современных населенных пунктов и в полосе отвода различных коммуникаций - линий электропередач и связи, газо- и нефтепроводов, автомобильных и железных дорог, мостов и переправ через водоемы. Здесь целые АП или их значительные участки подвергаются многократному многофакторному воздействию, часто приводящему к полному разрушению, происходящему как на протяжении довольно значительного отрезка времени, так и единовременно.

Разрушение АП вследствие распашки происходит на практике в более широких масштабах и с наибольшей полнотой; абсолютное число таких памятников весьма велико. Памятники, в зависимости от типа, могут быть разрушены распашкой полностью или частично. Воздействие обычно растянуто во времени, иногда на столетия. Применение сегодня мощной и специализированной техники наносит АП несравнимый с конной распашкой вред.

Разрушение АП вследствие размыва и подтопления, в том числе полное, может произойти и в течение непродолжительного времени, если оно связано со строительством или пуском в эксплуатацию гидросооружения. Воздействие на частично разрушенные АП весьма продолжительно во времени, иногда продолжается столетиями. Импульсы активизации разрушения возникают обычно в связи с тем или иным типом и режимом эксплуатации гидросооружения, обслуживающими работами на нем или реконструкцией, естественными ритмами водообеспеченности.

АП, находящиеся на берегах водоемов с естественным гидрологическим режимом, подвергаются размыву вследствие естественных причин (русловых процессов, разливов в периоды паводков); в связи с волноприбойным разрушением берегов от движения речных судов, в результате изменений направления течений вследствие дноуглубления, строительства сооружений и складирования материалов на линии любого из берегов водоема.

Как относительно стабильное может рассматриваться положение АП, находящихся на некультивируемых землях сельскохозяйственного назначения (лугах, выгонах и пр.) и на облесенной территории. Разрушение этих АП может происходить как в ходе природообусловленных процессов, так и вследствие длительного постоянного воздействия неконтролируемой хозяйственной деятельности - проезд, прогон скота, загрязнение. Значительные разрушения происходят при изменении статуса земель при строительстве локальных коммуникаций, распашке и мелиорации.

Разрушение АП облесенной территории происходит при сведении леса и его вывозке, лесных пожарах, ветровалах, заболачивании. Разрушения в этих случаях носят, как правило, поверхностный характер, но распространяются на значительной площади. По причине крайне неглубокого залегания культурного слоя в условиях тайги такое воздействие наносит очень значительный урон АП.

Существуют и иные варианты местоположения АП, мало распространенные на территории региона или пока не выявленные в Вологодской области вследствие малой обследованности территории. Могут быть упомянуты, например, торфяные стоянки, располагающиеся на территории современных торфомассивов (древних озер), разрушаемые торфодобычей и мелиорацией; наиболее древние стоянки эпохи палеолита, располагающиеся на древнейших формах рельефа, погребенных сегодня под значительной толщей отложений, разрушаемые при разработке карьеров при добыче строительных материалов; пещерные памятники в известняковых породах и пр.

AП могут быть подразделены и по сочетанию двух важнейших показателей их состояния - степени сохранности и тенденции изменения состояния:

АП хорошей сохранности, стабильно сохраняющиеся сегодня;

АП, подвергавшиеся однократно или многократно разрушению в прошлом (размыв, распашка), но стабильно сохраняющиеся сегодня;

АП, подвергавшиеся разрушению в прошлом, разрушение которых под воздействием того или иного фактора продолжается и сегодня;

АП хорошей сохранности, разрушение которых началось недавно.

Для определения качественных и количественных оценок негативного воздействия природы и человека на состояние АП могут быть использованы методики, применяемые при экологическом мониторинге земельных угодий и охраняемых ландшафтов. Выбор конкретной методики должен быть основан на имеющемся представлении о параметрах мониторинга.

Модель экологического мониторинга памятников археологии

В целях экологического мониторинга памятников археологии, прежде всего, нужно установить перечень объектов мониторинга; выяснить, какие именно параметры объектов должны стать предметом наблюдения; определить методики ведения наблюдений для каждого из параметров (выбрать какую-либо из существующих или разработать новую); установить формы фиксации исходного состояния объектов и результатов наблюдений; определить периодичность (режим) наблюдений. Установление этих важнейших параметров мониторинга определит то или иное реальное организационное воплощение системы мониторинга. К организационным задачам должны быть отнесены вопросы лицензирования работ на памятниках; проблема форм привлечения к работам специалистов различных отраслей; организационного и информационного обеспечения, финансирования, технического оснащения работ; получение и повышение квалификации исполнителями.

Можно попытаться представить некую идеальную модель экологического мониторинга АП, воплощающую максимально полный набор методов мониторинга для всех АП. Основанием для фиксации изменений местности должен служить специальный документ, фиксирующий состояние АП на определенный момент. Таким документом может стать (назовем его условно) экологический паспорт АП, составленный, например, на основании утвержденных МК РСФСР 31.08.1987 г. «Методических указаний по выявлению и обследованию парков и природных ландшафтов (комплексов) на Территории памятников истории и культуры». Данными методическими указаниями предлагается составление для памятника культуры дополнительного паспорта типовой формы, посвященного фиксации его ландшафтной составляющей и принятии его на охрану в качестве составной части памятника, приобретающего с этого момента характер комплексного.

В ходе работ составляется крупномасштабный план, детально фиксирующий в виде контуров все значимые детали: выраженные элементы рельефа, дороги, различные растительные зоны, постройки и их развалины, водоемы. В описании (в рамках структуры стандартного бланка памятника истории и культуры) приводятся подробные характеристики и размеры каждого из контуров, растительность описывается и оценивается по специальным методикам и шкалам.

Предположим, что для всех АП составлены экологические паспорта такого типа. Дальнейшие обследования должны иметь цель сличения отраженной в документации ситуации с имеющейся в действительности по некоторой методике; фиксацию результатов; составление аналитической документации; прогнозирование изменения состояния объектов; составление рекомендаций для обеспечения сохранности АП. Ведение документации такого рода может быть наиболее эффективным с использованием ГИС-технологий (геоинформационных компьютерных систем, опирающихся на использование данных, полученных с использованием высокоточной измерительной и местоопределительной техники, в том числе спутниковой).

Может быть использован опыт ряда регионов РФ, проводящих инвентаризацию всех АП, сопровождающуюся составлением Акта технического состояния памятника, подписываемого с одной стороны представителем органа охраны памятников, а с другой - землепользователем. В ряде регионов РФ существует практика заключения с землепользователями (землевладельцами) территории размещения АП охранных обязательств или договоров. Заслуживает внимания и практика взимания некоторой платы за использование земель АП в хозяйственных целях; получаемые средства используются региональным органом охраны памятников для мероприятии по обеспечению сохранения АП и страхования рисков по их повреждению. Взымание такой платы стимулирует и процесс выведения части нерационально используемых земель АП из хозяйственного оборота, и обеспечивает материальную заинтересованность органа охраны в сохранении АП, создает дополнительный источник финансирования программ по охране АП.

Для практического осуществления такого рода модели потребуются ресурсы, несопоставимые с реально возможными размерами затрат.

Методические рекомендации по организации археологического мониторинга на территории Вологодской области

Ниже предлагается перечень основных мероприятий, которые должны предшествовать организации экологического мониторинга АП Вологодской области и создать лишь основу для его эффективного ведения.

А) Постановка всех вновь выявленных АП Вологодской области на государственный учет и охрану; установление необходимых охранных зон АП.

Б) Выделение территорий археологических памятников в качестве территориальных зон земель историко-культурного назначения в ходе составления земельного кадастра. Организация для этих целей специальных полевых археологических и камеральных исследований с целью инвентаризации и картографирования АП на используемой для нужд землеустройства топооснове масштаба 1:10000.

В) Вынесение границ охранных зон памятников в натуру, установление соответствующих знаков.

Г) Оценка соответствия современного использования земель АП их статусу. Выведение из хозяйственного оборота земель тех АП, которые используются с ущербом для сохранности историко-культурного наследия.

Д) Создание действенной системы археологической экспертизы и исследования отводимых для народнохозяйственных целей земель.

Е) Создание условий для охраны АП от намеренного разрушения и незаконных раскопок на основе специализированного законодательства и эффективной правоприменительной практики, пропаганды исторических знаний.

Очевидно, что решение этих накопившихся десятилетиями проблем не может произойти настолько быстро, чтобы создать нормальные условия для ведения экологического мониторинга АП уже завтра. Поэтому придется начинать работу с фиксации многочисленных фактов разрушений, возникающих в условиях неэффективности законодательства, в результате ведомственной несогласованности и незаконных действий отдельных лиц. Следует учесть отсутствие в районных отделах культуры специалистов - потенциальных исполнителей работ и отсутствие (без решения перечисленных выше задач) информации о местоположении большинства объектов на местности, как в Вологде, так и в районах.

При построении системы экологического мониторинга АП следует ориентироваться на опыт мониторинга земельных ресурсов, осуществляемого системой Комитетов по землеустройству Роскомзема. Конечно, количество особенностей подхода к таким сложно структурированным объектам, как АП, весьма велико, но в сфере мониторинга состояния и границ земельных участков, занимаемых АП, задачи тождественны решаемым при мониторинге земель. Ориентация на систему мониторинга земель необходима и в сфере картографического обеспечения. Конечно, для решения специальных исследовательских задач и отображения результатов детального мониторинга по ряду специфических параметров топооснова масштаба 1:10000 окажется непригодной. В названных случаях необходимо дополнительно провести с привлечением лицензированных специалистов крупномасштабную топосъемку АП, сопровождающуюся закладкой постоянных реперов для использования в дальнейшем при специальном мониторинге некоторых параметров состояния АП и его изучении.

В связи с принятием Правительством РФ в ноябре 1993 г. Постановления «0 создании Единой государственной системы экологического мониторинга» более чем в половине субъектов РФ ведутся работы по созданию территориальных подсистем ЕГСЭМ. Согласно заложенной в постановление идее, должны быть скоординированы системы мониторинга окружающей среды нескольких ведомств - Росгидромета, Роскомвода, Роскомзема, Роскомнедра. В 20 регионах РФ уже созданы региональные информационно-аналитические центры, в которых на базе современных компьютерных технологий идет накопление и систематизация данных для создания целостной системы мониторинга окружающей среды. Правда, в связи с реорганизацией Госкомэкологии перспективы распространения этой системы на всю территорию РФ становятся не столь очевидными.

Представляется, что в реалиях Вологодской области следует сделать упор на исследование и решение некоторых конкретных проблем, относящихся к сфере экологического мониторинга АП. Значительную практическую пользу может принести ведение в упрощенном варианте мониторинга нескольких важнейших групп разновременных АП, расположенных в разных ландшафтных и в семи административных районах области и подверженных разным факторам разрушения. Ниже приводится перечень таких групп в порядке расположения их с востока на запад.

Бассейн р. Сухоны:

1. Группа АП в районе устья р. Старая Тотьма (Тотемский район);

2. Группа АП в районе д. Устье-Вологодское на берегах рек Сухона и Вологда (Вологодский и Сокольский районы);

3. Группа АП в районе с. Архангельское на р. Бохтюга (Сокольский район);

Paй oн Северо-Двинского водного пути:

4. Группа АП у с. Кубенское на оз. Кубенском и р. Большой Пучкас (Вологодский и Сокольский районы);

5. Группа АП у д. Новленское на р. Большая Ельма и оз. Кубенском (Вологодский район);

Pай oн Волго-Балтийского водного пути:

6. Группа АП у д. Киснема на оз. Белом (Вашкинский район);

7. Группа АП у д. Маэкса на оз. Белом (Белозерский район);

8. Старый город-Белоозеро на р. Шексна (Белозерский р-н);

9. Поселение Луковец на р. Шексна (Череповецкий р-н);

Молого-Шекснинское междуречье:

10. Комплекс АП у д. Кривец, на р. Суда (Череповецкий район);

11. Комплекс АП у д. Куреваниха на р. Молога (Устюженский район).

Мониторинг этих важнейших групп АП, на протяжении ряда лет изучаемых специалистами, может быть организован относительно просто и принести важные сведения о динамике состояния объектов. В силу нерешенности перечисленных выше задач сегодня практическое ведение мониторинга под силу лишь работающим в регионе специалистам-археологам Вологды, Череповца и Москвы.

Большое значение для обеспечения сохранности размываемых АП, расположенных на берегах водных путей, может иметь осуществление специального исследования, посвященного изучению особенностей и динамики разрушения подтопленных памятников. Десятилетний опыт работ такого рода накоплен, например, сотрудниками Онежско-Сухонской экспедиции ИА РАН при исследовании крупнейшего АП области Старого города - Белоозера, подтопленного и размываемого водами Волго-Балтийского водного пути (Белозерский район).

Другое специальное исследование, посвященное изучению специфики сохранения и изучения АП, находящихся под исторической застройкой, может быть проведено на основании опыта сохранения культурного слоя АП па территории Кирилло-Белозерского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника в г. Кириллове и Кирилловском районе (работы НПЦ «Древности Севера» по заказам КБИАХМЗ).

Количество параметров мониторинга названных групп объектов на первом этапе может быть небольшим, основанным на списке разрушительно воздействующих факторов, а фиксация результатов может производиться с помощью качественных или ранжированных параметров в табличной форме. При мониторинге ряда параметров АП, таких, как состояние растительности, рекреационная нагрузка, береговая абразия, загрязнения, могут быть использованы в адаптированном виде методики, применяемые при мониторинге охраняемых ландшафтов и их компонентов.

На этом уровне важно зафиксировать для конкретного АП в составе группы наличие и характер влияния основных разрушающих факторов, их сочетаемость, связь с конкретными видами деятельности человека, наличие следов негативного воздействия в прошлом. Важнейшей задачей является картографирование входящих в названные группы АП на крупномасштабной стандартной топооснове. По итогам обследования может быть составлена аналитическая записка, обобщающая результаты и выявляющая специфику состояния (при повторных обследованиях - и динамику состояния) каждой из групп АП.

Информационное обеспечение мониторинга АП сегодня, как указывалось выше, может основываться, в первую очередь, на хранящейся в Государственной дирекции по охране, реставрации и использованию памятников истории и культуры Вологодской области первичной учетной документации (паспорта и учетные карточки), и компьютерной базе данных «Наследие» по этой документации, созданной по заказу Государственной дирекции в НПЦ «Древности Севера».

Другим важнейшим источником информации должны служить уже названные археологические карты на стандартной крупномасштабной топооснове, созданные для четверти AП области НПЦ «Древности Севера» в сотрудничестве с Онежско-Сухонской экспедицией ИА РАН в 1994-1997 гг. Финансирование работ по их созданию велось из средств областного экологического фонда и Государственной дирекции, экземпляры карт хранятся в Управлении координации ПНР, мониторинга и комплексного использования природных ресурсов Администрации области и Государственной дирекции по охране памятников.

Более подробные сведения могут быть извлечены из полевых отчетов археологических экспедиций, хранящихся в архиве Института археологии РАН (г. Москва) и, частично, и музеях области. Источником информации могут служить и археологические публикации в специальной литературе. Топографическая основа, пригодная для картографирования, находится в ведении региональных подразделений Роскомзема - областного и районных землеустроительных комитетов.

Конкретные предложения по набору параметров мониторинга АП в решающей мере зависят от размера финансирования. Например, для решения ключевой задачи точной привязки АП на местности в целом ряде случаев необходимо использование наряду с крупномасштабными топоосновами и данными аэрофотосъемки достаточно дорогостоящих приборов систем спутникового местоопределения типа GPS или ГЛОНАСС. Перспективно составление с помощью приборов точного определения координат компьютерных баз данных и, на основе ГИС-систем, электронных карт расположения АП координатного типа, данные которых могут быть положены на любую стандартную топооснову или аэрофотосъемку.

Прогноз развития состояния групп АП по ряду параметров возможен па основе сопоставления данных мониторинга с результатами ретроспективного анализа возможно большего количества крупномасштабных топооснов, аэрофотоснимков и архивных данных прошлых десятилетий.

Важнейшим фактором при организации эффективной системы мониторинга АП является квалификация привлеченных к работам кадров. В имеющейся сегодня ситуации исполнение абсолютного большинства работ даже по минимальному набору объектов и параметров мониторинга под силу лишь специалистам-археологам. В перспективе целесообразно создание должности районного или регионального инспектора по мониторингу памятников, подчиненного, например, Дирекции по охране памятников. Специальные исследования на АП, как упоминалось выше, могут проводиться лишь археологами-держателями специального разрешения - Открытого листа.

Заключение

Анализ тенденции развития систем охраны памятников истории и культуры в мире показывает, что мониторинг приходит на смену системе «статичного» учета АП как более высокая ступень научно-практической деятельности в сфере их охраны. Археологический мониторинг - задача многоаспектная и требует междисциплинарного подхода. Специфика АП обусловливает необходимость реализации комплексного подхода к организации мониторинга их сохранности, который должен в максимальной степени отвечать требованиям достоверности результатов, постоянного их обновления и комплексности.

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФЕДЕРАЛЬНОГО НАУЧНО МЕТОДИЧЕСКОГО СОВЕТА ПО СОХРАНЕНИЮ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ1

С.3. Чернов

Федеральный научно-методический совет по сохранению культурного наследия (недвижимые памятники истории и культуры) (ФНМС) был создан Министерством культуры Российской Федерации 25 августа 1998 г.

По своим задачам и по той роли, которую он призван играть в структуре деятельности по охране культурного наследия,- ФНМС во многом продолжает традиции, заложенные в 1970-1980-е гг. Методическим советом союзного Министерства культуры, функционировавшим до 1991 г., Градостроительным советом Центрального совета ВООПИК, Высшей комиссией Министерства культуры РФ по охране культурного и природного наследия.

1 Статья написана по материалам отчетов, подготовленных руководителями секции ФНМС, носит предварительный и информационный характер и не претендует на полный охват всех направлений деятельности секций.

Юридические основы деятельности ФНМС

Положение о ФНМС предполагает создание более развитой структуры, которая адаптирована к современным условиям и обладает системообразующими характеристиками. В соответствии с Положением ФНМС является органом, формирующим заключения и рекомендации, обязательные для рассмотрения Министерством культуры РФ, государственными органами охраны и использования памятников истории и культуры субъектов Российской Федерации и государственными службами, учреждениями и организациями системы МК РФ.

Основной практической задачей ФНМС является экспертиза документации по охране культурного наследия, подлежащей согласованию и утверждению МК РФ (проекты планировки, застройки, реконструкции городов и иных населенных мест, проекты зон охраны, проекты реставрации памятников архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства, а также комплексов и ансамблей), программ сохранения культурного наследия, законодательных, нормативно-правовых (положений о историко-культурных заповедниках, заповедных мест) и научно-методических материалов.

Второй задачей является участие в межведомственной координации и международном сотрудничестве в области охраны наследия. Эта задача реализуется, в частности, в том, что ФНМС привлекает специалистов научно-исследовательских и проектных институтов и мастерских системы МК РФ и институтов РАН для экспортирования проектов.

Кроме того, ФНМС обязан информировать госорганы охраны памятников истории и культуры о фактах нарушения законодательства об охране памятников и возникновении угрозы объектам культурного наследия.

Реализуя указанные направления своей работы, ФНМС содействует госорганам охраны памятников истории и культуры в определении и формировании основных направлений государственной политики по сохранению культурного наследия и обеспечения преемственности культурно-исторического процесса в современных условиях.

Структура ФНМС

Федеральный совет состоит из 40 членов совета и более 100 членов секций. Смена состава членов секций происходит в рамках 10-20 % в год, главным образом, в связи с выявлением новых направлений в работе и привлечением соответствующих специалистов. По Положению ФНМС возглавляет Председатель, которым является Министр культуры РФ, и два заместителя. С момента основания ФНМС и по настоящее время первым заместителем ФНМС является А.И. Комеч, доктор искусствоведения, директор РНИИ искусствознания, а заместителем председателя - Ю.А. Веденин, доктор географических наук, директор РНИИ культурного и природного наследия.

При ФН MC образованы 4 секции и 10 подсекций:

Секция I «Исторические населенные места и заповедные территории» (руководитель Ю.А. Веденин, доктор географических наук, директор РНИИ культурного и природного наследия) включает подсекции:

Исторические города (руководитель А.С. Щенков, доктор архитектуры, профессор МАрхИ);

Историко-культурные заповедные территории (руководитель Ю.А. Веденин);

Археология (руководитель Г.Е. Афанасьев, доктор исторических паук, зам. директора Института археологии РАН);

Этиология (руководитель И.Г. Семенова, заслуженный работник культуры РФ).

Секция 2 «Памятники архитектуры» (руководитель С. С. Подьяпольский, кандидат архитектуры, профессор МАрхИ) включает подсекции:

Памятники архитектуры (руководитель С.С. Подьяпольский);

Инженерно-технологические проблемы (руководитель Б.Т. Сизов, кандидат культурологии, зам. директора Центральных научно-реставрационных проектных мастерских, инженер-реставратор высшей квалификации).

Секция 3 «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» (руководитель Л.И. Лифишц, кандидат искусствоведения) включает подсекции: Живопись, Скульптура и декоративно-прикладное искусство.

Секция 4 «Государственный учет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия» (руководитель Н.А. Потапова, зам. начальника ГУ0П г. Москвы, генеральный директор Научно-исследовательского методического центра ГУОП г. Москвы, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества) включает подсекции:

Государственный учет памятников (руководитель Н.А. Потапова);

Экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия (руководитель П.М. Шульгин, кандидат экономических наук, зам директора РНИИ культурного и природного наследия).

Деятельность каждой из этих секций осуществляется при активном участии членов ФНМС (члены ФНМС имеют право участвовать в работе любой секции), членов секций и подсекций, приглашенных специалистов.

Организационная деятельность секций ведется секретарями, которые входят в сектор обеспечения деятельности ФНМС, созданный в РНИИ культурного и природного наследия» Роль сотрудников сектора состоит в подготовке и организации совещаний, протоколировании заседаний, а также в содействии руководителю секции в разработке планов работы.

Секции и подсекции активно включают в свою работу специалистов из регионов. Образцом в этом отношении является деятельность подсекции этиологии, которая поддерживает тесные контакты с 15 регионами. Недавно на базе Музея деревянного зодчества «Тольцы» (Иркутск) образован Сибирский филиал подсекции, который публикует ежемесячное издание о работе в области охраны, реставрации и использования памятников деревянного зодчества.

Принципы деятельности ФНМС и его возможности

Создание системы экспортирования и обсуждения проектов базируется на сложившейся практике обсуждения документации по охране наследия в области реставрации памятников архитектуры, градостроительства, садово-паркового и монументального искусства, учету памятников. В области охраны археологического наследия, исторических (заповедных) территорий а также в сфере, связанной с экономическим обоснованием проектов по сохранению наследия, подобная практика формируется в наши дни. Поэтому потребовалось содействовать формированию состава соответствующих секций и привлечению специалистов, которые могли бы обеспечить экспертирование этих вопросов.

Наибольшие трудности возникали при рассмотрении проектов, затрагивающих различные виды памятников и требующих, в связи с этим, участия специалистов разных профилей. Опыт первых лет работы ФНМС показал, что первостепенное значение имеет принцип комплексности рассмотрения вопросов.

Одним из базовых принципов работы ФНМС является открытость всех материалов и мнений по обсуждаемым вопросам, касающихся охраны культурного наследия, а также прозрачность процедуры принятия рекомендаций для специалистов, работающих в этой области, администрации, представителей организаций, заинтересованных в судьбе памятников, и общественности.

География объектов и проектов, рассмотренных ФНМС

Распределение памятников истории и культуры и проектов, рассмотренных секциями ФНМС, по территориям субьектов Российской Федерации свидетельствует о том, что далеко не все субъекты Российской Федерации пока реально включены в процесс этой работы. Асимметрично преобладают памятники истории и культуры Москвы (23) и Московской области (25). Центр (31) представлен 10 областями, Северо-Запад и Север (25) - Санкт-Петербургом и 7 областями. Поволжье (5), Урал и Сибирь (14), а также Юг (14) значительно уступают по числу материалов, представленных на рассмотрение в 1999 и 2000 гг.

Наиболее значимые проекты и программы, рассмотренные ФНМС

Секциями были подготовлены пленарные заседания ФНМС по проблеме приватизации памятников истории и культуры (секция «Госучет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия»), по Генеральным планам Москвы и Вологды (подсекция «Исторические города»), по концепции и эскизному проекту реставрации Преображенской церкви в Кижах (подсекция этиологии), по усадьбе «Петровское» музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское» (секция «Памятники архитектуры»), по проекту реставрации церкви Никиты-мученика в Новгороде, по концепции реставрации и реконструкции Большого театра в Москве.

Секциями «Историко-культурные заповедные территории», «Исторические города» и «Памятники архитектуры» были подготовлены заседания по 3-му транспортному кольцу Москвы (утраты в усадьбе «Нескучное») и строительству собора в Никольском монастыре; Переславля-Залесского (Ярославская обл.). Секции «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» и «Памятники архитектуры» подготовили совместные заседания по скульптуре Дмитриевского собора г. Владимира, Ферапонтову монастырю, Светогорскому монастырю и ВВЦ в Москве.

Среди особенно результативных заседаний следует назвать обсуждение проблем проектирования и утверждения зон охраны недвижимых памятников культуры на примере Московской области (подсекция «Историко-культурные заповедные территории»), концепции сохранения памятников деревянного зодчества (подсекция «Этиология»), программы реставрационных и консервационных работ в Московском Кремле Государственного музея-заповедника «Московский Кремль» (программа не получила одобрения), Троице-Сергиевой лавры (в связи с несогласованными с органами охраны работами по понижению уровня поверхности к западу от Успенского собора, в ходе которых произошли утраты исторического культурного слоя), проекта нового строительства церкви на Городке в Звенигороде (Московская обл.), состоянию реставрации и территориальной охраны ансамблей Ферапонтова и Кирилло-Белозерского монастыря (Вологодская обл.).

Секцией «Памятники архитектуры» подготовлен список 23 памятников архитектуры, находящихся в остроаварийном состоянии (по данным на 07.02.1999). Среди них значатся своды Успенского собора Московского Кремля, Спасская башня Новгородского Кремля, сооружения Снетогорского монастыря (Псковская обл.), соборы Медведевой пустыни и Микулина городища (Московская обл.).

Подсекция «Исторические города» и секция «Госучет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия» рассмотрели ТЭО реконструкции Лефортовского парка (Москва). Секции «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» и «Памятники архитектуры» подготовили совместные заседания по скульптуре Дмитриевского собора г. Владимира, состоянию сводов Успенского собора и другим объектам Московского Кремля, памятникам архитектуры Волоколамска и усадьбы Дубровицы (Московская область). Особо следует выделить подготовку выездной комиссии ФНМС в Троице-Сергиеву лавру (2000 г.), в ходе которой была рассмотрена ситуация, сложившаяся на объектах, реставрируемых Лаврой, и нарушения методики работ на территории памятника.

Координация работы секций

Координация деятельности секций ФНМС фиксируется цифрами, отражающими число проведенных заседаний (первая цифра - число заседаний, проведенных вместе с другими секциями, а вторая - число заседаний без участия специалистов других секций):

Название секции и подсекции

Заседания в 1999 г.

Заседания в 2000 г.

Исторические города

4/9

9/8

Историко-культурные заповедные территории

4/6

6/4

Археология

0/1

2/2

Этиология

1/10

2/5

Памятники архитектуры и инженерно-технологические проблемы

7/22

13/5

Монументальное и декоративно-прикладное искусство

4/13

13/5

Государственный учет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия

1/5

3/6

Всего

21/66

13/39

В качестве примера многопланового рассмотрения проекта, затрагивающего интересы памятников архитектуры, археологии и исторического ландшафта, можно назвать заседания секции «Памятники архитектуры» и подсекции «Историко-культурные заповедные территории» о предлагаемом новом строительстве церкви близ Успенского собора на Городке и Звенигороде (Московская область). Опираясь на различную аргументацию, специалисты пришли к идентичным выводам о нецелесообразности возведения на месте храма конца 19 в. новой церкви, которая исказит уникальный памятник археологии и исторический ландшафт. Данное рассмотрение можно расценивать как шаг вперед по отношению к прошедшему в 1999 г. рассмотрению проекта нового строительства собора Никольского монастыря в Переславле-Залесском (не совсем четкая позиция ФНМС привела к тому, что строительство новодела в формах XVI века ведется без учета подлинного ансамбля монастыря и композиционно-видовой структуры исторического города).

Следует подчеркнуть плодотворное сотрудничество секции «Историко-культурные заповедные территории» и «Госучет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия», которые рассмотрели вопрос о статусе усадьбы Толстых-Мансуровых в с. Дубровки (Калужская обл.) и провели по указанию Министерства культуры заседание на тему «Зоны охраны недвижимых памятников истории и культуры и земли историко-культурного назначения. Методические вопросы».

Первый опыт совместной работы подсекций «Археологическое наследие» и «Исторические города» был связан с рассмотрением вопроса о состоянии памятников археологии античной Горгинии на территории города-курорта Анапа (Краснодарский край). Благодаря активному участию специалистов по градостроительной охране памятников высказаны предложения по совершенствованию охранных археологических исследований. Эти предложении детализированы в ходе работы комиссии ФН MC совместно с Комитетом по охране, реставрации и эксплуатации историко-культурных ценностей Краснодарского края.

Среди заседаний отдельных подсекций следует выделить рассмотрение на секции «Археологическое наследие» предложения академика РАН В.И. Молодила и члена-корреспондента РАН II.А. Макарова о включении раздела по охране археологического наследия в государственную программу развития культуры на 2000-2005 гг.

Среди интересных в методическом плане обсуждений, прошедших на подсекции «Исторические города», могут быть отмечены два проекта. Проект зон охраны «Бутовского полигона», памятника истории XX в., связанного со сталинскими репрессиями (Ленинский р-н Московской обл.), получил положительную оценку. Архитектурная концепция по реставрации памятника садово-парковой архитектуры XVIII- XIX вв. усадьбы «Студенец» (Москва), предлагающая неоправданно смелые манипуляции с элементами памятника, не была одобрена.

Опыт создания рабочих групп

По наиболее важным вопросам, требующим постоянного участия специалистов ФПМС, были организованы рабочие группы. В частности, были созданы рабочие группы по совершенствованию проектирования зон охраны (секция «Историко-культурные заповедные территории», «Госучета памятников и экономико-правового обеспечения сохранения культурного наследия», специалисты Департамента культурного наследия МК РФ), ансамблям Московского Кремля и Троице-Сергиевой лавры (секция «Памятники архитектуры»), по учету памятников археологии при ведении Земельного кадастра (подсекция «Археологическое наследие»). Намечено подготовить совместное решение Министерства культуры РФ и Роскомзема о порядке введения данных по памятникам истории и культуры и их зонам охраны в Единый государственный реестр земель.

Продолжена работа рабочих групп по ансамблям Московского Кремля и Троице-Сергиевой лавры (секция «Памятники архитектуры»), К сожалению, необходимо признать, что деятельность рабочих групп нередко не получает поддержки со стороны органов охраны субъектов Федерации, а порой и наталкивается на противодействие заказчиков реставрационных и строительных работ и административных органов в выдаче документации, что обусловлено ослаблением вертикали власти в области охраны наследия.

Существенной представляется работа секции «Госучет памятников и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия» по рассмотрению проектов законов Удмуртии и Башкортостана о различных аспектах охраны культурного наследия.

Инициативы секций и совершенствование методики охраны наследия

По инициативе секции было проведено значительное число заседаний, в том числе выездных, в ходе которых обсуждались сложные ситуации в ходе учета, проектировании, реставрации и сохранения памятников (подсекция «Историко-культурные заповедные территории» - 3, подсекция «Исторические города» - 2, подсекция «Этиология» - 6, секция «Памятники архитектуры» - 19, секция «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» - 7).

Подсекции «Историко-культурные заповедные территории» продолжала курировать состояние наиболее значимых охраняемых исторических территорий (зоны охраны древнего города Радонеж, усадьбы Середниково и Мураново, музей-заповедник «Куликово поле»). Подсекция «Исторические города» рассмотрела проектные предложения по корректировке границ зон охраны на территории Офицерской слободы в Смоленске (удалось избежать серьезного нарушения зон охраны) и в Ярославле (одобрен проект, содержащий детальную проработку квартала исторического города). Специалисты секции «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» провели выезды в Новгород, Владимир, Кострому. Это дало ощутимый эффект, так как вскрыло ситуацию на тех объектах, которые остаются вне сферы надзора федерального органа охраны памятников. Особенно перспективным направлением деятельности сектора представляется работа в области совершенствования методик охраны наследия.

Секцией «Исторические населенные места и заповедные территории» подготовлено инструктивное письмо о совершенствовании проектирования и утверждения Зон охраны памятников истории и культуры, которое было разослано всем субъектам Федерации. Полученные отзывы (Ленинградская обл., Новосибирская обл., Приморский край) свидетельствуют об актуальности данной проблемы. С учетом отзывов субъектов Федерации было проведено заседание «Зоны охраны недвижимых памятников истории и культуры и земли историко-культурного назначения. Методические вопросы» и решено разработать в 2000 г. «Инструкцию по организации земель историко-культурного назначения недвижимых памятников истории и культуры» и Дополнения к «Инструкции по организации зон охраны недвижимых памятников истории и культуры» (1986 г.) силами специально созданной рабочей группы.

Секцией «Государственный учет и экономико-правовое обеспечение сохранения культурного наследия» стали системно рассматриваться вопросы изменения охранного статуса и категорий охраны памятников, подготовлены методические материалы по инвентаризации памятников и экспертизе. Секция приняла участие в подготовке и обсуждении Государственной Думой РФ проекта Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ».

Секцией «Монументальное и декоративно-прикладное искусство» обсуждены пособие по оптимальному поддержанию температурно-влажностного режима в памятниках архитектуры с монументальной живописью и инструкция по ведению реставрационных работ на памятниках монументальной живописи, проведены заседания по методике консервационных работ по белому камню и разработке нового варианта «Инструкции по ведению реставрационных работ на произведениях монументальной живописи».

Весьма продуктивным для совершенствования методики охраны археологического наследия оказалось проведенное секцией «Исторические населенные места и заповедные территории» (с участием археологов) рассмотрение «Историко-культурного зонирования г. Иркутска». Одобрена «Схема оперативного археологического зонирования г. Иркутска» - документ, содействующий работе госорганов по охране памятников и обеспечивающий постадийное проектирование зон охраны памятников археологии. «Схема» рекомендована для использования в других регионах как приложение к решениям администраций о постановке на охрану памятников археологии города или административного района. Одобряя представленные разработки как ценное ноу-хау по охране наследия, секция отмстила, что они ни в коей мере не могут подменять зоны охраны недвижимых памятников истории и культуры.

Публикационная деятельность

Влияние работы ФНМС на научные разработки в области охраны наследия пока трудно оценить. Однако оно, разумеется, не исчерпывается исследованиями, которые непосредственно построены на этом материале (сотрудниками сектора опубликовано более 20 работ). Среди них следует выделить два издания. В сборнике статей «Мониторинг археологических памятников и земельный кадастр.- М., 2000», выпущенном РНИИ культурного и природного наследия, продемонстрированы многоплановые связи памятников археологии и исторического ландшафта. На основе данных многолетних наблюдений проанализированы факторы, влияющие на состояние памятников археологии, сформулированы предложения об охране археологического наследия с помощью методов контроля землепользования и с учетом возможностей, которые открывает «Закон о земельном кадастре». Секция «Госучета памятников и экономико-правового обеспечения сохранения культурного наследия» выпустила издание «Охрана культурного наследия России. 17-20 вв. Хрестоматия / Сост. Потапова Н.А., Сухман Т.И.- М., 2000». РГПФ поддержал проект научного сотрудника сектора И.И. Завьяловой «Комплексные исследования историко-культурных и природных территорий Московской области для организации зон охраны исторических усадебных комплексов», который разрабатывается ею в русле диссертационной работы «Зоны охраны исторических усадебных комплексов как объекты ландшафтной архитектуры».

Ряд конференций был проведен подсекцией «Историко-культурные заповедные территории» (конференция ландшафтных архитекторов в Союзе архитекторов), секцией «Памятники архитектуры» (семинар в РГГУ по архитектурной археологии) и «Государственный учет и экономико-правовое обеспечение» (5 семинаров и выставки на международном семинаре менеджеров объектов наследия в Новгороде). Секция «Государственный учет и экономико-правовое обеспечение» приняла активное участие в организации и проведении Всероссийской конференции «Охрана и реставрация архитектурного наследия России» (февраль 2000).

Перспективы деятельности ФНМС

Первые два с половиной года работы ФНМС показали, что эта гибкая структура, объединяющая широкий круг специалистов, может значительно продвинуть вперед решение тех сложнейших задач, которые стоят перед нами в области охраны наследия.

В процессе деятельности ФНМС в поле зрения специалистов попадают вопросы, касающиеся методов и подходов, применяемых в различных сферах охраны памятников. В связи с этим весьма перспективным представляется инициирование и организация разработки комплексных методов охраны наследия и практические рекомендации по их применению. Следующим этапом может стать создание сети эталонных районов, в которых силами ФНМС мог бы быть организован мониторинг состояния наследия и эффективности применения методик его комплексной охраны. Уже сегодня многие из подобных районов по существу сложились и требуется лишь более систематично вести по ним работу (применительно к охране исторических территорий можно указать на Соловки, Белозерье, Радонеж, Бородино, Куликово поле, Таманский п-в и ряд других).

Другим направлением в совершенствовании деятельности ФНМС является ее координация с научно-методическими советами органов охраны субъектов Федерации.

Большие возможности ФНМС в области совершенствования методов и практики охраны наследия обусловлены двумя обстоятельствами. Во-первых, в поле зрения Совета попадает весьма широкая и разнообразная информация по наследию, которая отражает реальные проблемы охраны памятников. По существу эта информация является превосходным материалом для мониторинга состояния памятников и исторических территорий, а также деятельности по его исследованию, проектированию, реставрации и эксплуатации (секции возвращаются к рассмотрению документации по памятнику на разных стадиях). Во-вторых, в ходе обсуждения, в котором принимает участие широкий круг специалистов, удается апробировать методики охраны того или иного вида памятников, выявить узкие места самих методик и пределы, в которых они могут быть с наибольшим эффектом применены. Сочетание этих возможностей делает ФНМС уникальным инструментом для выработки (силами самого широкого круга специалистов, научных и проектных организаций) технологий охраны наследия и последовательностей их применения, а также их научного, методического и организационного обеспечения.

О СОСТОЯНИИ ОСНОВАНИЙ ФУНДАМЕНТОВ ПАМЯТНИКОВ СОЛОВЕЦКОГО МОНАСТЫРЯ

Т.В. Шилова

Ансамбль Соловецкого монастыря расположен на искусственно спланированной территории перешейка между морской Бухтой Благополучия и Святым озером. Перепад отметок с востока на запад составляет почти семь метров. Понимая пагубное влияние воды на фундаменты построек, строители монастыря приподняли территорию искусственной насыпью из привозного грунта. В течение веков здесь сформировался комплекс культовых построек, занимающий центральное место, окруженный замкнутым каре келейных и хозяйственных корпусов. В конце 16 века выстроена грандиозная валунная крепость с 6-ю башнями, окружившая монастырские постройки. Святое озеро являлось для монастыря поставщиком питьевой воды. Для удобства водоснабжения в северной половине монастыря был прорыт канал, проводивший воду из Святого озера в море через кухонные службы монастыря. Позже, при расширении монастырской застройки часть канала была засыпана, оставлен тупиковый участок, подводивший воду из озера к кухне.

Сброс вод Святого озера, пополнявшегося из расширяющейся озерно-канальной системы, осуществлялся через канал «Вешняк», расположенный южнее, за пределами монастырской территории. При Филиппе Колычеве, в середине 16 века был прорыт еще один канал, проводящий воду из озера через территорию монастыря. На нем были устроены мельницы с механическим приводом, заметно облегчившие трудоемкие работы. При дальнейшей неоднократной переделке и совершенствовании механизмов на одной из мельниц была установлена сукновальная машина и оборудование для размола дубильного корья для монастырского кожевенного завода. До нас дошло выстроенное в самом начале 17 века кирпичное здание мельницы с богато декорированной галереей. Здесь же, на канале, в 19 веке была устроена Портомойня - прачечная и братская баня. Канал, первоначально имевший вид открытого рва, был заключен в каменную облицовку и был скрыт под землей. У него 2 шлюза-регулятора, ныне не функционирующих.

С 18 века на Севере России и за ее пределами известен монастырский судоремонтный водоналивной док, расположенный в устье канала «Вешняк». Талантливые инженеры использовали сток озерно-канальной системы для наполнения дока. Устройство дока гениально в своей простоте и рациональности использования природных ресурсов. При расширении дока в 19 веке был выбран большой массив грунта вблизи стен крепости.

В 1910 году на канале «Вешняк» выстроена гидроэлектростанция, дававшая электроэнергию на освещение монастыря. При строительстве электростанции были прорыты дополнительные каналы для отвода вод от турбин ГЭС во время строительства и текущих ремонтов.

Еще раньше на «Вешняке» существовал лесопильный завод, где также использовалась энергия воды.

Подъем уровня воды в Святом озере заставил строителей подумать об укреплении его берегов у стен монастыря. В 80-х годах 19 века набережная озера была укреплена гранитной стенкой, опирающейся на деревянный ростверк, уложенный на ряд вертикальных деревянных свай. Для расширения набережной была выполнена подсыпка берега грунтом, вдоль набережной выполнен глиняный замок для предотвращения размыва берега.

С развитием монастырского хозяйства неизбежно росла потребность в воде, и Святое озеро из источника питья превращается в источник гидроэнергии. От первоначального уровня 6,4 м (по другим данным 4,5 м), благодаря регулированию местного стока и привлечению стоков других озер острова уровень озера постепенно был поднят до 8,5 м. В результате активизировались процессы гидрогеологического подпора, грунтовые воды вошли в зону древних погребений, достигли фундаментов зданий. В зону полного грунтового затопления попали и горизонты «гари», т. е. горизонты культурного слоя древней жизни. Плохое техническое состояние каналов, из которых дренируется вода, отсутствие регулированного отвода поверхностных вод, аварийное состояние водопроводных коммуникаций усугубляют положение дел.

Состояние грунтов в основании фундаментов памятников монастыря с точки зрения их устойчивости и прочности в изменившихся гидрогеологических условиях вызывают серьезные опасения. Литологический разрез участка представляет собой сложную картину. Техногенные грунты имеют развитие по всей территории кремля. По литологическому признаку толща техногенных грунтов подразделяется на пески различной крупности, супеси и валунник. Биогенные образования, обнаруженные между Пристенком и Архангельской башней представлены плохо разложившимся водонасыщенным торфом с включением растительных остатков и строительного мусора. Озерные отложения представлены песками, суглинками и илами. Мощность залегания - от 0,5 до 8 м со стороны Святого озера на ледниковых отложениях. Наиболее слабыми из них являются илы суглинистые, повсеместно текучие, рыхлые. Ледниковые отложения имеют распространение на глубине 5,5-16 м, составляют коренную основу разреза.

Гидрогеологические условия характеризуются повсеместным развитием грунтовых вод во всех слоях разреза. Глубина залегания от 0,5 до 3,8 м. Сопоставление коэффициентов фильтрации грунтов для отдельных слоев позволяет рассматривать их как среду, опасную с позиций развития суффозионных процессов. Эти процессы развиваются во времени с выносом тонкого материала из слабо в сильно-фильтрующие грунты, снижая тем самым прочностные характеристики всего инженерно-геологического разреза.

Для построения прогнозов инженерно-геологической деградации среды собранной информации не хватает. Наблюдения за деформациями памятников подтверждают опасения о состоянии оснований фундаментов. Особенно это касается зданий и сооружений, находящихся в районе активной фильтрации подземных вод. Это Поваренный и Казначейский корпуса, расположенные на трассе засыпанного северного канала, которые имеют просадки стен, указывающие на неблагополучие фундаментов. На этой же трассе в 17 -18 вв. были расположены монастырские постройки - казенная палата и Филипповская церковь, каждая из которых простояла не более 100 лет. Впоследствии они были разобраны из-за разрушения фундаментов. Келейные корпуса (Благовещенский и Настоятельский) вдоль западного фланга застройки, стоящие на перепаде высот имеют видимые просадки фундаментов и находятся в аварийном состоянии.

Особенное беспокойство вызывают сооружения крепости. Огромный вес и слабая устойчивость к деформациям (по причине неравномерности распределения напряжений внутри крупновалунной кладки) требуют надежности оснований. За последние десятилетия наблюдаются выпадения отдельных камней из кладки стен и башен, была зачеканена образовавшаяся сквозная трещина на Прядильной башне, но причины ее появления выяснены не были. В последние годы идет активное развитие трещин на Белой башне. Так, контрольные маяки, поставленные 4 года назад, разошлись на 2-3 мм, а три из пяти, поставленных летом 1999 года, дали трещины через неделю. Трещины растут в длину и проникают на всю толщину стен башни. В конце 1980-х годов при строительстве теплотрассы, подходящей к стенам кремля у Белой башни был нарушен глиняный замок набережной. Вода по разрытой канаве подошла к стенам монастыря, затопив теплотрассу. Перемычка у озера кое-как восстановлена, теплотрасса так и не была достроена, но, возможно, это усилило негативные процессы в основании Белой башни.

Неблагополучна Архангельская башня, крепостная стена Пристенка в районе русла северного канала, как и участки набережной Святого озера, свайное основание которой попало в зону текучих озерных отложений. В тяжелом техническом состоянии находятся конструкции каналов - Мельничного, особенно «Вешняка». В случае разрушения и завала русла «Вешняка» последствия могут быть катастрофичны.

Ряд проблем очень широк. На одновременное их решение рассчитывать не приходится. Поэтому в первую очередь необходимо провести исследование оснований фундаментов и процессов, в них происходящих, определить запасы прочности оснований и прогнозы их изменений. Необходимо составить программу очередности мероприятий для устранения причин, вызывающих разрушения памятников. Нельзя допускать производства крупномасштабных земляных работ на территории монастыря без исследований гидрологических процессов в грунтах.

Л итература

1. Бахирева Л.В., Родина Е.Е. Инженерно геологические исследования с целью сохранения архитектурно исторических памятников на урбанизированных территориях (примеры зарубежного опыта) // Инж. геология. 1992. .№ 6. 121 - 127.

2. Бахирева Л.В., Яранцева Е.Е. Влияние природных и техногенных геологических процессов на состояние памятников и исторических мест (по данным зарубежных исследований) // Инж. геология. 1901. № 5. С. 100-106.

3. Бахирева Л.В. и др. Оценка геологического и геохимического риска в схемах охраны геологической среды культурно-исторических зон (на примере Московского региона) // Инж. геология. 1989. № 6 С. 36-47.

4. Бурак Л.Я., Рабинович Г.М. Техническая экспертиза жилых домой старой застройки.- Л.: Стройиздат, 1977.

5. Владимиров В.В., Микулина Е.М., Яргина З.Н. Город и ландшафт (проблемы, конструктивные задачи и решения). М.: Мысль, 1986.

6. Восстановление памятников культуры.- М.: Искусство, 1981.

7. Всемирное культурное и природное наследие. Документы, комментарии, списки объекта. - М.: Институт Наследия, 1999.

8. Вязкова О.Е. Эколого-геологичеекпе аспекты сохранения наскальных рисунков «Шишкинские писаницы // Инж. геология. 1992. .№ 2. С. 126- 131.

9. Гендель Э.М. Инженерные работы при реставрации памятников архитектуры.- М.: Стройиздат, 1980.

10. Дзекнер Е.С. Историческая территория как специфическая природно-техническая система // Задачи инженерной геологии в реставрации и сохранении памятников истории и культуры: Тез. докл. Всерос. научн, конф. Рязань, 1993. С. 6-7.

11. Задачи инженерной геологии в реставрации и сохранении памятников истории и культуры // Тез. докл. Всерос. Научн. конф. Рязань, 1993.

12. Зайцев А.С. Применение геофизических методов для оценки сохранности архитектурных памятников // Разведка и охрана недр. 1989. № 10. С. 58-60.

13. Закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» № 1387//Ведомости Верховного Совета РСФСР №51(1053) 21 декабря 1978 г.- М.: Изд. Верховного Совета РСФСР. С. 974-987.

14. Инструкции по заполнению паспорта и учетной карточки на памятник истории и культуры СССР / Приказ МК СССР № 153 от 27.03.72.

15. Инструкция по организации зон охраны недвижимых памятников истории и культуры СССР / Приказ МК СССР № 33 от 24.01. 86.

16. Кузнецов Л.П. Обзор законов, принятых субъектами РФ об охране историко-культурного и природного наследия (по состоянию на 1998 г.) // Наследие и современность. Информационный выпуск № 8. М.: Институт Наследия, 2000.

17. Купцов Л.Г. Оценка инженерно-геологических и экологических условий территории Рязанского кремля // Задачи инженерной геологии в реставрации и сохранении памятников истории и культуры: Teз. докл. Все poc. Научн. конф. Рязань, 1993. С. 18.....19.

18. Купцов А.Г., Романова Е.И. Структура глубинной охранной зоны памятников архитектуры // Геоэкология. 1995. № 4. С. 77-81.

19. Локшин Г.И., Лихачева Э.А., Лацика П., Крайчович Ю. Оценка вибрационного воздействия на территории города (на примере Москвы и Братиславы) // Инж. геология. 1991. № 4. С. 82-92.

20. Максименко В.И. Методы укрепительных работ в Италии // Строительство и архитектура Москвы. 1974. № 6. С. 28-30.

21. Методика реставрации памятников архитектуры / Под ред. Е.В. Михайловского. - М.: Стройиздат, 1977.

22. Методические рекомендации по подготовке Свода памятников истории и культуры СССР. Вып. III.- М., 1972.

23. Методические указания по выявлению и обследованию парков, природных ландшафтов (комплексов) на территории памятников истории и культуры / Утверждены МК РСФСР 31.08.1987.

24. Михайловский Е.М. Консервация Успенского собора в Рязани // Теория и практика реставрационных работ.- М.: Стройиздат, 1972. С. 03-74.

25. Мониторинг археологического наследия и земельный кадастр. Научн. ред. Ю.А. Веденин, С.В. Гусев.- М.: Институт Наследия, 2000.

26. Невечеря В.Л., Пашкин Е.М., Подборская В.О. Исследование влияния криогенного пучения на устойчивость памятников архитектуры Русского Севера // Инж. геология. 1991. № 6. С. 134-144.

27. Невечеря В.Л., Пашкин Е.М., Подборская В.О. Принципы организации мониторинга ансамблей памятников Русского Севера // Проблемы инженерной геологии и инженерной сейсмологии городов и урбанизированных территорий.- М., 1990. С. 75-70.

28. Невечеря В.Л., Подборская В.О. Принципы организации литомониторинга ансамблей памятников архитектуры Русского Севера (на примере Кирилло-Белозерского монастыря) // Инж. геология. 1991. № 4. С. 123 -133.

29. Новгородов В.Г. К. вопросу об обрушении памятников архитектуры // Инженерно-технические вопросы сохранения памятников истории и культуры.- М.: Изд-во МНС МК СССР, 1989. С. 84-92.

30. Орфинский В.П. Природная среда и памятник. В кн.: Памятники Отечества. М.: Современник, 1975. С. 137-143.

31. Основные служебные материалы по отраслям культуры за 1970-1986 годы. Выпуск 6: Памятники истории культуры. Часть II Первичная учетная документация на памятник истории и культуры. Методические рекомендации (продолжение).- М.. 1988.

32. Охрана и реставрация памятников архитектуры.- М.: Стройиздат, 1981.

33. Охрана памятников истории и культуры: Сборник документов М. 1972.

34. Положение об охране и использовании памятников истории и культуры / Пост. СМ СССР от 10.09.82 (№ 865).

35. Павлова Л.К. Музей охраны и реставрации памятников к.- Методический научно-исследовательский и учебный центр // Инженерно-технические вопросы сохранения памятников истории и культуры.- М.: Изд-во МНС МК СССР, 1989. С. 120-127.

36. Пашкин Е.М. Влияние антропогенных изменений пород на сохранение памятников архитектуры. В кн.: Памятники Отечества.- М.: Современник, 1975. С. 158-163.

37. Пашкин. Е.М. Инженерно-геологические условия сохранения культурного слоя// Историко-культурное наследие. Памятники археологии Центральной России: охранное изучение и музеефикация: Матер. научн. Конф. - Рязань, 1994. С. 16- 21.

38. Пашкин Е.М. Проблема сохранения культурной среды в городах // Памятники Отечества. 1987. № 15. C.104-107.

39. Пашкин Е.М, Усиление фундаментов и оснований с помощью корневидных cвай. Методика реставрации памятников архитектуры. М.: Стройиздат, 1977. С. 146-147.

40. Пашкин Е.М., Бессонов Г.В. Диагностика деформации памятников архитектуры.- М.: Стройиздат, 1984.

41. Пашкин Е.М., Вязкова О.Е. Геоэкологический подход при сохранении памятников истории и культуры // Геоэкология. 1994. № 2. С. 137-143.

42. Пашкин Е.М., Дзекнер К.С. Никифоров Л. А. Мониторинг культурного слоя как элемента геологической среды// Геоэкология. 1995. .№ I. С. 123-127.

43. Пашкин Е.М., Домарев О.В., Курделова Л.В., Сосков П.Л. Изучение инженерно-геологических условий садово-парковых ансамблей // Инж. геология. 1992. № 2. С. 132-137.

44. Пашкин Е.М., Подборская В.О. Причины деформаций памятников русской архитектуры//Инж, геология. 1987. № 1. С. 106 - 113.

45. Подборская В.О. О причинах деформации памятников архитектуры и зданий исторической застройки территории Государственной библиотеки СССР им. В.П. Ленина // Инж. геология. 1988. № 1. С. 40-53.

46. Подборская В.О. Особенности инженерно-геологических условий территории Кирилло-Белозерского монастыря // Инженерно технические вопросы сохранения памятников истории и культуры.- М.: Изд-во МНС МК СССР, 1989. С. 35-43.

47. Подьяпольский С.С. Бессонов Г.В. и др. Реставрация памятников архитектуры.- М.: Стройиздат, 1988.

48. Полуботко А.А. Инженерно геологические причины деформации промышленных и гражданских зданий// Геология и разведка. 1970. .№ 8. С. 79-83.

49. Полуботко А.А. К вопросу изучения инженерно-геологических причин деформации промышленных и гражданских зданий // Геология и разведка. 1968. № 4. С. 92-96.

50. Практика реставрационных работ// Сборник первый.- М.: Изд-во архитектуры и градостроительства, 1950.

51. Практика реставрационных работ // Сборник второй.- М.: Изд-во архитектуры и градостроительства, 1958.

52. Рекомендации по охране окружающей среды в районной планировке. - М.: Стройиздат, 1998.

5.4. Сорочин К.А., Скальный B. C., Косыгин Е.В. Концептуальные проблемы подтопления подземных городов и проектирования инженерных эколого-защитных мероприятий. Труды международной конференции «Подземный город: геотехнология и архитектура». Санкт-Петербург, 1998.

54. Составление и ведение Государственного Свода особо ценных территорий природного и природно-историко-культурного наследия народов Российской Федерации (Методические рекомендации).- М.: Ц, BOOM и лаборатория региональной экологии, 1997.

55. Теория и практика реставрационных работ.- М.: Стройиздат, 1972.

56. Флоренский К.П. О сохранении памятников культуры // Памятники Отечества.- М.: Современник, 1975. С. 44-58.

57. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия.- М.; Институт Наследия, 1999.

58. Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия,- М.: Институт Наследия, 2000.

59. Экологический мониторинг культурного наследия. Анализ и документы.- М.: Институт Наследия, 1990.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Совместное обращение
Министра культуры Российской Федерации
и Председателя Государственного комитета Российской Федерации
по охране окружающей среды в администрации субъектов
Российской Федерации по вопросу экологического
мониторинга недвижимых объектов
культурного наследия

Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей среды при участии Министерства культуры Российской Федерации на протяжении ряда лет осуществляет подготовку ежегодного государственного доклада о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации, где имеется раздел, посвященный мониторингу влияния экологических факторов на состояние культурного наследия на федеральном уровне.

Учитывая высокую социальную значимость проблемы сохранения памятников истории и культуры страны и все возрастающую важность контроля за воздействием на них экологических факторов, Минкультуры России и Госкомэкологии России считают необходимым дальнейшее развитие этой работы на региональном уровне. В связи с этим предлагаем Вам принять участие в подготовке раздела «Влияние экологических факторов на состояние культурного наследия» и его публикации в ежегодных региональных докладах о состоянии окружающей природной среды начиная с докладов за 1999 год.

При подготовке указанного раздела рекомендуется руководствоваться структурой отражения экологического мониторинга культурного наследия, содержащейся в соответствующих разделах федеральных государственных докладов, а также соответствующих докладов ряда субъектов Федерации (Республики Дагестан и Удмуртия, Корякский и Чукотский автономные округа, Астраханская, Камчатская, Курганская, Омская, Самарская, Тульская, Пензенская области и др.). Работу по подготовке раздела, на наш взгляд, необходимо организовать управлениям (министерствам, комитетам) по культуре администраций субъектов Российской Федерации в тесном взаимодействии с территориальными органами Госкомэкологии России с привлечением местных специалистов и научных сотрудников.

Наше предложение вызвано тем обстоятельством, что Минкультуры России не во всех регионах имеет территориальные органы, которые могли бы организовать эту работу на местах, а территориальные органы Госкомэкологии России в настоящее время не осуществляют мониторинг влияния экологических факторов на состояние культурного наследия. Общее научно-методическое руководство ведением экологического мониторинга культурного наследия осуществляет PНИИ культурного и природного наследия (адрес: 129366, Москва, ул. Космонавтов, 2, директор - Ю.А. Веденин, телефон 286-1319, факс 286-1324, электронная почта heritage @ min - net . ru).

Министр культуры Российской Федерации

В. К. Егоров

7.11.99 г. № 01-190/16-32

Председатель Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды

В.И. Данилов-Данильян

20.10.99 № 01-16/24-261

Резолюция научно-практического семинара «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия»

Принята на заключительной сессии семинара 2 декабря 1999 г.

Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия Министерства культуры Российской Федерации и РАН при поддержке Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды и Министерства культуры России организовал и провел в Москве с 29 ноября по 2 декабря 1999 г. в рамках проекта «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия в регионах Центра и Севера России» Программы «Распространение опыта и результатов» (РОЛЛ) Института Устойчивых Сообществ научно-практический семинар «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия».

В семинаре приняли участие более 60 специалистов в области теории и практики охраны культурного наследия и экологической политики из центрального аппарата Министерства культуры России, Госкомэкологии, их региональных органов из 15 субъектов федерации, представители академической и вузовской науки из Москвы и регионов Севера и Центра России. На пленарном и секционных заседаниях было заслушано и обсуждено около 30 докладов, большая часть участников семинара выступила на «круглом столе», посвященном наиболее актуальным проблемам становления экологического мониторинга культурного наследия в регионах страны.

Учитывая высокую социальную значимость проблемы сохранения памятников истории и культуры страны, признавая важность проблемы совершенствования системы экологического мониторинга недвижимых объектов культурного наследия в России, положительно оценивая опыт Института Наследия в этой сфере, и исходя uз необходимости ускоренного развития этой работы в регионах страны, участники семинара на своем заключительном заседании решили обратиться к соответствующим федеральным и региональным органам власти со следующими оценками, предложениями и рекомендациями:

Участники Семинара:

1. Одобряют и поддерживают обращение Министра культуры РФ В.К. Кторова и Председателя Госкомэкологии России В.П. Данилова-Данильяна в Администрации субъектов Российской Федерации с предложением о налаживании в регионах страны системы экологического мониторинга культурного наследия и отражении его результатов в ежегодных докладах о состоянии окружающей природной среды регионов, начиная с докладов за 1999 год.

2. Считают необходимым и возможным введение системы экологического мониторинга культурного наследия в тех регионах страны, где это еще не осуществлено, начиная со следующего - 2000 года.

3. Призывают соответствующие региональные органы власти создать режим наибольшего благоприятствования для ведения систематических наблюдений за состоянием культурного наследия и его отражения в региональных экологических докладах, в федеральном докладе «О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации», в средствах массовой информации, а также просят Госкомэкологии России изыскать возможности обеспечения региональных библиотек Mинкультуры ежегодными федеральными государственными докладами о состоянии окружающей природной среды.

4. Призывают региональные органы охраны культурного наследия и органы охраны природы к налаживанию эффективного взаимодействия в деле формирования и совершенствования экологического мониторинга памятников истории и культуры, обращают внимание этих органов на целесообразность привлечения к этой работе местных ученых и специалистов, преподавателей и студентов вузов, краеведов, общественных организаций и других причастных к охране наследия сил.

5. Предлагают Институту Наследия продолжить работу по выявлению позитивного отечественного и зарубежного опыта ведения экологического мониторинга наследия, его обобщению, адаптации, развитию и унификации, а также его распространению посредством публикаций, проведения научно-практических семинаров и т. п.

6. Просят Минкультуры РФ, Госкомэкологию и РАН содействовать Институту Наследия в осуществлении координационных функций в развитии методических основ ведения экологического мониторинга культурного наследия в стране, в том числе - посредством разработки в 2000 г. проекта соответствующих методических рекомендаций, и внедрению позитивного отечественного и зарубежного опыта в практику государственной экологической и культурной политики.

7. Предлагают федеральным и региональным органам образования и просвещения включить проблему сохранения культурного наследия страны и ее регионов, в том числе вопросы мониторинга его экологического состояния, в число приоритетов в системе образования и подготовки кадров.

8. Считают необходимым привлечение внимания политических сил страны к проблеме кризисного состояния ее культурного достояния и вовлечение в деятельность по его охране максимально широких масс местного населения, для чего следует полнее использовать все доступные каналы массовых коммуникаций.

9. Обращаются к Министерству культуры РФ, Госкомэкологии России и Федеральной лесной службе РФ с просьбой включить в программу деятельности находящихся в их ведении учреждений (музеев-заповедников, заповедников, национальных парков) разработку методических основ экологического мониторинга объектов культурного наследия в регионах.

10. Обращаются к Министерству культуры РФ и Госкомэкологии России с предложением о систематическом (ежегодном) проведении семинаров по совершенствованию экологического мониторинга культурного наследия, приурочивая их к началу работы по подготовке; ежегодного государственного доклада о состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации.

11. Обращаются в экологические фонды страны всех уровней с просьбой оказать поддержку в создании и развитии систем экологического мониторинга наследия в регионах.

12. Предлагают рассматривать налаживание экологического мониторинга в регионах и в стране в целом как важнейшее в современных условиях направление политики в отношении наследия, как важнейшую предпосылку воспитания экологической и общей культуры молодежи и общества в целом.

13. Информируют о состоявшемся семинаре и принятом на нем решениях федеральные органы власти, причастные к проблеме сохранения культурного наследия страны, и администрации субъектов федерации посредством рассылки настоящей резолюции и ее публикации.

В заключение участники Семинара выражают искреннюю признательность Программе РОЛЛ Института Устойчивых Сообществ за обеспечение возможности проведения полезной и плодотворной межведомственной встречи специалистов в области культуры и экологии и за поддержку проекта «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия в регионах Центра и Севера России» в целом.

Список регионов Российской Федерации, ведущих экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия

Регион

Название раздела в госдокладе

1

Архангельская область

«Культурное наследие Архангельской области»

2

Смоленская область

«Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия»

3

Мурманская область

«Влияние экологических факторов на состояние культурного наследия. Проблемы малочисленных народов Севера на территории Мурманской области в контексте устойчивого развития»

4

Рязанская область

«Влияние экологических факторов на состояние культурного наследия»

5

Владимирская область

«Экологический мониторинг культурного наследия»

6

Тульская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

7

Ярославская; область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

8

Санкт-Петербург и Ленинградская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

9

Омская область

«Влияние экологических факторов среды обитания на сохранение культурного наследия»

10

Краснодарский край

«Памятники истории и культуры»

11

Ставропольский край

«Влияние апологических факторов на сохранение культурного наследия»

12

Кабардино-Балкарская Республика

«Влияние апологических факторов на сохранение памятников истории п культуры»

13

Карачаево-Черкесская Республика

«Влияние экологических факторов па сохранение культурного наследия»

14

Курганская область

«Влияние экологических факторов на сохранение объектов культурного наследия»

15

Самарская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

16

Корякский автономный округ

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

17

Чукотский автономный округ

«Состояние объектов историко-культурного наследия»

18

Саратовская область

«Влияние экологических факторов на состояние культурного наследия»

19

Чувашская Республика

«Влияние экологических факторов на состояние культурного наследия»

20

Ямало-Ненецкий автономный округ

«Влияние экологических факторов па сохранение культурного наследия»

21

Республика Адыгея

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

22

Республика Марий Эл

«Влияние экологических фактором на памятники истории и культуры»

23

Курская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

24

Тамбовская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

25

Камчатская область

«Памятники истории и культуры Камчатской области»

26

Республика Дагестан

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

27

Республика Удмуртия

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

28

Кировская область

«Влияние факторов среды на культурное наследие»

29

Свердловская область

«Влияние факторов среды на сохранение культурного наследия»

30

Пензенская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

31

Астраханская область

«Влияние экологических факторов на сохранение культурного наследия»

Государственный доклад
«О состоянии окружающей природной среды
Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 1999 году»

ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИя

Памятники истории и культуры

Санкт-Петербург и Ленинградская область относятся к числу регионов с наиболее высоким потенциалом культурного наследия различных эпох. Разнообразные памятники истории и культуры, к числу которых относятся отдельные объекты культурного наследия, их ансамбли, исторические поселения, историко-культурные местности и другие недвижимые объекты, являются жизненно важной, неотъемлемой частью окружающей среды региона.

Статус исторического имеют такие города региона, как Выборг ( XIII в.), Гатчина, Ивангород, Кингисепп, Кронштадт, Лодейное Поле, Ломоносов, Луга, Новая Ладога, Петрокрепость (Шлиссельбург), Приозерск, Старая Ладога, Тихвин, и пос. Ропша.

В Санкт-Петербурге создан своеобразный музей садово-паркового искусства, в котором представлены уникальные произведения русской ландшафтной архитектуры от первой четверти XVIII века до наших дней.

Общее количество памятников истории и культуры в регионе - 15850, из них взяты на учет и поставлены под охрану государством - 11259, вновь выявленных - 4591.

Как и другие компоненты окружающей среды, памятники истории и культуры подвергаются воздействию множества факторов экологического риска как естественного, так и антропогенного происхождения.

Данные наблюдений за состоянием объектов культурного наследия в регионе представлены в табл. 12.1.

Таблица 12.1

Данные о состоянии объектов культурного наследия в регионе

Территория

Общее количество памятников

Количество утраченных памятников

Количество памятников, находившихся в 1999 г. под негативным воздействием экологических факторов

Затраты на охрану культурного наследия, млн. руб.

всего

в т. ч. на госохране

всего

в т. ч. в 1999 г.

естественного происхождения

антропогенного происхождении

всего

в том числе

нарушения геологической среды

загрязнение воздушного бассейна

Санкт-Петербург

9944

9944

7

13

1304

14

179

54,3

Ленинградская область

3200

1315

320

11

1700

1500

1

20

14,9

Регион в целом

13144

11259

18

1713

2804

15

190

69,2

Всего в регионе под негативным воздействием экологических факторов находилось 171.3 памятников истории и культуры, в том числе под воздействием факторов антропогенного происхождения - 2804 объекта.

Полностью утрачено в 1999 г. 18 памятников. Показатели утраты памятников в 1999 г. на фоне их общего количества в регионе относительно невелики (0,1 %) и сохраняются приблизительно на уровне прошлых лет. Однако, наряду с абсолютным, происходит относительное (частичное) снижение культурного потенциала вследствие воздействия природных и антропогенных факторов риска на значительную часть объектов культурного наследия.

Среди факторов естественного происхождения особую роль играли абразия берегов, оползни, эрозия и некоторые другие. Оползни и абразия берегов угрожают подпорной стене Приоратского дворца и павильону Венеры в г. Гатчине; эрозия почвы проявилась на Княжьей Горке, в дер. Горки возле кирхи дворцово-паркового ансамбля Ропша.

В 1999 г. специфическим фактором воздействия на состояние памятников стали сильнейшие ураганы; от них в Санкт-Петербурге пострадали Московский и Приморский парки Победы; Екатерининский и Александровский парки г. Пушкина;

Павловский, Александрийский, Нижний парки, парки «Сергиевка», «Собственная дача», «Александрия» г. Петродворца; Орловский парк пос. Стрельна.

Другим стихийным бедствием, приведшим к ухудшению технического состояния многих объектов культурного наследия, стало наводнение, зарегистрированное 30 ноября 1999 г.

Среди антропогенных факторов выделялись загрязнение воздушного бассейна, вибрация, подтопление территорий и другие виды нарушения геологической среды.

В Санкт-Петербурге, в условиях крупного промышленного центра, скульптурные памятники, находящиеся на открытом воздухе, испытывают разрушительное воздействие. Оно складывается из химического загрязнения воздушного бассейна за счет резкого роста вклада выбросов автомобильного транспорта; вибрации, увеличивающейся вследствие роста автомобильного парка; существенного потепления климата в зимний период, провоцирующего широкое распространение биологических поражений. Агрессивные факторы среды ускоряют процессы перерождения поверхностного слоя бронзы, мрамора, известняка и даже гранита. В числе историко-культурных объектов города, пострадавших от негативного воздействия экологических факторов в 1999 г. значатся:

набережные Большой и Малой Невы;

павильон минеральных вод Верландера в пос. Можайский;

Адмиралтейство, Проводной канал, набережные и мосты г. Кронштадта.

169 объектов культурного наследия города под воздействием загрязнений воздушного бассейна и биологического поражения находятся в аварийном состоянии. Под воздействием вибрации пострадал комплекс зданий мызы графов Стенбок-Фермеров (Белый замок).

В Ленинградской области под воздействием агрессивных атмосферных загрязнений находилось 1000 объектов. Загрязнение воздушного бассейна губительным образом отразилось на бронзовых бюстах комплекса научного городка Павлово-Колтуши (интенсивное образование патины, ведущее к ускоренной деструкции материала). Под пагубным воздействием вибрации находилось 18 памятников и их комплексов: страдают от вибрации, участки, прилегающие к шоссе с южной стороны Большого Дворцового каре Дворцово-паркового ансамбля Рошпа; увеличились антропогенные нагрузки и вибрация на территориях, прилегающих к крепости Иван-город.

Биологическое поражение памятников является одним из основных факторов экологического риска в регионе. Для эффективного противодействия процессам биоразрушения исторического наследия, по данным общественного фонда «Противодействие биоразрушению городской среды Санкт-Петербурга» необходимо 1,5-2,0 млрд. долларов в год.

Острой проблемой остается влияние на памятники культуры изменение уровня грунтовых вод и подтопление территорий. Под воздействием этих факторов находилось 9 объектов культурного наследия Ленинградской области (в бассейнах рек Луга, Волхов и др.). Пострадали:

Дворцово-парковый ансамбль Ропша - подтопление территории и изменение уровня грунтовых вод вследствие изменения в хозяйственных целях пропускного режима исторической водной системы парка; исключение части прудов и проток из единой действующей водной системы; разрушение отдельных архитектурных элементов (плотин) водной системы;

Дворцово-парковый ансамбль Гостилицы - изменение уровня грунтовых вод ландшафтной части парка из-за неправильного режима использования водной системы в связи с забором питьевой воды из источников для нужд населения;

Дворцово-парковый ансамбль Тайцы - изменение уровня грунтовых вод, уменьшение объема воды в действующих протоках и прудах в связи с забором питьевой воды для нужд населения из мощных природных источников.

В Санкт-Петербурге из-за высокого уровня грунтовых вод и повышения культурного слоя произошло нарушение гидроизоляции 17 зданий в г. Кронштадте, 8 - в Калининском, 5 - в Кировском, 3 - в Выборгском, 950 - в Центральном районах.

В результате весеннего половодья максимальные уровни на большинстве рек превысили норму - на 0,5-1,5 м; наблюдалось подтопление в г. Тосно, в населенных пунктах в нижнем и верхнем течении р. Оять, в г. Любани, в результате чего нанесен ущерб многим памятникам культуры. В Санкт-Петербурге вследствие подтопления и паводков пострадали парк Дудки в г. Сестрорецке, парки «Александрия», Нижний, Александрийский в г. Петродворце, парк Елагина острова, сад «Озерки» (район Суздальских озер), Приоратский парк и парк «Сильвия» г. Гатчины, парк «Овражный» г. Кронштадта.

Экологически агрессивная среда ускоряет естественное разрушение памятников вследствие старения. В последние годы в Ленинградской области отмечается разрушение памятников деревянного зодчества XV- XVIII веков.

Специфической социально-экологической проблемой сохранения культурного наследия остаются проявления вандализма и варварства:

распашка парковых ландшафтов под огороды и использование элементов усадебных построек комплекса Альбрехтов в пос. Котлы местными жителями в качестве строительного материала;

расхищение местным населением остатков уничтоженного огнем здания заводоуправления в пос. Дружная горка Гатчинского района;

распашка и использование в сельскохозяйственных целях ландшафтных полян вдоль западной границы парка Дворцово-паркового ансамбля Тайцы;

расхищение местными жителями пострадавшей от пожара усадьбы «Дылицы» в пос. Елизаветино Гатчинского района;

хищения металлических плит и бронзовых деталей мемориалов, повреждения мраморных надгробий в результате хулиганства на воинском мемориале в Гостилицкой волости Ломоносовского района.

Другой стороной этой проблемы является пренебрежение к духовным ценностям прошлого. Так, в результате строительства автомобильной дороги сократилась территория парка в усадьбе Салтыкова-Щедрина (Гатчинский район).

Другая форма пренебрежения к памятникам прошлого - их бесхозность. Именно в таком состоянии находится в настоящее время практически утраченный памятник архитектуры и культуры - береговая станция железнодорожной станции Калище, числившаяся до середины 90-х годов как памятник, охраняемый государством.

В результате бесхозяйственности в аварийном состоянии находятся 9 объектов в г. Гатчина; 6 объектов - в Красносельском, 7 - в Калининском, 10 - в Московском, Кировском и Фрунзенском, 12 - в Выборгском районах Санкт-Петербурга, 33 объекта - в г. Кронштадте.

Уникальный памятник архитектуры в стиле модерн, усадьба Елисеевых-Фоминых в Белогорке Гатчинского района, пользователем которого является ВНИИСХ «Белогорка» отделения Академии сельскохозяйственных наук по нечерноземной зоне, заброшен, не отапливается и разграбляется. Решить вопрос о передаче памятника иному пользователю с помощью переговоров не удалось. Требуется изъятие памятника через суд с возмещением ущерба.

Гатчинский завод «Авангард», занимающий в настоящее время церковь во имя св. Петра, препятствует евангелическо-лютеранской общине вступить в пользование церковью, несмотря на принятое 23.11.98 судебное решение.

Одной из острых экологических проблем стало визуальное загрязнение ценных исторических ландшафтов, выразившееся в экологически нерегламентированной застройке. Активное вторжение в историческую часть современной застройки, насыщение административными и деловыми учреждениями, предприятиями торговли приводит к нарушению исторически сложившихся и, как правило, наиболее экологичных объектов с точки зрения планировочной структуры и архитектурного облика, визуальному нарушению ландшафтов.

Так, экологически нерегламентированная застройка пос. Ропша и размещение садоводства из-за нехватки естественных запасов питьевой воды привели к использованию вод источника Иордань, питавшего водную систему Дворцово-паркового ансамбля Рошпа, для нужд питьевого водоснабжения. Строительство на исторической территории комплекса жилых домов, выставочного павильона и промышленных сооружений Рыбводхоза, а также нарушение режима застройки в системе зон охраны вызвали визуальное нарушение ландшафтов.

В Дворцово-парковом ансамбле Гостилицы в результате строительства садоводства уничтожена связь ансамбля с Колокольной горой; осуществлено несанкционированное строительство современных хозяйственных построек на территории Потешной крепости; не по назначению используются исторические постройки - Оранжереи, Чайный домик.

Строительство таможни в Ивангороде привело к значительному увеличению антропогенных нагрузок на крепость.

Развитие торговых зон, нерегламентированная застройка, выделение огородов и самозахват парковых территорий оказали свое негативное влияние на многие парки Санкт-Петербурга: Александровский парк, парк дачи Салтыковой, Московский парк Победы, парки в Шувалово-Озерки; парк Нагорный в пос. Можайский; Отдельный парк г. Пушкина; Александрова дача г. Павловска; парк дачи Самойловой пос. Антропшино; Собственная дача и Луговой парк г. Петродворца; парк Осиновая Роща, дача Толстого, участок комендантской дачи, территории Адмиралтейства, Петровский парк г. Кронштадта.

Разрушается из-за использования не по назначению, несанкционированных перестроек и перепланировок, отсутствия грамотной эксплуатации сети почтовых станций: д. Ополье Кингисеппского района, д. Каськово, д. Чирковицы Волосовского района, д. Кипень Ломоносовского района Ленинградской области.

Из-за низкой водообеспеченности и искусственно созданных перемычек, а также сточных вод местами пересыхает русло Староладожского канала в Шлиссельбурге. Образующиеся застойные участки зарастают, заболачиваются, начинаются процессы разложения и гниения.

Неорганизованные бытовые стоки, вызывающие загрязнение окружающей среды, также оказывают негативное влияние на объекты культурного наследия.

Музеи-заповедники

Особыми учреждениями культуры являются музеи-заповедники. Их специфическое отличие от других музеев состоит в явной территориальной выраженности - большинство из них фактически является особо охраняемыми историко-культурными и природными территориями. Их территориям свойственны важные экологические (природоохранные) функции.

Близкими к музеям-заповедникам по своим функциональным особенностям и статусу являются музеи-усадьбы.

Музеи-заповедники и музеи-усадьбы (МЗ) относятся к числу наиболее ценных объектов культурного наследия. Их состояние в последние годы все в большей степени предопределяется экологической ситуацией. Однако специального контроля за экологической ситуацией в местах расположения музеев-заповедников и музеев-усадеб в регионе пока не ведется.

Данные о музеях-заповедниках и музеях усадьбах Санкт-Петербурга и Ленинградской области приведены в табл. 12.2.

Таблица 12.2

Музеи-заповедники и музеи усадьбы Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Местонахождение объекта

Наименование объекта

Площадь, га

Музеи-заповедники

г. Санкт-Петербург

Историко-культурный заповедник «Петропавловская крепость»

26

г. Петродворец

Государственный музей-заповедник «Петергоф»

265

г. Павловск

Государственный музей-заповедник «Павловск»

600

г. Пушкин

Государственный музей-заповедник «Царское село»

314

г. Ломоносов

Государственный музей-заповедник «Ораниенбаум»

162

г. Гатчина

Государственный историко-художественный музей-заповедник «Гатчина»

147

г. Выборг

Государственный историко-архитектурный и природный заповедник «Парк Монрепо»

163

г. Старая Ладога

Староладожский историко-архитектурный и археологический музей-заповедник

190

г. Кировск

Военно-исторический и мемориальный музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда»

30

пос. Ильичево

Историко-этнографический музей-заповедник «Ялкала»

9,9

Музеи-усадьбы

г. Гатчина

Гатчинский литературно-мемориальный музей-усадьба П.Е. Щербова

0,3

с. Рождествено (Гатчинский район)

Литературно-мемориальный историко-художественный музей-усадьба В.В. Набокова «Рождествено»

16

дер. Выра (Гатчинский район)

Музей-усадьба «Станционный смотритель»

1,5

дер. Кобрино (Гатчинский район)

Музей-усадьба Арины Родионовны

0,13

Приютино г. Всеволожск

Литературно-художественный музей-усадьба «Приютино»

13

п/о Извара

My зей-усадьба Н. K . Рериха «Извара»

58

Факты экологического неблагополучия наблюдаются в большинстве музеев-заповедников и музеев-усадеб. Отмечаются загрязнение воздушного бассейна, загрязнение водных объектов, подтопление территорий, деградация растительного покрова.

Проблемы, связанные с загрязнением воздушного бассейна. Загрязнение атмосферного воздуха, отмеченное на территориях музеев-заповедников и музеев-усадеб, связано, в основном, с выбросами автотранспорта и мелких котельных (преимущественно пыль, оксиды углерода, азота и серы).

Выбросы автотранспорта и 23 котельных г. Павловска, работающих на твердом топливе, выбросы плавильного производства г. Колпино губительно воздействуют как на архитектурные памятники, так и на растительные композиции Государственного музея-заповедника «Павловск».

От производственных и автотранспортных выбросов Монетного Двора страдает позолота и медная облицовка шпиля Петропавловской крепости.

Как правило, масштабы загрязнения водоемов в каждом отдельном случае невелики. Однако, проявляясь в течение многих лет, загрязнение водоемов может стать еще одной экологической проблемой музеев-заповедников региона.

Петергофская водопроводная система, являясь неотъемлемой частью Дворцово-паркового ансамбля, питает своей водой знаменитые петергофские фонтаны. В настоящее время водопроводная система, которая является уникальным памятником инженерной мысли, сильно загрязнена. Необходимы срочные меры по очистке и реконструкции водопроводящей системы Петергофа.

В дворцово-парковых комплексах Санкт-Петербурга имеется множество прудов и мелких рек. Слабая проточность, засорение и заиление прудов, зарастание их ряской, а также загрязнение бытовыми и ливневыми стоками близлежащих городов отмечаются в Царском селе, Петергофе, Павловске, Ораниенбауме, Гатчине. В воде отмечается повышенное содержание азота, низкое содержание кислорода. Донные отложения содержат повышенные концентрации тяжелых металлов.

Проблемы Петропавловской крепости связаны с Монетным Двором. Слив в канализацию отработанных технических вод отравляет грунты и вызывает активную электрокоррозию подземных коммуникаций. Отмечается также общая загрязненность вод р. Невы и Кронверкской протоки, негативно влияющих на береговую зону Заячьего острова.

Для музеев-заповедников региона характерны и проблемы, связанные с подтоплением территории.

«Петергоф». В Верхнем и Нижнем парках, в парке «Александрия», усадьбе «Знаменка» разрушена мелиоративная дренажная система, отводившая избыточные грунтовые воды и ливневые стоки, сочатся прогнившие трубы многочисленных фонтанов и бассейнов. Почвы парков, особенно Нижнего, постоянно находятся в переувлажненном состоянии, газоны заболачиваются, многовековые деревья угнетены и постепенно вымирают. Ежегодно снимается до 1400 деревьев, из которых более 400 дубов в возрасте от 50 лет и старше. В результате переувлажнения грунтов разрушаются основания скульптурных композиций.

«Ораниенбаум». Капитальный ремонт мостов, трубопереездов и других мелиоративных систем не производился с послевоенных лет и, несмотря на периодические чистки канав, подтопление территории прогрессирует. Утрачиваются исторически сложившиеся ландшафтные районы парка: утрачены Фигурные прудки, подмываются и рушатся фундаменты и подпорные стенки Большого (Меншиковского дворца), заболачивается территория Оранжерейного хозяйства. Подтопление участков парка негативно сказывается на агротехническом состоянии почвы и растительности.

«Гатчина». Процесс подтопления происходит на участке парка «Сильвия», вследствие скопления ливневых и талых вод, стоку которых препятствует насыпь автодороги Екатерининского проспекта, расположенного вдоль кирпичной ограды парка, которая и страдает от подтопления (аварийный наклон, трещины в кирпичной кладке).

Деградация растительности. Фиксируемое угнетение растительности в МЗ связано, в основном, с вымоканием, обусловленным повышенным уровнем грунтовых вод, воздействием загрязненного воздуха, рекреационной дигрессией, появлением как древесных, так и травянистых сорных видов.

«Царское соло». Массовая гибель вязов от графиоза (голландская гниль), появление сорных видов: самосевной осины, ясеня, клена, ивы, ольхи. Заболачивание газонов, исчезновение охраняемых видов - зверобоя, фиалок, ландыша, замена их влаголюбивыми - таволгой, снытью, лютиком, осокой.

«Павловск». Наблюдается ярко выраженная деградация не только отдельных деревьев, но и целых парковых биоценозов. За последние 10 лет отмечены массовые заболевания главных парковых пород - липы, дуба, вяза, хвойных, что связано с загрязнением воздушного бассейна.

Охрана памятников истории и культуры

Большинство нерешенных экологических проблем сохранения культурного наследия региона связано с недостаточностью финансирования соответствующих программ, в т. ч. связанных с внедрением механизмов экологического мониторинга памятников истории и культуры.

Однако, несмотря на сложную экономическую ситуацию, в регионе в последние годы проделана большая работа по восстановлению утраченных памятников, проводятся ремонтно-реставрационные работы. В разные годы эти работы осуществлялись из разных источников финансирования в зависимости от значимости того или иного памятника.

В 1993 г. к 700-летию г. Выборга проведены ремонтно-восстановительные работы средневековых домов XVI века; восстановлены памятник основателю города Торгильсу Кнутесону, утраченный памятник Русским воинам, установленный в Аппенских укреплениях в честь русских солдат, погибших при взятии Выборга Петром I в 1710 г; произведен ремонт памятника Петру I на Петровской горе.

В последние годы проведена большая концептуальная и исследовательская работа для реставрации пейзажного ансамбля парка Монрепо. Завершены исследовательские и проектно-реставрационные работы архитектурного памятника республиканского значения - библиотеки г. Выборга (построенной в 1935 г. и ставшей образцом для мировой архитектуры) к столетнему юбилею со дня рождения ее создателя, финского архитектора Алвара Аалто, который был отмечен в 1998 г.

В течение последних пяти лет Комитет по культуре Ленинградской области ведет реставрацию архитектурного памятника государственного значения «Дом хозяина Петрова» (образец рядовой застройки конца XIX в.) в г. Сосновый Бор. Планируется использовать здание в качестве краеведческого музея.

В 1999 г. финансирование проектов сохранения культурного наследия региона производилось из федерального и местных бюджетов.

В Ленинградской области из федерального бюджета выделено более 8 млн. руб., из областного бюджета - 6,941 млн. руб. Это позволило восстановить к 100-летию В.В. Набокова усадебный дом в усадьбе Рукавишниковых (дом-музей В.В. Набокова) в с. Рождествено, который был уничтожен пожаром несколько лет назад; продолжить реставрацию Тихвинского монастыря, привести в порядок памятные места, связанные с именем А.С. Пушкина (благоустройство кенотафа могилы А.П. Ганнибала, косметический ремонт в усадебном доме их имения в Суйде и кровли домика Арины Родионовны в д. Кобрино).

Кроме того, выделенные из федерального бюджета средства были направлены на восстановление заповедника Старая Ладога. Проводились реставрационные работы по памятникам истории и культуры; на местах выполнен комплекс работ по обновлению памятных надписей, побелке и покраске стел, обелисков, оград, по благоустройству территорий, прилегающих к воинским захоронениям Великой Отечественной войны.

В Санкт-Петербурге в 1999 г. на мероприятия по охране объектов истории и культуры направлено из городского бюджета - 49,9 млн. руб., из федерального бюджета - 4,4 млн. руб. Приоритетными направлениями охраны памятников культурного наследия являются: профилактический уход за памятниками и зданиями; поиск современных материалов и технологий, обеспечивающих защиту от агрессивной окружающей среды; осмотры и проведение оперативных работ при возникновении дефектов.

Активно восстанавливаются культовые объекты, находящиеся в пользовании Русской Православной Церкви (Московская Патриархия).

Доклад «О состоянии природной среды Смоленской области в 1999 г.»

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ НЕДВИЖИМЫХ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

В настоящее время проблема сохранения культурного и природного наследия вышла за рамки узко национальных интересов и стала общемировой. Свидетельством этому служат документы, принятые международными организациями и ЮНЕСКО, в частности «Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия». Таким образом, мы наблюдаем начало процесса формирования единого мирового правового пространства в сфере культурного и природного наследия.

Учитывая высокую социальную значимость проблемы сохранения памятников истории и культуры, которыми так богата древняя Смоленская земля, и все возрастающую важность контроля за воздействием на них экологических факторов, представляется необходимой организация экологического мониторинга объектов культурного наследия. Толчком к развертыванию этой важной работы послужило письмо (№ 01-16 24-261 от 20.10.1999 г.), направленное главе администрации Смоленской области председателем государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды Даниловым-Данильяном В. И. и министром культуры Российской Федерации Егоровым В. К.

Представители Смоленской области от комитета по охране окружающей среды Ушкова И. М. и комитета по культуре администрации Смоленской области Шаулин С. М. участвовали и выступали с докладами на научно-практическом семинаре «Экологический мониторинг недвижимых объектов культурного наследия», проведенном институтом устойчивых сообществ по программе «Распространение опыта и результатов» (РОЛЛ/ ROLL) и Институтом наследия в ноябре 1999 г.

Экология в дословном переводе с греческого - это наука о доме. Только дом здесь понимается в очень широком смысле слова, как среда обитания. Что же для нас с вами является домом, и что же мы должны беречь? Это наша малая родина - Смоленщина, удивительный край. Неповторима ее историческая судьба, тесно связанная с историей нашего Отечества. Но не менее замечательна и ее природа.

Смоленская область принадлежит к числу древнейших обитаемых земель. На ее территории находятся остатки материальной культуры каменного периода. Предками нынешних смолян считаются кривичи, жившие в верховьях Днепра.

Известно, что уже в VII веке Смоленская земля играла важную роль в торговых отношениях Руси с другими государствами.

Сложившийся в IX веке знаменитый торговый путь «из варяг в греки» в двух ветвях проходил по Смоленской земле: из Западной Двины в Днепр, вниз к Черному морю и через реку Вазузу, соединяясь с Великим волжским путем.

В XII- XIII веках крупный торговый центр Смоленск известен и как культурный центр древнерусского государства. А вскоре к этой славе прибавилась и еще одна. В течение многих веков Смоленск оставался для России городом-воином, стражем Русского государства на западной границе.

Живя на этой земле, пользуясь ее ресурсами, необходимо всегда при подготовке и принятии хозяйственных решений учитывать особенности своего края, так богатого памятниками истории и культуры.

В настоящее время общее количество памятников истории и культуры:

всего - 2399 (без археологии),

в том числе:

стоящих на госохране - 1860,

вновь выявленных - 539.

Постановлением коллегии Министерства культуры РСФСР, коллегии Госстроя РСФСР и президиума центрального совета ВООПИК в 1990 г. утверждены списки исторических мест, которые определены в результате проведения работ по изучению историко-культурного наследия, углубленных исследований в области археологии, истории, краеведения, архитектуры и градостроительства.

По Смоленской области включены и этот список:

г. Смоленск

863 г.

г. Велиж

1536 г.

г. Вязьма

1239 г.

г. Гагарин

1776 г.

г. Демидов

1499 г.

г. Дорогобуж

1150 г.

г. Духовщина

1777 г.

г. Ельня

1160 г.

г. Рославль

1137 г.

г. Сычевка

1776 г.

г. Красный

1165 г.

Территории этих мест требуют к себе особого внимания и бережного отношения при застройке и реконструкции. В этих целях разработаны планы городов: Смоленска, Демидова, Духовщины, Дорогобужа, Вязьмы, Красного, Гагарина, Ельни, Велижа, Рославля и охранные зоны для Смоленска, Вязьмы, Гагарина, Демидова, Ельни, Рудни, Велижа, Сычевки, Духовщины, Новоспасского, Фленова (Теремок), Всходов, усадьбы Грибоедовых в Хмелите, Гнездова, Пржевальского.

Памятники археологии

Общее количество памятников археологии в регионе:

всего - 1505,

о том числе:

стоящих на госохране - 503,

вновь выявленных - 1062.

Археологические памятники - неотъемлемая часть бесценного культурного наследия. Значение их как исторических источников нельзя переоценить. Самым знаменитым и наиболее изученным как на территории области, так и за ее пределами является археологический комплекс «Гнездовский». По мнению ученых, расположенный западнее современного города по Днепру, громадный комплекс археологических памятников является местом зарождения Смоленска в IX в. Гнездовскпй комплекс состоит из небольшого городища, селища вокруг него (площадью в 16 га) и подковообразно окаймляющего территорию крупнейшего в мире курганного могильника (37,525 га), состоящего из 2539 насыпей. Значительная часть материалов, полученных в результате раскопок, хранится в Смоленском музее-заповеднике, Эрмитаже, Государственном историческом музее.

На комплексе прослеживаются типичные для археологических памятников факторы экологического риска как естественного воздействия (береговая эрозия и подтопление), так и антропогенного:

нерегламентированное промышленное и индивидуальное строительство без проведения экологической экспертизы и согласования с органами охраны памятников истории и культуры;

сельскохозяйственные и культуртехнические работы, в частности распашка земли;

захламление и засорение территории несанкционированными свалками;

и главная беда - незаконные раскопки. Так, только в 1999 г. на территории Гнездовского комплекса было раскопано 36 курганов, по этим фактам возбуждено 3 уголовных дела. Ценнейший археологический источник для изучения истории, взятый под охрану государства, представляет собой культурный слой XI- XVII вв. самого города Смоленска. Одним из примеров халатного отношения к уникальным памятникам истории и культуры являются руины собора Троицкого монастыря на Кловке, руины комплекса Борисоглебского монастыря на Смыдяни.

Территория этих памятников постоянно захламляется несанкционированными свалками, а остатки сохранившейся кладки растаскиваются. Все это приводит к уничтожению бесценного наследия прошлого. Неоднократно администрации Ленинского района предлагалось принять меры по наведению порядка на территории этих памятников.

В недавнем времени памятники археологии старались означить в натуре на местности, что теперь приводит к их незаконным раскопкам и расхищению.

10-я сессия Смоленского городского совета Решением № 87 от 31 июля 1997 г. ввела в действие на территории г. Смоленска «Положение о заповедной зоне исторического ядра города». В самом городе Смоленске находится 385 памятников археологии, истории, архитектуры и монументального искусства. В этом положении регламентируются вопросы сохранности памятников истории и культуры при проектировании и производстве работ, при реконструкции и ремонте зданий и сооружений, по новому строительству в заповедной зоне исторического ядра города, по археологическим изысканиям до начала земляных работ в зоне культурного слоя, а также регулирование вопросов собственности объектов культурного наследия Смоленска.

Охраняемые объекты ландшафтной архитектуры. Старинные усадьбы и парки области

Смоленская область на редкость богата красивыми природными ландшафтами, которые создаются волнистым рельефом, долинами многочисленных рек и речек, озерами, лесами и перелесками. И неудивительно, что на ее территории в дореволюционное время имелось немало усадьб дворянской знати. В усадьбах, как правило, были парки. Под них отводились наиболее живописные места у рек, прудов, озер. При отсутствии естественных водоемов создавались искусственные. В парках высаживались, наряду с местными породами деревьев, экзотические растения, такие как пихта, туя, разные виды лиственниц, тополя и другие деревья и кустарники.

Несмотря на то, что паркам Смоленщины долгое время не уделялось должного внимания, многие из них еще хранят свою былую красоту.

Кроме эстетического, парки имеют историко-мемориальное значение. Старинные усадьбы, при которых они находились, связаны с именами наших знаменитых земляков: М.И. Глинки, Н.М. Пржевальского, М.И. Тухачевского и других.

Список населенных пунктов Смоленской области, в которых взяты под охрану старые парки:

Вяземский район

Хмелита, усадьба Грибоедовых, XVIII- XIX вв.

Г агаринский район

Васильевское, усадьба Повалишиных, XIX в.

Самуйлово, усадьба Голицыных, XVIII- XIX в.

Пречистое, усадьба Муромцевых, XIX в.

Демидовский район

Пржевальские, связано с именем П. М. Пржевальского

Дорогобужский район

Алексино, усадьба Барышниковых, XVIII- XIX вв.

Ельнинский район

Новоспасское, усадьба М. И. Глинки, XVIII в.

Новодугинский район

Александрино, усадьба Лобановых - Ростовских, XVIII- XIX вв.

Высокое, усадьба Шереметевых, XIX в.

Липецы, усадьба Хомяковых, XVIII- XIX вв.

Починковский район

Шмаково, имение матери композитора М. И. Глинки

Смоленский район

Аполье, усадьба Энгельгардтов, XVIII- XIX вв.

Рай, парк при церкви Казанской божьей матери, XIX в.

Сырокоренские Липки, усадьба Тихановского, XIX в.

Талашкино, усадьба Тенишевой, XIX в.

Фленово, усадьба Тенишевой, XIX в.

Сычевский район

Дугино, усадьба Панина, Мещерского, XVIII- XIX вв.

Темкинский район

Васильевское, усадьба Граббе, XIX в.

Холм-Жирковский район

Нахимовское, имение родственников П. С. Нахимова.

На территории области, кроме взятых под охрану, есть много парков, имеющих эстетическую ценность.

Вяземский район

Телепнево

Гагаринский район

Потапово, усадьба Плахово, XIX в. Карманово

Духовщинский район

Булгаково

Монастырщинский район

Васильево, усадьба Пестелей, XIX в.

Соболево, связано с именем Н. В. Шелгунова.

Зарево

Починковский район

Красное знамя, усадьба Соколовых, XIX в.

Рославльский район.

Грязенять

Сафоновский район

Крюково, усадьба Гейдена, XIX в.

Следнево, родина М. Н. Тухачевского

Смоленский район

Воплярово, усадьба Вопляровских, XIX в.

Герчики, усадьба Полянских, XIX в.

Приютино, усадьба Ланиных, XIX в.

Шумячский район

Петровичи

Ершичский район

Корсики

Ярцевский район

Засижъе

Взятые под охрану государства старые парки имеют разную, порой незначительную площадь. Но ценность этих образцов садово-паркового искусства определяется не размерами. Одни из них отличаются богатством видового состава растений, другие имеют интересную общую композицию, в-третьих, сохранились оригинальные композиционные элементы. Одним из наиболее интересных парков регулярного (французского) стиля является парк усадьбы Грибоедовых «Хмелита». Она расположена в живописном уголке Вяземского района, примерно в 30 километрах от Вязьмы. Здесь находилось имение родственников писателя А. С. Грибоедова, который в юношеские годы неоднократно приезжал сюда.

В настоящее время из-за отсутствия должного финансирования многие из этих объектов находятся в критическом состоянии. Наиболее характерным для них является деградация природной среды: разрушение, запустение, занесение, зарастание сорной травой, заиливание прудов и водоемов, закустаривание, нерегламентированная застройка.

На территории и в охранной зоне усадьбы «Григорьевское» (Новодугинский район, Смоленская область) самовольно отчужден земельный участок площадью около 2 га и возведены жилые и хозяйственные постройки.

Усадьба «Григорьевское» включена в состав Государственного историко-культурного и природного музея-заповедника А. С. Грибоедова «Хмелита».

В целях сохранения территории и зон охраны Государственного историко-культурного и природного музея-заповедника А. С. Грибоедова «Хмелита» прокуратурой Новодугинского района возбуждено уголовное дело по действиям лиц, виновных в невыполнении правил охраны, использования памятников истории и культуры, нарушении режима зон их охраны, о привлечении к ответственности с возмещением причиненных убытков для восстановления в прежнем состоянии территории музея-заповедника и его охранной зоны.

Памятники архитектуры

Общее количество памятников архитектуры:

Всего - 649,

в том числе:

состоящих на госохране - 605,

вновь выявленных - 44.

Мало городов Руси, которые обладали бы таким богатым архитектурным наследием, как Смоленск. Памятники его отражают не один, а целый ряд исторических периодов жизни города. Смоленское зодчество является составной частью русской архитектуры, которая на всем протяжении своей истории была теснейшим образом связана с общим ходом развития Русского государства.

В Смоленске сохранилась яркая архитектура периода феодальной раздробленности XII в.: церковь Петра и Павла, церковь Иоанна Богослова, церковь Михаила Архангела (Свирская).

Прекрасен комплекс Смоленской крепости с оставшимися 19 башнями эпохи образования централизованного Русского государства - замечательный памятник русского военно-инженерного искусства. Талант «городового мастера» Федора Коня сказался в том, что, возводя сооружение, имевшее, прежде всего, прикладное, оборонительное назначение, он создавал и прекрасный архитектурный ансамбль.

Приемы строительства крепостной стены могут послужить примером решения уже в то время естественных экологических проблем. Крепость расположена на сложном рельефе, характерном для г. Смоленска. Естественно, нужно было обеспечить во всех местах свободный сток дождевых вод, которые могли бы застаиваться у стен и разрушать их. Поэтому в цоколе проложено множество каменных труб дли отвода воды. Зачастую современные архитекторы и строители пренебрегают этой важной проблемой для г. Смоленска, обусловленной сложными гидрологическими условиями территории.

Очень интересный архитектурный ансамбль сложился на Соборной горе. Главная часть ансамбля - Успенский собор, доминирующий над центральной частью города. Успенский собор возведен (1617 -1772 гг.) в память о героической обороне Смоленска 1609- 1611 гг.

Весь комплекс Соборной горы подвержен значительной экологической нагрузке: разрушение гидрологического режима, затруднен отвод поверхностных вод, что приводит к подтоплению. В результате антропогенных воздействий имеются трещины в стенах памятников.

В целях ликвидации этих негативных последствий Центральными научно-реставрационными проектными мастерскими Министерства культуры РФ разработан эскизный проект благоустройства территории Соборной горы. Это комплексная программа противоаварийных и консервационных работ с учетом «инженерно-геологической оценки условий функционирования природно-технической системы ансамбля, которые включают в себя: разработку системы отвода ливневых вод и установку подпорной стены, расчистку территории и склонов от поздних самосевных насаждений, лесотехнические мероприятия и укрепление склонов».

В Смоленске сочетается новь и старина. Многие памятники находятся в относительной близости друг от друга в районе интенсивного антропогенного загрязнения и влияния на них промышленных и других объектов: ТЭЦ, автомобильных и железнодорожных вокзалов, льно- и мелькомбинатов, швейной и чулочной фабрик, деревообрабатывающего производства, автозаправочных станций, нескольких оптовых, товарного и продуктового рынков, сложных транспортных развязок автомобильных дорог и трамвайных путей.

Поэтому в числе основных факторов экологического риска для этих памятников архитектуры выступают: вибрация, эрозия, загрязнение воздушного бассейна и визуальное загрязнение среды.

Все перечисленное открывает незначительную толику проблемы, назревшей в нашей области, по организации экологического мониторинга.

Это требует объединения усилий и совместной работы многих заинтересованных ведомств.

Поэтому следует определить перечень первоочередных мер:

проработать законодательную и правовую базу;

определить источники финансирования первоочередных мер;

наладить эффективное взаимодействие в деле формирования и совершенствования экологического мониторинга памятников истории и культуры между органами охраны памятников истории и культуры и органами Госкомэкологии на территории Смоленской области;

выработать и утвердить совместную программу действий на региональном уровне;

организовать комплексное обследование, начиная с самых ценных, но находящихся в наиболее критической ситуации объектов;

разработать первоочередные мероприятия по ликвидации негативных последствий антропогенного воздействия на памятники истории и культуры;

ввести экологический паспорт или включить раздел экологического мониторинга в паспорта на памятники.

Доклад «Состояние окружающей природной среды Омской области в 1999 году»

ВЛИЯНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ СРЕДЫ ОБИТАНИя НА СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Весной 1998 г. в Стокгольме (Швеция) прошла межправительственная конференция по политике в области культуры в интересах развития с участием абсолютного большинства стран мира, включая Россию. По своей исторической значимости она может быть поставлена в один ряд с Конференцией по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г.

В принятом ею «Плане действий по политике в области культуры в интересах развития» в качестве одной из приоритетных целей деятельности названо «Укрепление политики и практической деятельности с целью сохранения и повышения роли... наследия».

В числе наиболее важных мер по сохранению археологического наследия народов России в настоящее время являются:

создание законодательной базы, способной обеспечить сохранение археологического наследия в современных социально-экономических условиях;

координация деятельности Минкультуры России со всеми министерствами, на территории которых находятся разрушаемые памятники археологии;

разработка и проведение археологического мониторинга на федеральном и региональном уровнях;

участие государственных органов по охране недвижимых памятников истории и культуры всех уровней в подготовке Земельного кадастра России;

координация в действиях Минкультуры России и Госкомэкологии России в проведении мониторинга окружающей среды на территориях, где расположены памятники.

Памятники истории и культуры

Под негативным влиянием природных и антропогенных факторов в Омской области находится значительное количество памятников истории и культуры. Только в г. Омске находятся в процессе их постоянного отрицательного воздействия 137 памятников архитектуры.

Одним из наиболее губительно действующих природных факторов в г. Омске является подтопление подвальных помещений зданий - памятников в результате подъема уровня грунтовых вод, что ведет к намоканию фундаментов и их постепенному разрушению. Естественное наращивание культурного слоя, мероприятия по благоустройству, а именно мощение тротуаров в центральной части города (ул. Ленина, Либкнсхта, Гагарина и др.), проводившиеся без проектных работ и согласований, без обеспечения гидроизоляции фундаментов и стен зданий, также; ведут к подтоплению подвалов и намоканию стен.

Урон культурному наследию города зачастую наносят пожары (антропогенный фактор), в основном вызванные неосторожным использованием электробытовых приборов или умышленным поджогом. Чаще страдают от пожаров памятники деревянного зодчества. Так, полностью утратил свою художественную значимость вновь выявленный объект по ул. Съездовская, I, частично пострадал декор здания по ул. Либкнехта, 31. В истекшем году от пожара сильно пострадала крыша, перекрытия и частично декор памятника деревянного зодчества по ул. Жукова, 71.

Таблица

Памятники истории и культуры Омской области в 1999 г.

Памятники

Количество

В т.ч. вновь выявлено

в т. ч. г. Омск

количество

в т. ч. вновь выявлено

археологии

1275

67

9*

0

истории

348

3

92

0

архитектуры

510

83

288

75

искусства

68

5

29

5

Итого:

2201

158

419

83

Примечание: * - сведения в 1999 г. уточнены.

Отсутствие должной заботы со стороны пользователей, а зачастую и вообще бесхозное состояние памятников, ведет к их разграблению и разрушению. Так, комплекс исторической застройки по ул. Партизанской, переданный воинской частью в муниципальную собственность, до июля 1999 года практически находился в бесхозном состоянии, в результате чего подвергся разграблению и разрушениям. В настоящее время определен инвестор, произведена консервация объектов, начаты проектные работы по его реконструкции.

В аварийном состоянии уже много лет находится памятник архитектуры по ул. Пушкина, 17 - «Баня Коробейникова». Здание требует срочной и полной реконструкции, но не имеет главного арендатора. Памятник имеет многочисленные сквозные трещины по всей высоте фасада. Отсутствие ливневой канализации усугубляет положение здания.

Аналогична ситуация со зданием-памятником по ул. Пушкина, 20. Здание держится лишь на рельсовых стяжках, имеется большой износ несущих конструкций.

Некорректное выполнение работ по усилению фундамента бывшего кинотеатра «Художественный» по ул. Партизанской, 4 под размещение органного зала привело к усилению деформации конструкций здания и потере устойчивости несущих стен.

Основными факторами риска по объектам культурного наследия в области являются нерегламентированная застройка, дорожное строительство и другие виды природопреобразующей деятельности. Отсутствует должное внимание со стороны местных администраций к содержанию памятников, особенно истории и монументального искусства. Так, следы военно-оборонительных сооружений на территории Омской области распахиваются, остатки валов и рвов размываются, засоряются бытовым мусором, используются под стоянки сельскохозяйственных машин. Все это наносит непоправимый урон старейшим фортификационным сооружениям Горькой линии укреплений XVIII в.

Таблица

Негативное воздействие экологических факторов на памятники истории и культуры (без памятников археологии) в 1999 г.

Район

Количество памятников

Утрачено

Находились под негативным воздействием экол. факторов шт.

Затраты на охрану, млн. руб.

всего

на гос-охране

всего

В т. ч. в 1999 г.

всего

антропогенных

всего

в том числе

нарушен. геол. среды

загрязн. воздушн. среды

г. Омск

452

374

6

0

115

137

75

0

15

Районы области

473

462

3

1

46

56

40

0

0

Омская область, всего

925

836

9

2

161

193

775

0

15

Из-за отсутствия ухода и должного внимания к захоронениям, имеющим историко-культурную ценность, разрушаются и уничтожаются надмогильные памятники, могилы задерновываются и теряются следы самих захоронений.

Инспекция по охране и использованию памятников истории и культуры ведет большую работу с пользователями памятников, заключает с ними охранные обязательства. Проводится экспертиза и согласование проектов по ремонту и реставрации памятников. На реконструкцию подвальных помещений, в том числе и в г. Омске было направлено около 500 тыс. руб. Работа будет продолжена и в 2000 году.

Крайне мало средств выделяется из областного и местного бюджетов на ремонт и реставрацию памятников архитектуры. На содержание памятников, расположенных в районах Омской области, в прошедшем году средств не выделяли. Из федерального бюджета в 1999 г. на эти цели ассигнований так же не было. Основная масса ремонтно-реставрационных работ на зданиях-памятниках проводится силами и за счет их пользователей.

Инспекция постоянно ведет работу по научной паспортизации объектов культурного наследия, по определению зон их охраны, но средств на эти цели практически не выделяли.

Памятники археологии

В настоящее время быстро и динамично изменяющаяся обстановка в стране и регионе порождает необходимость поиска новых направлений работы в сфере охраны археологического наследия. Возникновение новых форм собственности, частая смена пользователей площадей, на которых расположены археологические объекты, изменение земельных отношений, - все это требует нового подхода к решению проблем сохранения памятников археологии. Поэтому в 1999 году помимо основных направлений деятельности (заключение охранных обязательств, мониторинг технического состояния памятников археологии, проведение согласования проектов природопреобразующих работ) введены и развиваются новые.

Так, совместно с Областным комитетом по землеустройству и земельным ресурсам разработан комплекс первоочередных мероприятий по реализации программы проведения инвентаризации землепользования на особо охраняемых природных территориях Омской области.

Согласно постановлению Губернатора от 29.10.98 г. X 419 и «О социально-экономическом развитии Тарского района», в 1999 г. были выполнены первоочередные мероприятия по созданию Нижнетарского историко-археологического и природного парка.

К сожалению, в 1999 г. вновь имели место факты разрушения объектов археологического наследия под влиянием антропогенных факторов. В Знаменском районе при сооружении разворотной площадки для тяжелой автотехники серьезно повреждена насыпь кургана «Богочаново-3». В настоящее время изыскиваются средства для проведения аварийно-спасательных раскопок памятника.

В Омском районе при застройке жилой усадьбы частично поврежден культурный слой объекта «Поселение Вольшекулачье-1».

Вышеперечисленные прецеденты показывают, что в настоящее время проблема сохранения археологических памятников в Омской области переходит в качественно иную плоскость. Памятники разрушаются главным образом по причине несогласованности действий районных структур, занимающихся выделением земельных участков под застройку, строительство, производство сельхозработ и в иных целях. Зачастую выделение таких участков производится на уровне глав сельских администраций или архитектурных служб без согласования с Госорганом по охране памятников. В ряде случаев работники районных архитектурных и земельных служб не информированы о необходимости соблюдения законодательства об охране памятников.

Как показывает практика, необходим качественно иной подход Госоргана по охране памятников к решению данных проблем. В 1999 г. начата работа с представителями районных архитектурных подразделений, землеустроительных служб и местных отделов культуры по выработке единой стратегии в области охраны археологического наследия нашего региона.

Инспекцией по охране памятников ведется пропагандистская и разъяснительная работа среди школьных учителей, краеведов, музейных работников; а также в школах и детских кружках.

Для освещения проблем охраны и использования памятников археологии привлекаются средства массовой информации в 1999 г. этим проблемам было посвящено большое количество публикаций и телесюжетов (об уникальных находках в урочище Батаково, о находке и передаче в музей ОГИК Красноярского клада бронзовых вещей, об экспедиции школьников в Знаменский район).

Новый подход должен способствовать решению многих проблем, возникающих в сфере охраны объектов археологического наследия нашего региона.

Еще документы скачать бесплатно

Интересное

Гост 10704 91 Гост 12815 80 Гост 2590 2006 Гост 9 602 2005 Инструкция по переключениям в электроустановках Классификатор профессий 2015 с расшифровкой РФ Масло моторное гост НП 001 97 Пожарный гидрант гост 8220 85 Производство земляных работ Резец расточной гост Сборник удельных показателей образования отходов 1999 Сварные швы гост Сортамент Двутавров Сортамент труб стальных квадратных гост